реклама


/ /

Типичный день Татьяны Шустовой начинается с закупки продуктов для пожилых людей. В прошлом девушка успела поработать секретарем, верстальщиком, почтальоном. Сейчас она соцработник и пятый год ухаживает за своими подопечными. В профессию пришла не из-за больших денег — один визит стоит 87 копеек, цены не менялись с 2016 года. «Конечно, работа отнимает много душевных сил», — признается девушка, но дело не бросает и продолжает приходить к тем, кто нуждается в помощи.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

В июле средняя зарплата работников, которые занимаются деятельностью по уходу в специализированных учреждениях и предоставляют социальные услуги, составила 556 рублей.

Неделю назад президент заявил, что «надо подтянуть в этом году самые низкооплачиваемые слои (нянечки в детских садах, медсестры и нянечки в больницах, которые носятся с детьми и с нами, когда мы приболеем, люди культуры, социального обслуживания). Их надо сегодня подтягивать выше».

Мы встречаемся около универсама «Центральный», где Таня должна закупиться продуктами. Это одна из ее главных обязанностей — наряду с оплатой коммуналки, приобретением лекарств и уборкой квартиры.

В профессию девушка пришла четыре года назад. Пришла случайно. Впрочем, как и все соцработники, ведь этому делу не учат в белорусских университетах. «Есть специальность в БГУ, однако там речь больше идет про инспектора, который работает в центре и координирует нашу работу», — рассказывает Татьяна. Обучиться можно на годичных курсах в одном из российских университетов, но дистанционной формы там пока нет. Азы профессии также можно получить в одном из белорусских колледжей.

— Но мне жалко, что у нас не учат на соцработника в университетах. Это только кажется, «а что тут уметь».

По словам девушки, периодически к ним приходят специалисты с разными лекциями по здоровью и безопасности. «Недавно рассказывали про сопровождение слабовидящих и незрячих. У меня, например, на обслуживании есть такой человек, и нужно знать всякие нюансы», — объясняет она.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Но в целом, чтобы устроиться соцработником, специальных навыков не нужно. Вакансии обычно можно найти на сайте территориального центра или в отделе обслуживания граждан Мингорисполкома.

­— Люди приходят из абсолютно разных сфер. Конкретно у меня в центре молодежь есть, но немного. Средний возраст, скорее, от 35 лет и выше, — рассказывает девушка.

База подопечных формируется тремя способами — либо пенсионеры сами обращаются в территориальный центр своего района, либо за них это делают родственники. Таня работает в Ленинском районе — это большое расстояние, от улиц в центре города до края Серебрянки. Также сотрудники территориального центра ежегодно обследуют людей, которые живут в одиночестве. Иногда после таких визитов выясняется, что человеку нужна помощь.

— После звонка и обхода делается запрос в поликлинику, там выписывают справку, где указано, что человек нуждается в соцработнике.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Таня уже шесть лет волонтер в Белорусском детском хосписе. Именно это занятие и подтолкнуло ее связать свою работу с людьми. До этого девушка училась в БГТУ на специальности «издательское дело».

— Во время учебы я трудилась много где. Сначала в БГУ секретарем, потом работала во взрослом хосписе в отделе кадров, была почтальоном, занималась версткой в типографии. Но все казалось скучным и неинтересным. Когда устроилась волонтером, подумала, что именно такого плана мне нужна работа. В итоге нашла вакансию, позвонила и пришла.

Таня вспоминает, что все случилось довольно быстро: встретилась с заведующей, прошла медкомиссию — и все, начала работать.

— Какое-то время сохраняла работу в типографии на полставки. Такая ситуация была месяца два, а потом я окончательно ушла в центр.

У соцработников обычный восьмичасовой рабочий день с обеденным перерывом. На ставку полагается 20 визитов в неделю.

— Первую половину дня обходишь подопечных, на каждого человека уходит максимум один час пятьдесят минут. Потом возвращаешься в центр — расписаться в журнале прихода и ухода и решить организационные вопросы.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Стоимость одного визита зависит от размера пенсии. Если нет никаких скидок и льгот, бабушки и дедушки (или их родственники) за посещение платят 87 копеек. Цена не менялась с 2016 года. Оплачивают визиты раз в месяц, в зависимости от их количества.

— Для каждого обслуживаемого человека составляется отдельный договор, и там в приложении указывается перечень услуг, которые ему положены. Обычно это продукты, аптека, уборка, вынос мусора. Но есть то, что не входит в перечень и идет за отдельную плату.

Эти дополнительные услуги влияют на премию соцработника.

—  Допустим, приготовление простых блюд. Еще бывает, что какие-то услуги входят в бесплатный перечень, но нужно воспользоваться ими не один раз — дополнительно сходить в магазин или аптеку. Иногда могут попросить что-то более необычное — например, за медом на выставку съездить. Разовую работу мы тоже вносим на расчетный счет центра, приносим платежку и в конце месяца в расчетнике видим премию.

Зарплата соцработника на ставку — около 400 рублей.

—  Семья у меня не сказать чтобы сильно богатая, поэтому я привыкла к небольшому количеству денег. Для меня подсознательно это нормально, — объясняет Таня.

Девушка особо не тратится на развлечения. Говорит, что «их хватает в жизни». Отдыхает обычно активно — любит бегать и танцевать. Поэтому приходится отдавать 55 рублей за абонемент. Еще Таня ходит к психологу — один сеанс стоит около 50 рублей.

— Причем ему плачу по минимальной расценке. А остальное уходит на обязательные платежи и продукты.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Сейчас пойдем к Екатерине Романовне, ей 94 года, — Таня заходит в подъезд и уверенно поднимается на нужный этаж. Дверь открывает бодрая женщина — язык не поворачивается назвать ее бабушкой.

Пока Таня раскладывает продукты и заполняет нужные бумаги, успеваем познакомиться — женщина родилась в Украине и окончила Львовский педагогический институт. Там же вышла замуж за белоруса, который привез сюда в 1948 году. Сейчас Екатерина Романовна живет одна — дети в другой стране, а «муж очень рано ушел».

Екатерина Романовна
Екатерина Романовна

Обычно походы к подопечным не отличаются друг от друга. Но нужно быть готовым к стрессовым ситуациям. Таня вспоминает случай из жизни — однажды у одной бабушки случился инсульт. На панику времени не было, каждая секунда промедления могла стоить жизни. Тогда она оперативно вызвала скорую и связалась с родственниками — история закончилась благополучно. Прошло много месяцев, и сегодня девушка снова несет своей давней подопечной продукты.

Алла Ивановна открывает дверь почти сразу — видно, что ждет гостей. Сама она из-за заболеваний не выходит на улицу уже год, у женщины вторая группа инвалидности. Помощники к ней ходят уже около десяти лет.

— При мне несколько человек ушли на другое место, не выдержали. Профессия соцработника очень тяжелая, здесь никто почти не задерживается. Я не знаю, кто этот договор составлял, но там столько обязанностей…

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Сегодня Алле Ивановне принесли большой пакет с едой. В том числе там лежит много лакомств наподобие мороженого или дорогого сока. Женщина объясняет — готовится к приходу внучки и семилетнего правнука. Сама она ест «очень мало» из-за диабета. Помощи родственников недостаточно, поэтому приходится обращаться к соцработникам.

— Сегодня Таня целую сумку мне притащила. Я ей заказываю к субботе, когда правнучек с внучкой приходят, беру повкуснее чего, чтобы их встретить.

Пенсия у 82-летней Аллы Ивановны повышенная, 505 рублей. Сказались 40 лет педагогического стажа и почтенный возраст. Но женщина живет в том числе на свои накопления, которые начала собирать еще в молодости.

— Всегда подрабатывала вечером на курсах, а по воскресеньям читала лекции заочникам. Понимала — когда-то наступят трудные времена и трудиться я уже не смогу. Сейчас очень много трачу на лекарства. Если бы не они, на пенсию тоже можно жить.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Сейчас у Тани семь подопечных. Недавно девушка перешла работать на полставки — чтобы больше зарабатывать, нужно брать больше частных заказов. А на это не хватает времени.

— Денежный вопрос, конечно, волнует. Трудно представить, что за то, что мы получаем, можно жить. Мне еще повезло, что живу с родителями. Хочется добиться большей финансовой самостоятельности.

«Наверное, раза в два больше», — так Таня отвечает на вопрос, какой доход поможет чувствовать ей себя более уверенно и спокойно. «В принципе я понимаю, что это достижимо», — добавляет она.

Таня делится своими сомнениями — хочется получать достойные деньги за свой труд, но при этом сложно выставить настоящую цену.

— Кажется, что от меня откажутся и скажут, что слишком дорого. Поэтому беру сумму, которая минимально меня устраивает. Мы с психологом это обсуждали. Так происходит не от непрофессионализма, а от общей привычки, характерной для стран СНГ, — ощущать себя жертвой и думать, что ты недостоин больших денег. Все справляются, все живут, а если ты богатый — значит, нечестно заработал, наворовал или украл. Хочется это побороть.

Читайте также

Александра Квиткевич, TUT.BY
«Вместо 300 рублей выдали 165». Как бобруйские дворники лишились премии и хотели понять почему
Фото: TUT.BY
«Искала машину 40 минут». Почему в Минске стало не хватать такси
-50%
-25%
-10%
-20%
-30%
-50%
-70%
-25%
-50%
-40%