реклама
По плечу
Банк Решение
0.0001 - 16.1%
Новенький
Банк ВТБ (Беларусь)
9 - 29.9%
12 месяцев
РРБ-Банк
14.5%

Все кредиты


/

Деревню Цыбки вряд ли можно было назвать перспективной. Скорее, наоборот: всего две улицы и пара десятков домов. Ни школы, ни клуба, ни сельмага. Молодежь уехала, а старики с тоской смотрели на распаханное поле за забором, которое окружило умирающие Цыбки. Четыре года назад сюда «поднимать целину» приехал первый «малиновый» фермер. За ним второй, третий — и пошла движуха. По грунтовке заездили трактора и бусики, заброшенные дома выкупили, а на месте сорняковых джунглей выросли ровные малиновые кусты, вдоль которых зелеными змейками распластались шланги от капельного полива. Цыбкам дали малину, малина дала работу, работа — надежду.

Фото: Станислав Коршунов

По главной улице возрожденных Цыбок мы едем вместе с председателем Брашевичского сельсовета Леонидом Карповичем.

— Вот здесь раньше дом был заброшенный. Выкупили, посадили на участке малину, — показывает председатель на кусты за деревянным забором слева от дороги.

Когда в Дрогичинском районе начался «малиновый бум», в Брашевичском сельсовете вырос спрос на землю. Жители Дрогичина покупали по бросовым ценам старые домики ради участков под ягоду. Для местных приезжие фермеры стали спасительным кругом, которые давали хоть и сезонную, но работу там, где ее уже давно не было.

— Люди, у которых больше 20 соток малины, ее самостоятельно не смогут собрать. Нанимают рабочих. Все пенсионеры идут работать. Собирают с 7.00−8.00 — и до обеда стараются всю ягоду выбрать. За килограмм сборщикам платят в среднем по рублю. Некоторые до 30 рублей за день получают, — говорит Карпович.

«На малине рублей 50 до обеда можно заработать»

«Малиновым первопроходцем» в Цыбках стал житель соседнего агрогородка Брашевичи Анатолий Довгун. В 2014 году он взял три гектара земли и с двумя партнерами занялся выращиванием ягоды. Сейчас фермеры практически полностью отказались от малины в пользу клубники. На вопрос "почему" они отвечают просто: «Стало невыгодно».

— Первые годы, когда была цена — было интересно, — вспоминает Руслан, один из партнеров землевладельца.

— А теперь люди по рублю сдают, — вздохнул второй, Александр.

Фото: Станислав Коршунов

— Смысл остался только тем, кто у себя в огороде малину выращивает: выбрал сам или с семьей — и сдал. Заработал за день примерно столько же, сколько у нас на сборе. Вот им интересно. А мы заплатим людям за выборку, переборку, за бензин — и ничего не останется, — прикидывает Руслан.

По словам фермеров, если в первые годы килограмм малины принимали по 7 рублей, то сейчас его цена — около 1,5. Она упала после того, как народ начал массово выращивать ягоду на подворьях.

— Сейчас во всех деревнях все огороды в малине. Картошку никто не сажает, — рассказал Руслан.

Фото: Станислав Коршунов
Клубнику фермеры выращивают под пленкой

Как отмечают фермеры, цена на малину низкая как в Беларуси, так и в России, куда в свое время они тоннами вывозили ягоду. Плюс ко всему, дрогичинская малина в ту же Москву приезжает уже после краснодарской и гомельской — когда спрос падает.

— Сейчас на малину не то что цена маленькая — ее еще и не продать. По себестоимости даже отдать тяжело. Приезжает много машин, ее не берут, ягода цветет, и ее выбрасывают. (…) Когда мы начинали, то хватало 300 корзинок малины (по 800 граммов. — TUT.BY), чтобы мы заработали. А сейчас надо их полторы тысячи, чтобы 100 долларов заработать. И то, пару раз по 100 долларов заработаешь, а потом — минус 500, потому что не взяли, — объясняет Руслан.

Сейчас фермеры планируют перейти на клубнику: идет лучше, расходов меньше. Поэтому жители Цыбок и окрестностей, которые приезжали к ним на сбор, и в следующем году без работы не останутся.

— Кто хорошо работает, очень много зарабатывает. На малине рублей 50 до обеда можно заработать, — рассказал Руслан.

Фото: Станислав Коршунов

«Что я на твоей земле заработаю?»

В соседней с Цыбками деревне Дымск все было еще хуже: после смерти последнего жителя на ней поставили крест. Заброшенные деревянные хаты ветшали, обрастали мхом и ждали, когда строительная техника траурным кортежем пройдет по единственной улице, чтобы навсегда стереть заброшенное село из карт, статистических табелей и исполкомовских отчетов. Новую надежду деревне подарил фермер Анатолий Момотюк. Его дед был тем самым последним жителем Дымска, а внук, получается, стал первым — и пока единственным.

В ягодный бизнес Анатолий пришел по совету друга. Как и большинство дрогичинских фермеров, начинал с малины.

— Я после школы пробовал учиться. Но не было времени. Начал ездить в Россию на заработки. А потом как-то у своего друга «зашивал» потолки гипсокартонном. Он мне сказал: «Завязывай ты с этими шабашками, сажай малину». Я ему: «Что я на твоей земле заработаю?». А у него возле дома был участок небольшой, соток до десяти, не больше… Он и говорит: «За сегодня — долларов 400». В тот же год и я у себя малину посадил.

Когда в Дрогичинском районе начался малиновый бум, Анатолий решил не идти за толпой и взял землю под клубнику.

— А смысл малиной заниматься, если сегодня на нее цена рубль двадцать?! Малиной заниматься был резон года два назад. В прошлом году уже было плохо. Ее много насадили. Бабуля сама выберет тех пять корзинок — и ей на хлеб есть. А если хозяйство большое и людей нанимать приходится, то невыгодно. У меня возле дома немного малины осталось, так моя супруга за сбор за килограмм работникам платит по 90 копеек, а сдает по рубль двадцать.

27 августа на трех грядках Анатолия зрела красная клубника поздних сортов. На вкус — слаще молодой лунинецкой. Ее фермер продает на минскую Комаровку — по 5 рублей за килограмм.

Фото: Станислав Коршунов

Один из крупнейших ягодных фермеров района Сергей Житкович с коллегами согласен. При нынешней цене за килограмм ягоды выращивать ее невыгодно. Причины кризиса Сергей поясняет просто: предложение превысило спрос.

— Фермеры вкладывают много денег в землю, платят налоги. Люди в свои огороды практически ничего не вкладывают — и сбивают нам цену, — объяснил фермер.

«Ну ее к черту, эту малину»

Сельчане вкалывали и ликовали, когда несколько лет назад ягоду принимали по 7 рублей за кило, смирились, когда брали по 4,5, терпели, когда цена упала до трех. При сегодняшней цене около 1,5 рубля за кило они обижаются, злятся, иногда чертыхаются — но все равно несут заполненные корзинки перекупщикам. И возвращаются на свои огороды, где вкалывают точно так же, как в те сытые времена, когда за килограмм давали по 7 рублей.

— Ну ее к черту, эту малину. Уже надоела, — жалуется фермер из деревни Вулька. — Ты знаешь, в прошлом году после Спаса по 4,50 была. Немножечко раньше была и по 7−8 за килограмм. В этом году 1−1,5 рубля. По-видимому, очень много ягоды.

Как рассказал фермер, с трех соток за день он собирает около 20 килограммов. При нынешней цене на ягоду заработок составляет от 20 до 30 рублей без учета расходов на перевозку.

Несмотря на низкую цену, в Вульке малина тоже захватывает подворья. Пока ее здесь немного. Выращиванием занимаются буквально несколько участков, рассказал TUT.BY местный житель Вадим Жигар. У него за домом тоже есть пара кустов — «для детей и внуков».

— Тут маленькая деревня. У нас ягоду не принимают. Надо возить. Вон напротив купили участок, засадили малиной. Хозяин приезжает, привозит людей, собирает малину и увозит на продажу, — рассказал собеседник.

Фото: Станислав Коршунов

«Они уже четвертый год малину косят»

В Дрогичине на приемке ягоды работают перекупщики и оптовый «Зеленый рынок», который организовал один из самых успешных ягодных фермеров региона Анатолий Жарко. Для этого он учредил ООО «ЖаркоВО», выкупил на аукционе бывшую базу райсельхозхимии, оборудовал парковку для закупщиков и построил цех заморозки. В сутки на заморозку принимают 10 тонн.

— Я больше переработать не могу, потому что приемка по времени растянута. Если бы сразу привозили большими объемами, то можно было бы и тонн 15−18 в сутки переработать. А так за ночь получается 10 тонн максимум, — объясняет директор «ЖаркоВО» Владимир Губаревич.

Фото: Станислав Коршунов

Замороженная ягода отправляется покупателям в Россию. У предприятия уже есть заказ на 300 тонн. Из них 200 готовы к отгрузке. В цехе малина замораживается и фасуется в два вида тары: крупной и цельной ягодой заполняют коробки, битой — картонные мешки.

К намерениям местных фермеров отказаться от малины Владимир Александрович относится скептически:

— На моей памяти они уже четвертый год малину косят! Но что-то с каждым годом ягоды все больше становится.

Фото: Станислав Коршунов

-10%
-20%
-50%
-20%
-14%
-20%
-20%
-50%
-20%
0063042