реклама


/ /

34-летняя Екатерина Петрова из Смолевичского района по образованию экономист. Уже 10 месяцев она не может найти работу. И хотя статус тунеядца Екатерине не грозит, у нее трое детей, однако такое положение дел ее не устраивает: прокормить семью на алименты в 400 рублей очень сложно, а другого постоянного источника дохода нет. При этом изменить ситуацию пока не получается. FINANCE.TUT.BY посмотрел, как ищут работу в регионах.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

«На руках остались трое детей, которых нужно кормить»

У Екатерины трое детей — младшему сыну 5 лет, среднему 6, а дочке — 10. Ежемесячный доход женщины составляет 400 рублей — алименты от бывшего мужа. Иногда ей помогает мама — оплатить коммуналку или закупиться в магазине. Раз в год семья получает материальную помощь от соцслужб. Коммунальные платежи и телефоны «тянут» около 100 рублей в месяц. Еще 50 рублей уходит на проезд дочки в школу. Остальные деньги, а это около 250 рублей, остаются на продукты. В этой ситуации для Екатерины важно найти работу.

Екатерина, сидя на кухне в своей квартире, рассказывает, что до статуса «неработающая многодетная мама» ее жизнь была довольно стандартной: университет, замужество, квартира по льготному кредиту. Женщина родилась в Казахстане, но в 12 лет переехала в Смолевичский район вместе с мамой и папой. После школы Екатерина заочно поступила в Институт современных знаний Широкова на экономиста и начала параллельно работать — сначала гардеробщицей местного ресторана, после — барменом.

— В институт я поступила в 2003 году, но с середины второго курса отчислилась по личным причинам. Восстановилась только через год, — поясняет девушка.

Тогда же она в первый раз пришла в центр занятости. Впрочем, с вакансиями проблем не возникло — девушку с неоконченным высшим отправили на местное предприятие по лесообработке складывать распиленное дерево. Однако через несколько месяцев Екатерина бросила тяжелую работу и устроилась на Смолевичскую птицефабрику, где провела два года. В 2008 году она ушла в декрет.

— Три года сидела и в 2011 году начала искать работу. До диплома оставалось два месяца, уже смотрела что-то по специальности, — вспоминает женщина.

Подходящее место подвернулось довольно быстро, и Екатерина устроилась в государственный банк кассиром-операционистом.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

— Я работала на месте декретницы, и так получилось, что сама забеременела вторым ребенком. В середине мая меня положили на сохранение, и пока я была в больнице, уволили по окончании трудового договора. Это был 2012 год.

Тогда же девушка ушла в декрет и через полгода узнала, что у нее будет третий ребенок. «Поэтому я была дома не 6 лет, а 4 года», — объясняет женщина. Впрочем, ждать окончания отдыха Екатерина не собиралась и неофициально устроилась на полставки заместителем директора в ресторане.

— Взяли на стажировку из-за экономического образования. Это была половина рабочего дня, выходило два миллиона рублей до деноминации. Плюс шли декретные, за двоих детей чуть больше 5 миллионов рублей.

Однако вскоре организация закрылась, и женщина снова осталась без работы. Муж-строитель тоже «сидел дома». Екатерина вспоминает, что поначалу он традиционно не работал в холодные месяцы, но с каждым годом «зимняя депрессия» становилась все более продолжительной.

— Зиму не работал — ладно. Но потом с марта сидит дома, а следом и апрель, май, июнь. Сидит и не шевелится. Извини, говорю, у меня через несколько месяцев заканчиваются последние декретные деньги, и я тебя уже прокормить не смогу.

В 2016 году «терпение закончилось», и женщина попросила мужа съехать к родителям. На руках у нее остались трое детей, «которых нужно кормить». Тогда Екатерина устроилась на лесопилку за 250 рублей. Примерно такую же сумму составляли декретные. Но с работой снова не повезло — «руководители на фирме сменялись один за одним, и в итоге последний начальник закрыл предприятие».

— Лесопилка закончилась, и все. С мая по сентябрь прошлого года я вообще не могла найти работу. Пару месяцев подождала, потом в ноябре или декабре встала на учет в центре занятости, — женщина возвращается к началу своей истории.

«Хотелось бы что-нибудь по профессии…»

Екатерина рассказывает, что найти работу через центр занятости тогда не получилось.

Поэтому сейчас, когда мы с многодетной матерью отправляемся в поисках работы в Смолевичское районное управление по труду, занятости и соцзащите, она заранее настроена скептически.

— Пробыла там три месяца. Вакансий десять прошла точно, но везде говорили, что не подхожу. «У вас опыта нет», «здесь сложно», «дети будут болеть», «ищем профессионала, которого не нужно учить», — женщина вспоминает череду отказов.

Тогда Екатерина устроилась бухгалтером в местный сельсовет, нашла вакансию на одном из сайтов по поиску работы. Поначалу зарплата была всего 300 рублей, но постепенно дошла до 400. Но работу пришлось оставить из-за ухудшившегося здоровья.

«Становилось плохо, и вместо восьми иногда приходила на работу к девяти. Но при этом не брала дополнительный выходной день, который мне положен», — вспоминает многодетная мама. По словам женщины, из-за этого пришлось написать заявление на увольнение по собственному желанию. Пришлось согласиться, и вот уже десять месяцев Екатерина ищет новую работу.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

На этот раз в управлении по труду, занятости и соцзащите у Екатерины сразу же поинтересовались, какое у нее образование.

— А вы экономист или бухгалтер? — интересуется у женщины в кабинете специалист отдела занятости и трудовых отношений.

— Экономист.

— У нас в базе только одна вакансия, — после поиска в компьютере отвечает девушка.

В управлении Екатерину особо не радуют, так как единственная подходящая вакансия — экономист на местном предприятии «Красное знамя». Работа на полставки, зарплата 175 рублей. Добираться также не очень удобно — женщина живет в поселке Октябрьском, и перед началом трудового дня ей приходится приводить детей в смолевичский садик. Выходит, что за день нужно четыре раза съездить в город и обратно.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Вакансий бухгалтера в базе нет вообще. «А вы в садик шестой ходите? Там лицей близко, где методист нужен. Требуют высшее образование, необязательно педагогическое. Рассматривают все кандидатуры, — предлагает другие варианты специалист отдела. — Если не по вашей квалификации, можно с обучением на хлебозавод. Там очень много вакансий».

Следом девушка перечисляет возможные места: кондитер с зарплатой 760 рублей, пекарь — 670 рублей, тестовод — 700 рублей, формовщик теста — 600.

— Хотелось бы что-нибудь по профессии… — робко возражает Екатерина. — На хлебозавод точно не пойду, это не по специальности.

Однако в управлении поясняют, что других вариантов нет. «Экономисты и юристы — это такие вакансии, которых не очень много», — рассказывает специалист. Впрочем, если человек рассматривает возможность переезда, ему предлагают рабочие места на территории другого района и даже области.

— В Витебской — от 380 рублей, Гродненской — от тысячи рублей. Образование высшее, опыт работы. Я вам распечатаю вакансии, где самая большая зарплата, — девушка предлагает альтернативные варианты.

На руках у нас оказывается лист с шестью вакансиями по всей республике: два места для экономиста в Витебской области с зарплатой в 380 и 500 рублей, место в Минске с зарплатой в 650 рублей, а также места в Могилевской области с зарплатой в 450 рублей и в Гродненской области в 1000 рублей.

— Есть еще специалист по закупкам, если вас интересует такая вакансия. Это наша центральная районная больница, зарплата — 450 рублей. Просто стоит образование высшее, не указано какое именно, — делает еще одну попытку специалист.

Однако работа в бюджетной организации Екатерину не привлекает, и женщина отказывается от такого варианта. В итоге мы получаем на руки единственную местную вакансию — методист в местном лицее.

Между тем в Смолевичском районе около 3,5 тысячи мест от работодателей. По словам работников управления, много вариантов заявлено организациями из индустриального парка «Великий камень», большое количество вакансий предлагает местная птицефабрика. Официальная безработица в районе — 0,15 процента, на учете состоит меньше 40 человек. В основном это мужчины без профильного образования, которые ищут рабочие профессии. Специалисты объясняют, что безработные приходят в управление каждый день, но далеко не все становятся на учет.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Вместе с Екатериной отправляемся в местный лицей. Узнав, что дело касается вакансии, в приемной первым делом уточняют, какое образование получила Екатерина. Услышав про «высшее экономическое», специалисты отрицательно качают головой.

— Тут специфика совершенно иная, образование с экономикой никак не могут быть связаны. Должно быть высшее педагогическое образование, чтобы человек имел представление, что такое образовательный процесс, — на месте объясняют в приемной.

«Нам в центре занятости сказали, что главное — это любое высшее образование», — пробует еще раз Екатерина. Однако в ответ слышим, что в управлении нас «дезинформировали». Выходит, что единственная местная вакансия, выданная в управлении, женщине не подходит. Нужно ехать домой, чтобы обзвонить региональные места.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Екатерина говорит, что если ничего не выйдет, то поедет на местную почту — несколько дней назад ей рассказали, что там ищут сортировщиков посылок. «По договору подряда, там сейчас студенты работают», — поясняет женщина.

Впрочем, многодетную маму привлекают далеко не все вакансии, которые предложили в управлении.

— За 400 рублей переезжать в другой район? За 500 рублей тоже… 650 рублей — это Минск и общежитие. С детьми в общежитие? Они там полностью все разнесут, — просматривает предложения Екатерина. Из наиболее подходящего — работа в Гродненской области на предприятии «Сезам», зарплата — от тысячи рублей. Женщина тянется к телефону.

— Алло, здравствуйте. Я звоню по объявлению, экономист. Вам еще нужен?

— На сегодняшний день все вакансии экономиста заняты.

— Спасибо, извините.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

«Закупалась по минимуму — хлеб, молоко, самое необходимое»

А пока Екатерине не удалось найти работу, ей и детям по-прежнему придется жить на алименты в 400 рублей. Пособия на детей женщина не получает с тех пор, как младшему исполнилось три года, также многодетной семье раз в год полагается материальная помощь. С «коммуналкой» и телефонными платежами иногда помогает мама — в зимние месяцы сумма доходит до 100 рублей. Она же иногда покупает продукты.

Оставшиеся деньги Екатерина старается распределить заранее, по 10−15 рублей в день. Запасы на черный день не делает, потому что «нечего откладывать». Обувь и одежду семья обычно покупает в недорогих «азиатских» магазинах или приобретает в рассрочку. Продукты многодетная мама берет в близлежащем магазине, набор обычно стандартный — крупы, мясо, молочные продукты, сахар и хлеб.

— Дней на десять в месяц мне на карту рассрочки давали продукты. Закупалась по минимуму — хлеб, молоко, самое необходимое, — объясняет женщина.

С овощами и зимними закатками тоже помогает мама, старшую дочку один раз в день кормят бесплатно в школе.

«У мамы участок, там картошка, капуста, морковка, лук, помидоры-огурцы, яблоки-груши, яблоки», — говорит Екатерина. По словам женщины, когда младших сыновей она отдавала в детский сад, в месяц уходило по 100 рублей дополнительно. Часть денег нужно было отдать за проезд — два рубля на маршрутку в две стороны. «100 рублей на жизнь оставалось», — вспоминает многодетная мама.

Если вы хотите предложить Екатерине работу, пишите на sviatlana.baksicheva@tutby.com

Читайте также

Фото: pixabay.com
«Пособие больше зарплаты, вот и рожают». Как выплаты на детей могут загнать в «ловушку бедности»
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
«Если совсем тяжело, напоминаю, что детки есть». Как живут те, кто оказался у черты бедности
-20%
-45%
-10%
-10%
-17%
-20%
-15%
-20%
-20%