Поддержать TUT.BY
67 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «Службой был доволен, не жаловался». Что известно о погибшем в части в Островце 18-летнем срочнике
  2. Игорь Лосик остановил голодовку после более чем 40 дней
  3. Тайна, которую хранили 30 лет. Белоруска узнала, что мать всю жизнь скрывала: она ей не родная
  4. Песков — о дворце в Геленджике: Кремль не имеет права разглашать
  5. Прокурор запросил пять лет за тяжкие телесные повреждения милиционера. Обвиняемый 12 дней был в реанимации
  6. «В весе 115 кг я перестала выходить из дома». История девушки, похудевшей на 55 килограммов
  7. «Шатать и раскачивать нас будут». Лукашенко назначил нового госсекретаря Совбеза
  8. У Комитета госконтроля новый «старый» руководитель
  9. И ездить не стыдно, и налог платить не надо. Подборка крутых автомобилей старше 1991 года выпуска
  10. Четыре спальни, гостиная и терраса. Проект каркасного дома на 108 «квадратов» со сметой
  11. У кого было больше шансов найти работу в кризисный 2020 год? Вы удивитесь, но это не «айтишники»
  12. А протесты — врозь. Почему Путин не будет гулять с автоматом и в России не запретят синие трусы
  13. «Скучно, девочки». Путин прокомментировал расследование ФБК о дворце в Геленджике
  14. «Выживали — по-другому и не скажешь». Каково сейчас на Окрестина, где не принимают передачи
  15. «Люди спрашивали, как мы живем». История семьи с незрячими родителями и здоровым малышом
  16. Предложения по Конституции: Утверждать результаты президентских выборов будет Всебелорусское собрание
  17. Долги давят на баланс. БМЗ ждет новую порцию поддержки от государства
  18. За сутки в стране всего 847 случаев COVID-19 — в два раза меньше, чем в воскресенье
  19. Кадровый вторник и Ян Солонович на свободе. Что происходит в Беларуси 26 января
  20. «Людей лишают «плюшек». Официальные профсоюзы придумали, как удержать работников и «наказать» тех, кто вышел
  21. Экс-студента БГУИР судят за частичный срыв занятий. Кажется, преподаватели не согласны с тем, что «срыв» был
  22. Активно протестовавший «Гродно Азот» доверили бывшему вице-премьеру Ляшенко
  23. Врач Никита Соловей больше не главный инфекционист Минска
  24. Лукашенко чиновникам про биометрические паспорта: Даже двойки нельзя вам поставить по защите персональных данных
  25. Задержанные на акциях в поддержку Навального — о нарушении прав, отношении полиции и своей мотивации
  26. Узнали, какая ситуация с краудфандинговыми площадками, основатель которых — Эдуард Бабарико
  27. Топ-баскетболистка Беларуси не верит, что в стране все останется как есть. И вот почему
  28. Собрали протестные флаги районов Минска в одну карту. Полюбуйтесь на этот креатив
  29. Экс-студента БГУИР, которому суд дал 114 суток ареста за марши, внезапно отпустили с Окрестина
  30. Смотрите, что творится на дорогах Гродненщины, которую накрыл циклон «Ларс»
реклама


/

В декабре, перед Новым годом и Рождеством, проводится немало благотворительных акций. Устраивают их не только какие-то организации, но и просто неравнодушные люди, которые хотят помочь нуждающимся. FINANCE.TUT.BY тоже провел маленькую благотворительную акцию и посмотрел, кто жертвует детям на лечение, много ли желающих помочь другим и сколько можно собрать, продавая имбирные пряники.

Александра Квиткевич, TUT.BY
Фото Александра Квиткевич, TUT.BY

Мы решили помочь в сборе денег на лечение маленькой девочки Веры Званько, у которой спинальная мышечная атрофия II типа. В Беларуси лечения для таких детей нет, а отправить девочку за медпомощью за рубеж Минздрав посчитал «нецелесообразным». Чтобы приостановить болезнь, нужно лекарство, которое родители должны приобрести за свои деньги. Первый курс лечения стоит больше 700 тысяч евро. Сбор денег длится уже довольно долго, но пока не удалось получить даже третью часть суммы. Если вы хотите помочь Вере в лечении — здесь описано, как это сделать.

Мы испекли пряники в виде поросят — это символ наступающего года, всего было 30 штук, и решили продать их через одну из групп частных объявлений в фейсбуке. Цену поставили 5 рублей за штуку. А заодно посмотрели, сколько людей откликнется, кто они и сколько можно заработать для Веры на продаже пряников.

Фото взято с сайта: help.blog.tut.by
Фото взято с сайта: help.blog.tut.by

«Не фотографируйте меня, я никакого героического поступка не совершила»

Идея акции не оригинальная. В прошлом году в одной из групп «Отдам, продам, обменяю» в фейсбуке девушка продавала хенд-мейд — мыло, мелкие вязаные игрушки, брошки, серьги и прочее, а деньги переводила больному ребенку. Мы решили немножко усовершенствовать схему, сделать ее прозрачной — пряники меняли на чеки. То есть человек сам переводил деньги на счет Веры, а нам приносил только подтверждение. При этом люди не знали, что акцию проводит журналист.

Отклики под постом с пряниками-хрюшками появились быстро. Первый пряник достался девушке Маше. Она в тот же день и приехала за ним с распечатанным чеком. Вот только перевела она не 5 рублей, а целых 20.

— Ой, не фотографируйте меня, я же никакого героического поступка не совершила, — с улыбкой говорит девушка. — Я часто обращаю внимание на объявления о сборе денег на лечение детей. Часто ли жертвую? Нет. Но не потому, что мне жалко денег или все это безразлично. Банально забываешь, если сразу не сделал. Конкретно этой девочке деньги перевести легко — можно закинуть на мобильник. Но не во всех случаях такая возможность есть. Многим можно только с карты на карту, а через мой СМС-банкинг такую операцию только по номеру не проведешь. Поэтому откладываешь, пока будешь проходить мимо терминала, а потом в потоке дел забываешь.

Маша сказала, что обратила внимание на наше объявление на барахолке из-за пряничных свинок на фотографии.

— И дело хорошее сделала, и пряничек получить приятно, — сквозь смех говорит девушка. — Подарю его сестре на Новый год.

Маша рассказала, что она работает менеджером в одной из столичных компаний. Зарабатывает неплохо, поэтому может себе позволить перечислять по 20−30 рублей в месяц тем, кому нужны деньги на лечение.

— Я еще несколько раз переводила деньги волонтерам на покупку корма для бездомных животных, — рассказывает девушка. — А вот в переходах не подаю. Я считаю, что там часто просят мошенники.

5 рублей перевела еще одна совсем молоденькая девушка Александра. Чек прислала через соцсети, а пряник забрать попросила у подруги, которая, оказалось, работает в том же здании, в котором находится наш офис.

«У всех у нас дома найдется 1−2 новые вещи, которые «не прижились»

Под постом появилась фотография с задекорированными декупажем и елочным шариками бутылками шампанского.

«Обменяю бутылочку на три-четыре чека для Веры» (то есть на 15−20 рублей. — Прим. TUT.BY), написала вдогонку хозяйка бутылок. К слову, поменяться никто не изъявил желания.

Фото: Ирина Астраух
Фото: Ирина Астраух

Чуть позже еще одна участница группы предложила свою вещь на обмен.

«Меняю сумку — большую 38 на 42 сантиметров, очень вместительную, красивого кораллового цвета, чуть-чуть бывшую в употреблении на чек на 10 рублей для Веры», — написала женщина под фото сумки.

Кто-то предложил даже создать целую группу, где люди смогут продавать вещи, которые «не прижились», а полученные деньги отдавать на благотворительность.

«У всех у нас дома найдется 1−2 новые вещи, которые «не прижились». Многие могут сделать подарки к празднику своими руками. Все это можно продать через группу за чеки, как вы это сделали с пряниками или девушка с шампанским. Может, надо сделать отдельную группу?» — написали в комменариях.

За время, что пост с пряниками висел в группе, продавцов нашлось больше, чем покупателей. Кому же тогда продавать пряники, подарки и прочее в отдельной группе?

«Отложите 4 пряника, я чуть позже переведу 20 рублей и приеду». Не перевели и не приехали

— Отложите мне, пожалуйста, 4 пряника, я чуть позже переведу 20 рублей и приеду за ними, — написала в комментариях под постом об акции одна из участниц группы.

Но ни ее, ни чека мы так и не дождались.

Александра Квиткевич, TUT.BY
Фото Александра Квиткевич, TUT.BY

За несколько часов пост набрал с полсотни лайков, люди в комментариях хвалили за доброе дело, но покупать пряники люди не спешили — торговля шла совсем вяло. Но ближе к вечеру в личные сообщения написала женщина.

«Высылаю скрин чека о переводе. Пряники оставьте, пожалуйста, кому-нибудь другому. Спасибо!» — было сказано в сообщении. Она перевела Верочке 5 рублей. Позже еще несколько человек сделали перевод и прислали отчет, но от пряников отказались.

«Это все вранье! Не может лекарство стоить 700 тысяч евро!»

Нашлись и те, кто негативно отнесся к нашей акции. «Это все вранье! Не может лекарство стоить 700 тысяч евро! Вы же умная девушка, пишете, что журфак закончили!» — написала женщина под постом.

Еще одна участница группы специально съездила до ближайшего терминала, через который можно было положить деньги на телефон. «Я в банкинге не разбираюсь, новичок», — сказала она вечером по телефону и предупредила, что утром заглянет за поросенком.

Почти ночью личное сообщение прислала минчанка Екатерина. Оказалось, что у нее две дочки, младшая — ровесница Веры. Она прислала чек за перевод 10 рублей.

— Дай бог сил и терпения родителям малышки! Не представляю, что бы я делала, если бы с моими детьми произошло что-то подобное… Я перевела 10 рублей, хотелось бы больше, но не могу пока, сама в декретном отпуске. Передайте родителям девочки, что я желаю выздоровления их доченьке, — сказала Екатерина.

За пряниками женщина пока не приехала, но обещала, что муж все-таки заедет. «Он водителем погрузчика работает в торговой сети. Будет идти во вторую смену, заберет», — написала Екатерина.

Александра Квиткевич, TUT.BY
Фото Александра Квиткевич, TUT.BY

Кстати, некоторые действительно стыдятся переводить маленькую сумму. Несколько раз слышала от знакомых: «Ой, ну что ты будешь переводить эти копейки. Они все равно ничего не решат». Но на самом деле даже копейки важны. К примеру, в объявлении о сборе денег на лечение Веры в метро написано, что если 500 тысяч человек переведут по 2,5 рубля — это стоимость чашки кофе, то родители девочки смогут купить ей необходимое лекарство.

На следующий день до обеда мы не продали ни одного пряника. Люди просто ставили лайки — их набралось больше сотни. Незабронированных осталось 15 пряников. Предложили поучаствовать в акции коллегам. Все пряники были разобраны меньше чем за два часа.

Акция прошла не так удачно, как хотелось бы. Общими усилиями нам удалось собрать для Веры около 250 рублей. Это если посчитать всех, кто присылал чеки, а не только тех, кто купил пряник. К слову, в прошлом году мы тоже проводили что-то подобное. Правда, пряники были меньше и дешевле — по 2,5 рубля. Их разобрали за пару часов, покупали по полдесятка за раз. В этот раз торговля шла вяло. Может, у людей ухудшилось материальное положение и 5 рублей для многих — немалая сумма?

«Благотворителей стало больше, и суммы пожертвований выросли»

Мы поинтересовались у эксперта, как сейчас обстоят дела с благотворительностью. Директор международного благотворительного фонда помощи детям «Шанс» Наталья Маханько говорит, что благотворителей в Беларуси с каждым годом становится все больше, а суммы пожертвований растут.

— Количество благотворителей увеличивается. Гораздо больше людей стало жертвовать. В части благотворительности в Беларуси произошли существенные изменения, — отмечает директор фонда. — Люди стали доверять, пришло осознание, что благотворительностью заниматься нужно. Я не могу сказать за всех, но по крайней мере те благотворители, с которыми мы работаем, большой процент из них — это постоянные благотворители. Сейчас благотворительность настолько развита, что в школах организовывают благотворительные мероприятия, семьи принимают решение жертвовать постоянно какие-то средства. Юрлица с определенной периодичностью перечисляют деньги. Поэтому однозначно благотворительность развивается. Пожертвований стало больше, и суммы выросли.

Наталья Маханько отмечает, что люди чаще жертвуют деньги на лечение детей, чем взрослых.

— В Беларуси нет фондов, которые помогали бы взрослым. Поэтому они вынуждены обращаться за помощью сами, напрямую. Но так не только у нас, а во всех странах, — подчеркивает директор фонда. — Потому что ребенка жалко всегда, у него вся жизнь впереди. На призывы о помощи детям мы реагируем, проецируя все на своих детей. Мы невольно представляем, что бы было, если бы мы оказались на этом месте. Но я знаю случаи, когда помощь оказывалась и взрослым.

-14%
-14%
-5%
-20%
-20%
-25%
-7%
-30%
-65%