109 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «Я привыкла быть, как все. Но теперь это не так!» Как мы превратили читательницу в роковую красотку
  2. «Один роковой прыжок — и я парализован». История парня, который нырнул в воду и сломал позвоночник
  3. Госсекретарь США назвал Лукашенко последним диктатором Европы
  4. Где поесть утром? Фудблогеры советуют самые красивые завтраки в городе
  5. Акции в честь 8 Марта и непризнание Виктора Лукашенко президентом НОК. Онлайн прошедшего дня
  6. У бюджетников заметно упали зарплаты. Их обещают поднять за счет оптимизации численности работников
  7. «Можно понять масштаб бедствия». Гендиректор «Белавиа» — про новые и старые направления и цены на билеты
  8. МОК не признал Виктора Лукашенко президентом НОК Беларуси
  9. «Танцуем, а мое лицо прямо напротив ее груди». История семьи, где жена выше мужа (намного!)
  10. Минздрав опубликовал статистику по коронавирусу за прошлые сутки
  11. «Если вернуться, я бы ее не отговаривал от «Весны». Разговор с мужем волонтера Рабковой. Ей грозит 12 лет тюрьмы
  12. Как заботиться о сердце после ковида и сколько фруктов нужно в день? Все про здоровье за неделю
  13. Синоптики объявили желтый уровень опасности на 9 марта
  14. У Марии Колесниковой истек срок содержания под стражей
  15. Еще 68,9 млн долларов. Минфин в феврале продолжил наращивать внутренний валютный долг
  16. Автозадачка с подвохом. Разберетесь ли вы в правилах остановки и стоянки на автомагистралях?
  17. «Прошло минут 30, и началось маски-шоу». Задержанные на студенческом мероприятии о том, как это было
  18. Я живу в Абрамово. Как неперспективная пущанская деревня на пару жителей стала «модной» — и передумала умирать
  19. Первый энергоблок БелАЭС включен в сеть
  20. Студентка из Франции снимала Минск в 1978-м. Показываем фото спустя 40 лет
  21. Изучаем весенний автоконфискат. Ищем посвежее, получше и сравниваем с ценами на рынке
  22. «Хлеба купить не могу». Работники колхоза говорят, что они еще не получили зарплату за декабрь
  23. «Соседи, наверное, с ума от нас сходят». У минчан с разницей в четыре года родились две двойни
  24. На овсянке и честном слове. История Марины, которая пришла в зал в 33 — и попала в мировой топ пауэрлифтинга
  25. «Ушло вдвое больше дров». Дорого ли выращивать тюльпаны и как к 8 марта изменились цены на цветы
  26. «Белорусы готовы работать с рассвета до заката». Айтишницы — о работе и гендерных вопросах
  27. Минское «Динамо» обыграло СКА в четвертом матче Кубка Гагарина
  28. BYPOL выпустил отчет о применении оружия силовиками. Изучили его и рассказываем основное
  29. «Молодежь берет упаковками». Покупатели и продавцы — о букетах с тюльпанами к 8 Марта
  30. Россия анонсировала в марте совместные с Беларусью учения. В том числе — под Осиповичами
реклама


/

59-летний минчанин Евгений Пусев — маляр с 12-летним стажем. Мужчина претендовал на льготную пенсию из-за работы во вредных условиях труда, но не получил ее: в трудовой книжке не указано, какими конкретно красками приходилось работать. Проблема с документами затронула и 55-летнюю Аллу Корик: женщине, которая трудилась телятницей в колхозе, не удалось доказать «вредность» своей работы из-за отсутствия нужных бумаг.

FINANCE.TUT.BY поговорил с людьми, которые через суд добивались льготной пенсии, но не смогли выиграть.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото носит иллюстративный характер. Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

«Нужные бумаги не сохранились»

59-летний минчанин Евгений Пусев — маляр с 12-летним стажем. Четыре года назад он захотел выйти на льготную пенсию и обратился в управление по труду, занятости и соцзащите по месту жительства. Там мужчине пояснили, что нужно дополнительно принести подтверждающие документы: в трудовой книжке не указано, какими конкретно красками пришлось работать.

Сложности возникли из-за того, что предприятие "Авторемонт", на котором он трудился, было ликвидировано в 2001 году. У правопреемника этого предприятия — филиала ремонтно-механического завода КТУП "Минсктранс" — нужные бумаги не сохранились. Из-за этого оказалось, что официально мужчина проработал во вредных условиях труда всего пять лет с 1992 по 1997 год — это время засчитали из-за проводившейся аттестации рабочего места. Оставшиеся семь лет стажа подтверждены лишь записью «маляр» в трудовой и не влияют на получение льготной пенсии.

— Потребовали справку, что я работал нитроэмалевыми красками с 85-го по 92-й год. А так как авторемонтный завод распался, нигде не могу ее достать. Мой сын даже в архив лазил, ничего не нашел, — рассказывает мужчина.

В прошлом году Евгений обратился в суд, но дело выиграть не удалось. Мужчина позвал свидетелей, которые подтвердили, что он работал с вредными красками, однако их слова не учли.

— Привел главного инженера, начальника цеха и бригадира по оборудованию, но их показания засчитали бы лишь для пенсии по общему стажу. В моем случае этого недостаточно. Мы делали запрос на предприятие и получили только выписку из приказа о прохождении аттестации. С учетом того, что отсутствует подтверждающий документ, справку попросили отозвать, — поясняет минчанин.

В решении суда говорится, что «предоставленные доказательства с достоверностью не подтвердили факт наличия 10-летнего специального стажа». Сейчас Евгений трудится столяром на одном из минских предприятий, но уже на обычных условиях. Зачтутся ли в будущем его пять лет «вредности», мужчина пока не узнавал.

Проблема с оформлением документов для выхода на льготную пенсию затронула и 55-летнюю Аллу Корик из Березинского района. Женщина с 1992 года трудилась телятницей в колхозе: ухаживала за животными на ферме. Когда ей исполнилось 50 лет, Алла обратилась к руководству, чтобы уйти на льготную пенсию. Однако там пояснили, что на пенсию она рассчитывать не может, так как по документам не трудилась в тяжелых условиях.

Через три года женщина обратилась в управление по труду, занятости и соцзащите по месту жительства, откуда тоже получила отказ: колхоз не выплачивал за льготников взносы в ФСЗН по увеличенной ставке, из-за чего те не могут рассчитывать на льготную пенсию. По словам Аллы, «у колхоза не было денег платить за вредность, да и аттестацию рабочих мест никто никогда не проводил».

Тогда женщина обратилась в суд. На предприятии собрали все имеющиеся документы. На их основании приняли решение, что женщина «в принципе не работала в тяжелых условиях труда». После суда 19 лет льготного трудового стажа оказались недействительны. Женщина могла бы доработать нужный год, но в итоге его все равно не засчитают.

— Решили, что я не подхожу под льготы, потому что все якобы было механизировано. По бумагам, мы трудились на автоматизированных комплексах, хотя вручную возили корма на лошадях, чистили и вывозили навоз, — объясняет Алла.

Читайте также

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
«Говорили, что все в порядке». Минчанин через суд пытается выйти на льготную пенсию
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Власти хотели за 2018 год поднять пенсии до 40% от средней зарплаты. Но заметно недотянули. Почему?
-20%
-5%
-10%
-10%
-25%
-60%
-65%
-30%
-25%