Поддержать TUT.BY
67 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «Людей лишают «плюшек». Официальные профсоюзы придумали, как удержать работников и «наказать» тех, кто вышел
  2. Прокурор запросил пять лет за тяжкие телесные повреждения милиционера. Обвиняемый 12 дней был в реанимации
  3. «Люди спрашивали, как мы живем». История семьи с незрячими родителями и здоровым малышом
  4. Минское «Динамо» обыграло дома «Северсталь». Это третья подряд победа «зубров»
  5. «Выживали — по-другому и не скажешь». Каково сейчас на Окрестина, где не принимают передачи
  6. Собрали протестные флаги районов Минска в одну карту. Полюбуйтесь на этот креатив
  7. Экс-студента БГУИР, которому суд дал 114 суток ареста за марши, внезапно отпустили с Окрестина
  8. «Службой был доволен, не жаловался». Что известно о погибшем в части в Островце 18-летнем срочнике
  9. Долги давят на баланс. БМЗ ждет новую порцию поддержки от государства
  10. «В весе 115 кг я перестала выходить из дома». История девушки, похудевшей на 55 килограммов
  11. «Шатать и раскачивать нас будут». Лукашенко назначил нового госсекретаря Совбеза
  12. У Комитета госконтроля новый «старый» руководитель
  13. Провалы в памяти и догадки свидетелей. В Могилеве продолжают судить главу отделения Белгазпромбанка
  14. Предложения по Конституции: Утверждать результаты президентских выборов будет Всебелорусское собрание
  15. «Как будто хотят сделать процедуру сложнее». Ковалкин — о грядущих изменениях по обращениям
  16. Задержанные на акциях в поддержку Навального — о нарушении прав, отношении полиции и своей мотивации
  17. Игорь Лосик остановил голодовку после более чем 40 дней
  18. А протесты — врозь. Почему Путин не будет гулять с автоматом и в России не запретят синие трусы
  19. За сутки в стране всего 847 случаев COVID-19 — в два раза меньше, чем в воскресенье
  20. Тайна, которую хранили 30 лет. Белоруска узнала, что мать всю жизнь скрывала: она ей не родная
  21. Четыре спальни, гостиная и терраса. Проект каркасного дома на 108 «квадратов» со сметой
  22. Топ-баскетболистка Беларуси не верит, что в стране все останется как есть. И вот почему
  23. Врач Никита Соловей больше не главный инфекционист Минска
  24. Провели неделю с Samsung Galaxy S21 Ultra за 3849 рублей и вот какие плюсы и минусы мы заметили
  25. Узнали, какая ситуация с краудфандинговыми площадками, основатель которых — Эдуард Бабарико
  26. «Скучно, девочки». Путин прокомментировал расследование ФБК о дворце в Геленджике
  27. Экс-студента БГУИР судят за частичный срыв занятий. Кажется, преподаватели не согласны с тем, что «срыв» был
  28. И ездить не стыдно, и налог платить не надо. Подборка крутых автомобилей старше 1991 года выпуска
  29. Кадровый вторник и Ян Солонович на свободе. Что происходит в Беларуси 26 января
  30. Активно протестовавший «Гродно Азот» доверили бывшему вице-премьеру Ляшенко
реклама


/

59-летний минчанин Евгений Пусев — маляр с 12-летним стажем. Мужчина претендовал на льготную пенсию из-за работы во вредных условиях труда, но не получил ее: в трудовой книжке не указано, какими конкретно красками приходилось работать. Проблема с документами затронула и 55-летнюю Аллу Корик: женщине, которая трудилась телятницей в колхозе, не удалось доказать «вредность» своей работы из-за отсутствия нужных бумаг.

FINANCE.TUT.BY поговорил с людьми, которые через суд добивались льготной пенсии, но не смогли выиграть.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото носит иллюстративный характер. Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

«Нужные бумаги не сохранились»

59-летний минчанин Евгений Пусев — маляр с 12-летним стажем. Четыре года назад он захотел выйти на льготную пенсию и обратился в управление по труду, занятости и соцзащите по месту жительства. Там мужчине пояснили, что нужно дополнительно принести подтверждающие документы: в трудовой книжке не указано, какими конкретно красками пришлось работать.

Сложности возникли из-за того, что предприятие "Авторемонт", на котором он трудился, было ликвидировано в 2001 году. У правопреемника этого предприятия — филиала ремонтно-механического завода КТУП "Минсктранс" — нужные бумаги не сохранились. Из-за этого оказалось, что официально мужчина проработал во вредных условиях труда всего пять лет с 1992 по 1997 год — это время засчитали из-за проводившейся аттестации рабочего места. Оставшиеся семь лет стажа подтверждены лишь записью «маляр» в трудовой и не влияют на получение льготной пенсии.

— Потребовали справку, что я работал нитроэмалевыми красками с 85-го по 92-й год. А так как авторемонтный завод распался, нигде не могу ее достать. Мой сын даже в архив лазил, ничего не нашел, — рассказывает мужчина.

В прошлом году Евгений обратился в суд, но дело выиграть не удалось. Мужчина позвал свидетелей, которые подтвердили, что он работал с вредными красками, однако их слова не учли.

— Привел главного инженера, начальника цеха и бригадира по оборудованию, но их показания засчитали бы лишь для пенсии по общему стажу. В моем случае этого недостаточно. Мы делали запрос на предприятие и получили только выписку из приказа о прохождении аттестации. С учетом того, что отсутствует подтверждающий документ, справку попросили отозвать, — поясняет минчанин.

В решении суда говорится, что «предоставленные доказательства с достоверностью не подтвердили факт наличия 10-летнего специального стажа». Сейчас Евгений трудится столяром на одном из минских предприятий, но уже на обычных условиях. Зачтутся ли в будущем его пять лет «вредности», мужчина пока не узнавал.

Проблема с оформлением документов для выхода на льготную пенсию затронула и 55-летнюю Аллу Корик из Березинского района. Женщина с 1992 года трудилась телятницей в колхозе: ухаживала за животными на ферме. Когда ей исполнилось 50 лет, Алла обратилась к руководству, чтобы уйти на льготную пенсию. Однако там пояснили, что на пенсию она рассчитывать не может, так как по документам не трудилась в тяжелых условиях.

Через три года женщина обратилась в управление по труду, занятости и соцзащите по месту жительства, откуда тоже получила отказ: колхоз не выплачивал за льготников взносы в ФСЗН по увеличенной ставке, из-за чего те не могут рассчитывать на льготную пенсию. По словам Аллы, «у колхоза не было денег платить за вредность, да и аттестацию рабочих мест никто никогда не проводил».

Тогда женщина обратилась в суд. На предприятии собрали все имеющиеся документы. На их основании приняли решение, что женщина «в принципе не работала в тяжелых условиях труда». После суда 19 лет льготного трудового стажа оказались недействительны. Женщина могла бы доработать нужный год, но в итоге его все равно не засчитают.

— Решили, что я не подхожу под льготы, потому что все якобы было механизировано. По бумагам, мы трудились на автоматизированных комплексах, хотя вручную возили корма на лошадях, чистили и вывозили навоз, — объясняет Алла.

Читайте также

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
«Говорили, что все в порядке». Минчанин через суд пытается выйти на льготную пенсию
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Власти хотели за 2018 год поднять пенсии до 40% от средней зарплаты. Но заметно недотянули. Почему?
-10%
-44%
-65%
-10%
-10%
-50%