реклама
Обыкновенный кредит «Лайт»
Технобанк
14.9%
Всё серьёзно
Банк ВТБ (Беларусь)
14.9 - 22.9%
Новенький
Банк ВТБ (Беларусь)
14.9 - 29.9%

Все кредиты

Вклад в будущее (онлайн-депозит)
Белорусский народный банк
12.74%
Доходный
Банк ВТБ (Беларусь)
13.5%
Дуэт BYN
Банк ВТБ (Беларусь)
12.8 - 13.5%

Все вклады


/

У работников культуры, по официальной статистике, одни из самых низких заработков: они недотягивают до 550 рублей до уплаты налогов. Истории о том, как этим специалистам приходится выживать на небольшие деньги, мы уже писали не один раз. Сейчас же поговорили с теми, кто считает, что заработать в культурной сфере можно, пусть и «каждую копейку нужно отработать».

Фото: Павел Поташников
Фото: Павел Поташников. Фото носит иллюстративный характер.

Киносценарист: «В белорусском кино не заработаешь — рынок маленький и жесточайшая конкуренция с Голливудом»

Многие белорусские деятели культуры выходят на зарубежные рынки. К примеру, Андрей Курейчик, киносценарист, драматург, режиссер и публицист, пишет сценарии в основном для российских фильмов и сериалов, иногда для украинских.

— Это мой основной доход, — рассказывает Андрей Курейчик. — Я работаю в сфере профессиональной сценаристики начиная с 2005 года. Тогда появился мой первый сценарий к фильму «Любовь-морковь». С тех пор я каждый год делаю сценарий для полного метра или сериала.

Фото: из личного архива героя публикации
Фото: из личного архива героя публикации

Сценарист говорит, что Беларусь не заказывает у него сценарии, «здесь, видимо, некому».

— Наши телеканалы не снимают сериалы, они покупают их в России. А «Беларусьфильм» снимает очень мало фильмов, сценарии для которых я, вероятно, и не стал бы писать, неинтересно, — поясняет Андрей.

Как рассказывает сценарист, за сценарий для полного метра платят по-разному. Есть крупные заказчики с высокобюджетными фильмами, там гонорары больше. Есть малобюджетные фильмы, но они ставят творчески интересные задачи, поэтому Андрей тоже берется за такие сценарии.

— Вилка по суммам огромная, но в среднем сценарий стоит где-то 1% от бюджета фильма. В моем случае они были от 10−15 тысяч долларов до 70 тысяч за сценарий. Есть сценаристы, которые получают и больше, есть те, которые меньше, — говорит Курейчик. — Сценарий в среднем пишется несколько месяцев. Но есть и те, которые писались почти год. Для того же фильма «Движение вверх» сценарий очень сложный, там огромное количество фактуры, информации, всего.

Есть у сценариста и пассивный доход. Он говорит, что те деньги, которые удалось заработать, он вложил в облигации, банковские вклады.

— Плюс я сдаю квартиру. Иногда я где-то преподаю, за это мне платят какие-то копейки, — перечисляет свои источники дохода Андрей Курейчик.

Сценарист считает, что культура — не та сфера, где люди становятся миллионерами.

— В Беларуси, наверное, что-то зарабатывают самые популярные рокеры типа «Ляписа Трубецкого», они собирают большие залы. Вероятно, есть художники, которые достаточно дорого продаются. Тут, скорее всего, есть какой-то внутренний заказ, — предполагает Андрей. — В театре заработать очень трудно, практически невозможно. В кино белорусском — то же самое, рынок этот у нас очень маленький. Плюс жесточайшая конкуренция с Голливудом, которую мы не выдерживаем, у нас нет таких бюджетов для создания фильмов, как там.

Композитор: «Одна песня стоит примерно 1−4 тысячи рублей»

По мнению Евгения Олейника, белорусского композитора, продюсера, лидера группы Aura, зарабатывать в культурной сфере в нашей стране можно. Но получать пассивный доход, то есть ничего не делать при этом, не получится.

Фото: из личного архива героя публикации
Фото: из личного архива героя публикации

— Я только один раз в жизни работал на кого-то, в смысле по трудовой книжке — на «Радио Би-Эй» с 2002-го по 2005 год, — рассказывает Евгений. — Зарплата у меня как у начинающего автора и звукорежиссера была сравнительно небольшая, около 150 долларов в эквиваленте. Это была «белая» зарплата, никаких конвертов. Ближе к концу работы мне ее подняли до 200 долларов. Но это все равно было несопоставимо с зарплатами в других сферах. Зато наше руководство, понимая, что культура не приносит больших заработков, давало бонус в виде доступа ко всему оборудованию радиостанции. У меня были в распоряжении студии, микрофонная комната и т.д. Можно было подрабатывать. То, за что мне пришлось бы платить в другой ситуации, у меня было бесплатно.

С 2005 года Евгений работает на себя, он зарегистрировался как ИП, уплачивает налог по упрощенной системе и взносы в ФСЗН.

Авторы песни к клипу, снимавшемуся в отчем доме Лукашенко, получили премию «За духовное возрождение»

— Конечно, заработать в культурной сфере можно. Но у творческих людей пассивного дохода, как у представителей некоторых других профессий, не бывает: каждую копейку нужно отработать. К примеру, я пишу песню. Это около 2−3 недель ежедневного сидения за компьютером по 6−7 часов, — говорит композитор.

К слову, написать песню стоит примерно 1−4 тысячи рублей в зависимости от сложности. Но этот процесс имеет массу издержек.

— У нас с женой — авторов, которые у всех на слуху — до сих пор нет личного автомобиля, потому что мы не можем на него скопить, — с улыбкой говорит Евгений. — Когда записываешь песню, приходится дополнительно за свой счет привлекать высококлассных музыкантов, для того чтобы они записали партии на инструментах, на которых я не умею играть. Я играю на баяне, гитаре, а бас-гитариста, барабанщика, скрипача, виолончелиста, флейтиста, бек-вокалистов нужно приглашать. За один приход одному человеку нужно заплатить от 50 до 100 рублей. Конечно, это очень примерные суммы. Чтобы записать песню, нужно пригласить человек 8−10. Это все нивелирует большую сумму, которую платят за песню. Кроме того, все это еще и во времени растягивается на очень долго. В месяц можно записать песни 2, максимум 3.

Евгений Олейник рассказывает, что в его работе бывали случаи, когда заказчики отказывались заплатить.

— То есть когда мы готовим песню для какого-нибудь продюсерского центра, организации или исполнителя, мы же не можем сразу заключить договор, а потом ее написать. Конечно, это бы нас застраховало от неоплаты, но ведь песня может не понравиться. Артист может послушать и сказать, что это «немножко не его». А даже чтобы сделать демонстрационную запись, нужно работать несколько дней, — рассказывает Евгений. — Конечно, чем дольше работаешь, тем таких случаев меньше, потому что ты уже примерно знаешь, что какому артисту нравится, с какими заказчиками не стоит работать.

Дополнительных доходов, то есть не от творчества, у Евгения нет.

Артистка: «Надо уравнять положение творческих людей со спортсменами или айтишниками»

Ирина Дорофеева — белорусская певица, заслуженный артист, доцент кафедры искусства эстрады БГУКИ, а с 2016 года еще и депутат Палаты представителей Национального собрания Беларуси. Сейчас это ее основная работа и занимает большую часть времени.

Фото: Ника Кирилаха
Фото: Ника Кирилаха

— Работа депутатом состоит не только из сессий и заседаний рабочих групп, но и работы в округах, приемов граждан, обращений в различные инстанции и организации по вопросам людей, встреч с трудовыми коллективами моего округа и района. Платят мне за эту работу ровно как и всем остальным депутатам, — рассказывает Ирина. — Помимо этого, мне разрешили преподавать в Университете культуры на 0,25 ставки должности доцента. У меня есть студенты дневного и заочного обучения.

Зарплата у Ирины в университете небольшая. С учетом ее пятнадцатилетнего стажа преподавательской деятельности всего 115 рублей в месяц. Раньше, до того как она стала депутатом, Ирина была заведующей кафедрой искусства эстрады БГУКИ и получала от 800 до 1000 рублей в месяц.

— Кроме того, я по-прежнему работаю солисткой Белорусской государственной филармонии. Правда, теперь только на 0,25 ставки ведущего мастера сцены. За это я получаю 80 рублей в месяц. Раньше, до своего депутатства, получала 450 рублей. Также я играю в музыкальных спектаклях в театре — это бывает пару раз в месяц. Как и всем артистам театров, по утвержденным разовым ставкам за спектакль мне платят 70 рублей.

Раньше у артистки были еще доходы от рекламы и работы на ТВ.

Ирина Дорофеева говорит, что сейчас на корпоративах, свадьбах, юбилеях и в ресторанах она не поет. «Подобные мои выступления закончились в году 2000-м», — рассказывает артистка. Исключения она делает только для давних друзей.

За концерты гонорар у Ирины и ее команды составляет около 5 тысяч рублей. А если учитывать, что из этих денег еще вычитаются налоги и они делятся на всех участников коллектива (а это 22 человека), то суммы получаются небольшие.

— Наш коллектив создал несколько концертных программ, мы выступаем только с сольными концертами. Это более перспективно, чем прыгать по сборным «солянкам» с 2−3 песнями. Как правило, такие концерты проходят по выходным на площадях с живым звуком. В этом виде концертной работы у нас совсем немного конкурентов. Тем более что мы умеем делать все под ключ: у нас свой балет, музыканты, бэк-вокал, солисты. Со многими из этих артистов я работаю по 10−20 лет, — рассказывает Ирина. — Кстати, сумму гонорара за концерты мы не меняем уже 8 лет, несмотря на то что в долларовом эквиваленте он сильно упал.

По мнению Ирины Дорофеевой, у белорусских культурных деятелей «далеко не самые лучшие условия для заработка в нашей стране».

— Разница в оплате труда артиста или музыканта рядового звена, к примеру, солиста первой-второй категории, работающего в оркестре или в театре, и ведущего мастера сцены (а это, по сути, верх творческой карьеры), незначительна. Всего 100−150 рублей в месяц, — говорит Ирина Дорофеева. — Но ведь это люди, которые обладают исключительным талантом с рождения, которые потратили все свое детство и юность на специальное обучение. Зачастую оно стоит не просто дорого, а очень дорого. И все это дало им возможность спустя 20 лет попасть в профессиональный коллектив с зарплатой от 150 до 300 долларов в месяц.

Артистка считает несправедливыми такие заработки работников культуры.

— Это вопиющая социальная несправедливость, если принимать во внимание, что аналогичный доход имеют работники, не обладающие никакими специальными подготовками и квалификациями — фасовщики, дворники, сторожа и так далее. Им не нужно было учиться ни в музыкальных школах, ни в колледжах искусств, ни в академиях и университетах. И то, что показывают зрителям талантливые деятели культуры, не в состоянии повторить никто в мире обычных людей.

Многие белорусские таланты, как говорит артистка, уезжают за границу и «становятся для нас дорогими зарубежными звездами».

— Понятно, что самые амбициозные артисты всеми способами пытаются найти инвесторов, чтобы с помощью больших капиталовложений уйти на самообеспечение и не надеяться на помощь государства или коллектива, в котором они, пройдя жесткий кастинг, оказались. Это необходимо, чтобы создать уникальную коллекцию картин, уникальный спектакль или шоу-программу, которая будет продаваться с успехом как у нас, так и за рубежом уже на совершенно других, не регулируемых государством условиях. Но это очень затратное мероприятие по зубам лишь единицам из тысячи талантливых, — продолжает Ирина.

Артистка считает, что мы должны поддерживать своих культурных деятелей. Один из способов — ввести закон о меценатстве.

— Нам нужен закон о меценатстве, который после вступления в действие мог хотя бы уравнять положение талантливых творческих людей со спортсменами или айтишниками, — говорит Ирина Дорофеева.

Писатель: «У нас можно заработать только символическую славу»

Виктор Мартинович — писатель, искусствовед и журналист — считает, что «литература — это не про деньги». Да и не относится он к литературе как к источнику дохода.

Фото: Александр Васюкович
Фото: Александр Васюкович

— Это дело всей моей жизни, которым я буду заниматься, даже если придется жить в картонной коробке под мостом. Я бы ни в коем случае не делал ставку на литературу как на источник дохода. Если ты пишешь, чтобы заработать, то 100% прогоришь. Потому что сильное, продаваемое, цепляющее, имеющее десятки тысяч прочтений рождается не из желания сделать деньги, — считает Виктор Мартинович.

Писатель говорит, что «белорусский книжный рынок таков, что рассчитывать можно только на какую-то символическую славу, а денег на нем не сделаешь».

— Несмотря на то, что появились такие издательства, как «Янушкевіч», «Kniharnia.by», которые торгуют даже электронными книгами, даже при хороших продажах по меркам Беларуси это дело, скорее, подвижническое, чем магнатское, — рассуждает Виктор. — Если хотите заработать денег, идите работать на автозаправку либо занимайтесь торговлей нефтью или IT. В белорусской культуре денег нет.

По словам писателя, зарабатывает он на другом.

— Деньги приносят переводы книг на другие языки. Теперь даже российский рынок способен тебе предложить деньги за перевод с белорусского на русский. Суммы оферты становятся приемлемыми. Конечно, они несопоставимы с суммами, которые можно получить на западном рынке. Как только ты туда попадаешь, как только рецензии на твои романы появляются в приличной западной прессе (я говорю о Германии, Франции, Швеции, США),  — здесь после российских раскладов появляются нолики.

Еще один сильный источник дохода — это экранизация и прокат фильмов по книгам писателя. Автор получает либо авторские отчисления за продажу прав на трансляцию фильма, либо гонорар за продажу прав на экранизацию книги.

— Ну и театральные постановки. Быть драматургом финансово перспективнее, чем писателем, — отмечает Виктор. — Даже белорусские драматурги, попадая на какую-то приличную сцену, получают ежемесячный доход, который близок к прожиточным нормам. Хотя все зависит от степени скромности человека. Я — человек со скромными запросами, поэтому мне хватает.

Писатель рассказывает, что драматурги в Беларуси и за границей получают несопоставимые суммы. К примеру, венский театр предлагает только за покупку прав на постановку сумму на порядок выше.

— Но и входной билет в театр в Вене сильно отличается по стоимости от билета в белорусский театр. Однако и уровень жизни там и здесь сильно отличается. Идеально, когда белорусский литератор, к примеру, как Светлана Алексиевич, получает широкую известность за рубежом и начинает продаваться там, — говорит Виктор Мартинович. — Если говорить, на каком виде искусства в Беларуси можно заработать, то я думаю, что более или менее финансово выгодна живопись, все, что связано с изобразительным искусством. Ну и кино. Этот рынок у нас на зачаточном уровне, поэтому тот, кто придет на него, будет первым.

-10%
-45%
-21%
-10%
-20%
-10%
-25%
-25%
-30%
0064851