реклама
Испытательный
Банк ВТБ (Беларусь)
14.5%
Всё серьёзно
Банк ВТБ (Беларусь)
14.9 - 22.9%
Новенький
Банк ВТБ (Беларусь)
14.9 - 29.9%

Все кредиты

Вклад в будущее (онлайн-депозит)
Белорусский народный банк
12.88%
Доходный на 1095 дней
Банк ВТБ (Беларусь)
12.78%
Вклад в будущее
Белорусский народный банк
12.88%

Все вклады


Светлана Головкина /

Пока власти решают, как поднять зарплаты строителям по президентской директиве № 8, бобруйские каменщики, плиточники, маляры и штукатуры продолжают пополнять ряды трудовых мигрантов. Город, где еще 20 лет назад действовало не менее десятка крупных строительных предприятий, а профильных специалистов готовили в нескольких техникумах и училищах, испытывает дефицит квалифицированных рабочих по возведению и отделке зданий.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

В 2016 году в Беларуси в строительстве было занято 172 тысячи человек, в 2017-м — 161 тысяча, а в 2018-м — 156 тысяч. На производстве промышленных стройматериалов в 2016 году было занято 43 тысячи человек, в 2017-м — 40 тысяч, а в 2018-м — 39 тысяч.

Строительные организации почувствовали нехватку рабочей силы со второй половины прошлого года, отмечает председатель Республиканского комитета Белорусского профсоюза работников строительства и промстройматериалов Николай Бунас. По его словам, низкие зарплаты и нестабильность с заказами вызвали отток специалистов за рубеж. Представитель профсоюза уточняет, что в большей степени эта проблема характерна для небольших городов Беларуси.

«Звонят коллеги из Польши: всех трудоустроим с зарплатой в 1000—1200 евро»

Проблемы, как считает директор строительной компании «Градтехстрой» Александр Папков, начались не вчера и не сегодня, а много лет назад, когда набор в учебные заведения строительного профиля сократился. А кризис 2015 года привел к тому, что специалисты «старой закваски» стали массово покидать Бобруйск. Только в «Градтехстрое» количество сотрудников за последние несколько лет с 300 человек сократилось до 50. Директор компании говорит, что строители, уехавшие из Бобруйска в Россию, Польшу и Германию ради работы по специальности пару лет назад, сейчас перевозят за границу свои семьи.

— В 2015 году из-за нестабильности было сложно — проедали все, что зарабатывали. Сейчас еще хуже — денег нет вообще, — считает Александр Папков.

По его словам, существует перечень обязательных строительных работ, которые должны регулярно выполняться. Например, ремонт кровли, фасадов. Но даже этого бобруйские предприятия, с которыми сотрудничает компания, позволить себе не могут. Зато за границей спрос на белорусских строителей остается высоким.

— Звонят коллеги из Польши, спрашивают: сколько у тебя рабочих есть? Говорю, человек 50−70 найду. Отвечают: бери их и еще столько же — всех трудоустроим с зарплатой в 1000—1200 евро, жилье предоставим и бесплатный проезд. Но я слишком люблю Беларусь, чтобы вот так все бросить и уехать, — говорит директор «Градтехстроя».

Ситуацию в отрасли, между тем, он оценивает как критическую. И дело не только в зарплатах: квалифицированному специалисту Александр Папков готов платить порядка 1500 рублей. Проблема лишь в том, что найти таких людей в Бобруйске сегодня очень сложно.

— Не поверите, но на работу ко мне столярами устраиваются руководители предприятий, которые закрыли свой бизнес и готовы идти на стройку, чтобы кормить семью. Другое дело, что не каждому это дано. Конечно, мы на месте обучаем человека, показываем, что и как. Но есть такие, кому можно разве что гвоздь вбить доверить, не больше. Много тех, кто любят выпить, и мы их трудоустраиваем, хотя раньше даже подсобниками не брали. Но обычно они работают до первой зарплаты.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

На Бобруйском заводе крупнопанельного домостроения, который является флагманом строительной индустрии города, вот уже около года открыто порядка 50 вакансий — предприятию требуются различные специалисты, от главного инженера до подсобного рабочего. В отделе кадров завода отмечают, что по многим позициям зарплата сдельная, но минимум, на который может рассчитывать специалист, составляет примерно 500−550 рублей.

— Так что не верьте, когда говорят, что в Бобруйске нет работы. Кто хочет, тот может трудоустроиться, — отмечают на предприятии.

Трудовые мигранты — о минусах и плюсах работы за границей

Бобруйчанин Валерий Козловский уехал в Польшу еще по советскому паспорту в 1993 году, поначалу трудился на стройках нелегально, а позже получил и разрешение на работу и остался в стране. Говорит, что все 25 лет строил различные объекты в пригородах Варшавы, получая зарплату в пределах 1500 евро.

Денег хватало и на аренду жилья, и на покупку бытовой техники, машины. В 2014 году, по словам Валерия, у него в Бобруйске родилась внучка, и мужчина решил вернуться на родину. В белорусском консульстве, куда он обратился за получением документов, в базе данных граждан страны его из-за советского паспорта не нашли. Однако в 2018 году белорусское гражданство Валерия Козловского было подтверждено, и — его депортировали из Польши. В Бобруйске к этому времени у мужчины никого из родственников уж не осталось.

— Паспорт белорусский я получил, но жить негде, работы по специальности нет, — говорит мужчина. — Пробовал устроиться через управление социальной защиты, но мне предложили либо идти на стройку учеником, либо переучиваться и получать другую специальность. Ну какой из меня ученик в 55 лет? К тому же знаю, что буду получать в том же домостроительном комбинате, где когда-то трудился, по минимуму.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Сегодня на жизнь Валерий Козловский зарабатывает на случайных «шабашках» — в составе различных бригад ездит по всей Беларуси, где для строителей есть хоть какая-то работа. Уровень заработка везде разный. Но в месяц все равно выходит больше, чем 400−500 рублей, которые можно получить на предприятии. Мужчина говорит, что мечтает вернуться в Польшу, где квалифицированные строители сегодня востребованы. Тем более что там у него остались практически все личные вещи и часть документов, за имуществом присматривает любимая женщина. Но нужно дождаться, пока для него истечет трехлетний запрет на въезд в эту страну.

Алексей Алешко больше 20 лет работает на стройках маляром. Причем все чаще находит работу за границей. Говорит, что в Беларуси его не устраивает уровень зарплаты.

— На 400 рублей в месяц жить невозможно, — считает мужчина, добавляя, что именно разбежка в оплате труда вынуждает его искать работу в России и Польше. Здесь он зарабатывает 800−1000 долларов в месяц, но признается, что «пахать приходится по 12 часов в сутки с одним выходным в неделю».

— И в Польше, и в России есть своя специфика. Сейчас появилось много посредников из числа белорусов, которые нередко обманывают своих соотечественников и недоплачивают им за работу. Поэтому если бы мне дома предложили вакансию за 500 долларов, пусть даже в хлеву навоз убирать, то пошел бы не раздумывая.

Одно время мужчина ездил на заработки в Минск, где трудился вахтовым методом в составе бригады. Но после 2015 года отказался от этой затеи, так как аренда жилья в столице стоит слишком дорого, и это несоизмеримо с доходами. Недавно Алексей вернулся из Польши, где проработал полгода на стройке в центре Варшавы. Говорит, что полученных денег семье хватит на то, чтобы безбедно прожить в Беларуси примерно до осени.

— Без дела здесь, конечно, не сидим. Всегда подворачивается какой-нибудь приработок. Но я уже давно забыл, что значит работать на государство, которое лично мне взамен ничего не дает. Медицина у нас фактически платная, образование тоже. На пенсию от государства я не рассчитываю. Поэтому предпочитаю заботиться о себе сам, пока это возможно.

На вольных хлебах. Выгодно ли быть ИП в стройиндустрии?

Плиточник-облицовщик Максим Махнач предпринимателем зарегистрировался с 2013 года. Сейчас, по его словам, с работой есть проблемы — заказчиков становится все меньше.

— Денег на ремонт у людей нет, поэтому если 3−4 заказа в месяц входит, то это очень хорошо.

Свой ежемесячный доход предприниматель не озвучивает, добавляя, что «раз на раз не приходится». Однако признается, что предпринимательство — это не основной его вид деятельности.

— Я работаю на предприятии в пищевой промышленности, — говорит Максим, для которого выполнение строительных работ является дополнительным заработком. — На одних ремонтах я бы не прожил.

Андрей Северин получил специальность маляра и плиточника-облицовщика в 2000 году по направлению от центра занятости. Опыта набирался в частных строительных компаниях, потом зарегистрировался в качестве предпринимателя. Говорит, что лет 7 назад в этой сфере можно было неплохо зарабатывать.

— Я тогда работал на шинном комбинате и параллельно на ремонтах делал вторую зарплату. В какой-то момент решил: зачем мне завод?

Сегодня, по его словам, денег хватает только на текущие расходы — и расценки упали, и заказов стало намного меньше, так как у бобруйчан «нет денег, чтобы строиться». Андрей признается, что раньше выезжал на заработки за пределы страны, но к таким предложениям относился без энтузиазма. Из-за поездок терялась клиентура, ведь в Бобруйске хороших специалистов заказчики передают из рук в руки.

— В России строитель может заработать гораздо больше, чем в Беларуси, это все знают. Но когда у тебя семья, которую не видишь месяцами, то это не выход. Плюс ко всему нужно быть уверенным, что тебя не обманут. А то каждый раз едешь и думаешь: отдадут деньги или не отдадут?

В среднем, по его словам, белорусский строитель в России получает около 1000 долларов — все зависит от квалификации и опыта работы. В Беларуси индивидуальному предпринимателю в сфере строительства, считает Андрей Северин, такие деньги сегодня можно заработать, если он завален заказами и трудится без выходных. В последнее время заказов у мужчины было немного, поэтому сейчас он находится в стадии ликвидации ИП. Говорит, что по 150 рублей налогов в месяц ему платить невыгодно.

На низкий уровень доходов жалуется и бобруйчанин Павел Федосеенко, который зарегистрировался в качестве ИП летом прошлого года. Говорит, что за это время расценки на строительные услуги и сдачу в аренду оборудования пришлось снизить в 2−3 раза.

— Люди хотят что попроще и подешевле, поэтому доходы каждый месяц падают.
По образованию Павел — каменщик, по специальности пробовал работать и в Минске, и в России, но принял решении вернуться в родной город. Говорит, устал от постоянных недоплат и обмана со стороны работодателей. Но и предпринимательство, по его словам, не обеспечивает в Бобруйске нормальной жизни.

— Уже думал о том, чтобы закрыть ИП, но посмотрим, что будет дальше.

-30%
-50%
-10%
-10%
-15%
-23%
-50%
-16%