108 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Кто стоит за BYPOL — инициативой, которая публикует громкие расследования и телефонные сливы
  2. На 1000 мужчин приходится 1163 женщины. Что о белорусках рассказали в Белстате
  3. Суды над студентами и «Я — политзаключенная». Что происходило в Беларуси и за ее пределами 7 марта
  4. Динаре Алимбековой не хватило секунды, чтобы выиграть медаль в спринте на КМ по биатлону
  5. Оловянное войско. Как учитель из Гродно преподает школьникам историю с солдатиками и солидами
  6. «Очень сожалею, что я тренируюсь не на «Аисте». Посмотрели, на каких велосипедах ездит семья Лукашенко
  7. Где поесть утром? Фудблогеры советуют самые красивые завтраки в городе
  8. «Хлеба купить не могу». Работники колхоза говорят, что они еще не получили зарплату за декабрь
  9. «Танцуем, а мое лицо прямо напротив ее груди». История семьи, где жена выше мужа (намного!)
  10. Минздрав опубликовал свежую статистику по коронавирусу: снова 9 умерших
  11. «Молодежь берет упаковками». Покупатели и продавцы — о букетах с тюльпанами к 8 Марта
  12. Минское «Динамо» в третий раз проиграло питерскому СКА в Кубке Гагарина
  13. BYPOL выпустил отчет о применении оружия силовиками. Изучили его и рассказываем основное
  14. «Можно понять масштаб бедствия». Гендиректор «Белавиа» — про новые и старые направления и цены на билеты
  15. Я живу в Абрамово. Как неперспективная пущанская деревня на пару жителей стала «модной» — и передумала умирать
  16. Стильно и минималистично. В ЦУМе появились необычные витрины из декоративных панелей
  17. На ЧМ эту биатлонистку хейтили и отправляли домой, а вчера она затащила белорусок на пьедестал
  18. Как заботиться о сердце после ковида и сколько фруктов нужно в день? Все про здоровье за неделю
  19. «Если вернуться, я бы ее не отговаривал от «Весны». Разговор с мужем волонтера Рабковой. Ей грозит 12 лет тюрьмы
  20. Изучаем весенний автоконфискат. Ищем посвежее, получше и сравниваем с ценами на рынке
  21. Что критики пишут о фильме про белорусский протест, показанном на кинофестивале в Берлине?
  22. «Прошло минут 30, и началось маски-шоу». Задержанные на студенческом мероприятии о том, как это было
  23. Госконтроль заинтересовался банками: не навязывают ли допуслуги, хватает ли банкоматов, нет ли очередей
  24. На воскресенье объявлен оранжевый уровень опасности
  25. «Кошмар любого организатора». Большой фестиваль современного искусства отменили за сутки до начала
  26. Россия анонсировала в марте совместные с Беларусью учения. В том числе — под Осиповичами
  27. «Ушло вдвое больше дров». Дорого ли выращивать тюльпаны и как к 8 марта изменились цены на цветы
  28. Стачка — за разрыв договора, профсоюзы — против. Что сейчас происходит вокруг «Беларуськалия» и Yara
  29. Насколько хорошо вы понимаете логику приговоров. Попробуйте себя в роли судьи. Игра
  30. Еще 68,9 млн долларов. Минфин в феврале продолжил наращивать внутренний валютный долг
реклама


Анастасия Аринушкина,

Я стою перед прилавком в булочной B., которая входит в одну из популярных сетей булочных в Германии. Заведение только что закрылось, но на полках еще лежат горы нераскупленной выпечки: булочки с колбасой или сыром, куски пиццы, пончики, круассаны и просто хлеб. Один из сотрудников булочной говорит: «Можете начинать». Все это хлебобулочное великолепие достается мне бесплатно — ведь я фудсейвер, спасатель еды. Нужно просто его забрать.

Источник: pixabay.com
Снимок носит иллюстративный характер. Источник: pixabay.com

Фудшеринг: спасаем продукты от мусорки

В Германии еще в 2012 году появились фудсейверы — это участники движения фудшеринг (Foodsharing). Суть заключается в следующем: участники «спасают» еду, которую в противном случае магазины или кафе будут вынуждены выбросить. Речь идет о продовольствии с истекающим сроком реализации или годности, приготовленной еде в кафе, о выпечке или продуктах с деформированной упаковкой. Главное условие — забирать нужно все, что дают, ведь фудсейверы в первую очередь занимаются спасением еды, а не экономией собственных расходов на продовольствие.

Это звучит проще, чем есть на самом деле. Булочки, некоторые из которых еще теплые от печи, быстро заполняют две большие икеевские сумки, которые я принесла с собой. Молоко как раз умещается в 15-литровое ведро. И это еще не предел: волонтеры, спасающие еду в крупных супермаркетах, порой приходят туда впятером, а само «спасение» легко растягивается часа на полтора. При этом на супермаркеты и заведения общепита в среднем приходится лишь 5 процентов от выбрасываемых продуктов в Германии. За большую часть выброшенного продовольствия ответственны потребители — на их долю приходится 61 процент.

Власти ФРГ хотят сократить количество выбрасываемой еды

По данным Министерства продовольствия и сельского хозяйства ФРГ, ежегодно в Германии выбрасывают более 11 млн тонн пригодных к употреблению продуктов питания. Немецкое правительство всерьез задумалось над этой проблемой и приняло программу мер по сокращению этой цифры: власти надеются, что к 2030 году немцы станут выбрасывать в два раза меньше еды. Свой вклад в «спасение» продуктов вносит и фудшеринг. С 2012 года волонтеры движения спасли 20,1 млн тонн еды. За это время по всей стране к занятию фудшерингом присоединились больше 50 тысяч человек.

Стремление бережно обращаться с едой не ново: правительства многих стран Евросоюза задумываются о мерах, которые можно предпринять, чтобы сократить количество выбрасываемой еды. Например, в Чехии и Франции крупные супермаркеты по закону обязаны отдавать благотворительным организациям продукты в деформированной упаковке и с истекающим сроком реализации. Иначе им грозит крупный штраф.

В Германии к таким мерам прибегать не собираются. В этом нет необходимости, поскольку в ФРГ такая практика уже давно применяется и без штрафов, отмечают в Министерстве продовольствия. Каждый год немецкие благотворительные организации получают от примерно 30 тысяч супермаркетов более 260 тысяч тонн продуктов питания, которые они раздают неимущим. Никакой конкуренции с фудшерингом здесь нет: в правилах движения подчеркивается, что самое важное — спасти еду от мусорки, и если продукты отправили на благотворительность или же предприятие не намерено избавляться от продовольствия, то это повод для радости, а не для огорчения. Кроме того, фудсейверы и сами приносят еду благотворительным организациям, с которыми они сотрудничают, например «Армии спасения» или Caritas.

Горы бесплатной еды

В фудшеринг я вступила еще в 2016 году. Тогда я приехала в Берлин студенткой по обмену, и весьма скромная стипендия вынуждала выискивать любые способы сэкономить. Фудшеринг представлялся мне отличной опцией: ты получаешь горы еды, и это бесплатно. Казалось, что так можно будет вообще не тратить деньги на продукты — получать их просто так можно будет в ближайшем кафе или магазине.

С наивными иллюзиями довольно быстро пришлось распрощаться. Во-первых, стать фудсейвером не так просто. Нужно зарегистрироваться, внимательно изучить правила этого объединения, а потом пройти тест. Кроме того, с фудшерингом взаимодействует далеко не каждое заведение, хотя сегодня с фудсейверами сотрудничают более 5 тысяч предприятий по всей стране и сеть постоянно растет.

Прежде чем отправляться на «спасение» еды, нужно вступить в команду, которая забирает еду в том или ином заведении. Наибольшей популярностью пользуются биомагазины и модные кофейни: в первых спасатели получают качественные и разнообразные продукты, из которых можно приготовить практически любые блюда, а во вторых еда уже готовая. Мест для новичков в таких командах чаще всего нет, хотя если очень хочется, можно попроситься у ответственного за предприятие.

Напротив, командам, которые спасают еду из булочных, всегда не хватает людей. Обычно там каждый вечер остается по 20−30 кг выпечки, а также ведро молока — иногда даже больше. Учитывая, что выбрасывать «спасенную» еду нельзя, волонтерам приходится выкручиваться и распределять ее по знакомым, соседям и благотворительным организациям. Никто не контролирует, как фудсейвер распределил еду. Однако если попасться на том, что выбросил большое количество спасенных продуктов или же попытался их продать, то можно с треском вылететь из фудшеринга.

Общественные холодильники с бесплатной едой

Пожалуй, у меня нет такого количества знакомых, которые бы обрадовались 15 литрам молока. Поэтому я отправляюсь в культурный центр Alte VHS, где каждый вечер проходят воркшопы, участники которых обычно вместе готовят ужин. Здесь находится один из «общественных холодильников» фудшеринга, куда любой может принести еду — как и любой может ее оттуда забрать.

Волонтеры фудшеринга организовали более 400 подобных холодильников по всей Германии. Поскольку за общественными холодильниками нет постоянного надзора, волонтеры каждые два дня их моют, а также следят, чтобы там не залеживались остатки старой или неподходящей еды. Например, здесь запрещено оставлять говяжий фарш, готовые блюда с сырыми яйцами, а также некипяченое молоко. Соответствующая инструкция прикреплена на дверце холодильника, как и выдержки из закона. Общественные холодильники не подпадают под пищевое законодательство, предполагается, что их используют частные лица, чтобы обмениваться едой с другими частными лицами. Все делают это на свой страх и риск.

Обитатели культурного центра на такой риск идут легко. Ведро с молоком сразу же отправляется на кухню, булочки с начинкой расходятся, еще не успев попасть в холодильник. Еда здесь обычно не залеживается: за исключением одной засохшей булочки, еще ни разу не видела в общественных холодильниках продукты, которые пришлось бы срочно выбросить.

-20%
-10%
-50%
-10%
-20%
-10%