Поддержать TUT.BY
63 дня за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Бывшему милиционеру дали 2 года «химии» — за оскорбление оперативника
  2. Минск лишили права проведения чемпионата мира по современному пятиборью
  3. Норвежская компания Yara отреагировала на заявления «Беларуськалия» по возврату уволенных работников
  4. 3 года «химии» получил минчанин, который выкатил камень на дорогу во время акции протеста
  5. Штрафы за участие в акциях протеста скоро вырастут до 100 базовых. Что изменится с новым КоАП?
  6. «Даже взгляд сфокусировать не мог». Поговорили с родными ученика, который после школы с ЧМТ попал в больницу
  7. Шахтеры, которые ушли в стачку, ответили на обещания «Беларуськалия» взять их обратно на работу
  8. В ТЦ «Пассаж» конфликт: предприниматели остались без света, работать не пускают охранники
  9. Пять лучших сериалов о сексе, от которых точно кайфанут зумеры
  10. В России ищут 80 вагонов для поставки бронетранспортеров БТР-80 в Беларусь. Разбираемся, в чем дело
  11. На продукты, лекарства и детские товары подняли НДС. Рассказываем, что должно заметно подорожать
  12. «Муж старше моей мамы на два года». История пары с большой разницей в возрасте
  13. Условия, отношение и распорядок. Что пишут о жизни в колонии и СИЗО фигуранты «политических» дел
  14. 18-летней Софии, которая расписала щиты военных, дали два года колонии. Ее другу — полтора
  15. Акции протеста, самоподжог на площади, Тихановская в Совбез ООН. Что происходило в Беларуси 22 января
  16. Опасный прецедент. Во что нам может обойтись отказ Yara от контракта с «Беларуськалием» (и почему все это важно)
  17. «Два с половиной года мы боремся за жизнь». История Надежды, чья дочь больна раком
  18. Двое детей, с женой в разводе. Кто тот минчанин, который поджег себя на площади Независимости
  19. «Противопоставление официальным комментариям». Генпрокуратура передала в суд дело журналиста TUT.BY и врача БСМП
  20. «Даже по московским меркам это элитное жилье». «А-100» презентовала квартал у площади Победы
  21. Московский суд арестовал белорусского бойца Алексея Кудина на два месяца
  22. Милиция так и не смогла найти, кто повредил мотоцикл байкера, который лихо уходил от погони ГАИ во время протестов
  23. «Поток ринувшихся к границе превратил окраину Бреста в «прифронтовую полосу». Как нашим уже пытались запретить выезд
  24. Послы Польши и Литвы так и не вернулись в Минск после отзыва в свои столицы осенью. Это надолго?
  25. «200 гостей гуляли два дня». Как сложилась судьба новобрачных, которых искали читатели TUT.BY
  26. «„Перевернуть страницу“ нельзя, психика так не работает». Психиатр, отсидевший «сутки», о том, что мы переживаем
  27. В Совбезе ООН выступили Тихановская и Латушко — напомнили о репрессиях. Постпред Беларуси спросил о свободе слова
  28. Бывший студент БНТУ подал иск, чтобы отменить свое отчисление. Вот что решил суд
  29. «В 115 ответили: «Ну вы же взрослые, сами решите». Как жила минская Малиновка без отопления и горячей воды
  30. «Условия крайней необходимости». СК отказался возбуждать дело на милиционера, который в Жодино ударил женщину в лицо
реклама
Испытательный
Банк ВТБ
13.3%
Всё серьёзно
Банк ВТБ
26.9 - 29.9%
Новенький
Банк ВТБ
26.9 - 29.9%

Все кредиты

Рублю, Ergo Sum (онлайн-депозит) 3 месяца
Белорусский народный банк
20.21%
Рублю, Ergo Sum 3 месяца
Белорусский народный банк
19.7%
Рублю, Ergo Sum (онлайн-депозит) 45 дней
Белорусский народный банк
19.5%

Все вклады


/ /

«Наши люди почему-то считают, что „Беллегпром“ — это плохо, а секонд-хенд — это модно. Мы хотим купить европейскую одежду, а почему мы хотим именно ее, а не свое? — говорит председатель „Беллегпрома“ Татьяна Лугина. — Я соглашусь, что там есть более креативные модели, но далеко не все лучше, чем у нас». Руководитель концерна рассказала FINANCE.TUT.BY о преимуществах белорусской одежды, как наши производители намерены продвигать свою продукцию, почему модели на экспорт отличаются от тех, которые продают в наших магазинах, и почему, на ее взгляд, не стоит покупать вещи у азиатов и в секонд-хенде.

Фото: Сергей Балай, TUT.BY

«К сожалению, у нас присутствует боязнь креатива»

Если сравнить одежду, которую выпускала белорусская легкая промышленность даже 10 лет назад, и то, что мы видим в наших магазинах сейчас, можно сказать, что производители шагнули далеко вперед. Качество вещей значительно улучшилось, появились современные расцветки, а у многих брендов и фасоны. Модные принты и отделки на отечественной одежде уже не редкость, а из льна, которым славится наша страна, стали шить не только бесформенные одеяния, но и стильные платья, брюки, блузы и многое другое. Несмотря на своеобразный прорыв, еще далеко не все белорусы желают «купляць беларускае», а одеваются в бутиках с европейской брендовой одеждой, в азиатских магазинах, секонд-хендах или вовсе за границей.

С Татьяной Лугиной мы встретились в одном из столичных магазинов белорусской одежды. Она хотела наглядно продемонстрировать, что отечественным производителям есть что показать и чем похвастаться. Действительно, выбор одежды здесь большой, есть и детская, и женская, и мужской трикотаж. Качество, надо отдать должное, наших вещей отменное — правильный крой, строчки ровные, торчащих ниток не встретишь, принты аккуратные. А вот фасоны и расцветки, чего уж таить, не все модные.

— По части дизайна я частично соглашусь, есть у нас с этим некоторые вопросы, — говорит председатель концерна. — Иногда бывает, что предприятия запускают в производство модели, которые нравятся самим работникам предприятия, а точнее, которые им более привычны. Случается, что молодой дизайнер, который понимает уличную моду, знает, что нужно молодежи, смотрит, что сегодня продается в сети, показывает какую-то актуальную модель. Но в то же время сидят реализаторы, представители фирменной торговли, и говорят: «О нет, мы это не продадим!» Но мы не узнаем, продадим или нет, пока не попробуем.

Фото: Сергей Балай, TUT.BY

Татьяна Лугина говорит, что руководство концерна уже не один раз собирало руководителей предприятий, чтобы донести до них, что каждая модель делается не для плана производства, а для рынка и должна быть кому-то нужна.

— Тем более что сегодня идет омолаживание основного покупателя, — продолжает председатель. — Сейчас это молодежь, которая хочет чаще обновлять свой гардероб, и дети, которые растут и им нужно покупать новую одежду. Необходима переориентация дизайнеров на молодежь, чтоб они не боялись уличной моды, стиля оверсайз, нестандартного подхода. К сожалению, присутствует у нас боязнь креатива. «А вдруг не продадим?», «А вдруг это не пойдет нашему покупателю?», «Давайте делать что-то более традиционное!».

Фото: Сергей Балай, TUT.BY

«Мало просто выпустить модную вещь и повесить на вешалку, нужно еще рассказать о ней»

Председатель «Беллегпрома» считает, что для того, чтобы люди стали покупать белорусскую одежду, нужно не просто переориентироваться.

— Необходим комплексный подход к продвижению товара. Мало просто выпустить модную вещь и повесить на вешалку, нужно еще рассказать о ней, грамотно прорекламировать, — уверена Татьяна Лугина. — Сегодня рекламировать себя не так уж и сложно. Просто маркетинговые службы предприятий, особенно государственных, пользуются недостаточным количеством инструментов. Сейчас в стране огромное количество мероприятий, где много молодежи и можно распиарить свою марку. Есть и байкерские слеты, и концерты, те же Европейские игры. Мало участвовать только в каких-то фестивалях, неделях моды. Нужно чаще выходить в массы. Если руководители предприятий это поймут и будут готовы пойти на какие-то проекты, пусть даже не всегда привычного формата, тогда дело пойдет. Стоит больше доверять молодым специалистам, которые приходят с какими-то новыми идеями.

Фото: Сергей Балай, TUT.BY

Кстати, по поводу торговли во время II Европейских игр продавцы магазина на Романовской Слободе, где мы смотрели одежду, сказали, что шла она не очень хорошо.

— Продажи в начале месяца, до Европейских игр, были лучше. Иностранцы к нам не заходили, такс-фри мы не оформляли. Наверное, покупатели до нас не доходили — возле магазина всё 2 недели было перекрыто. Плюс сильная жара стояла, — предполагают продавцы.

Поинтересовались мы у председателя «Беллегпрома» и тем, почему экспортные варианты белорусской одежды порой отличаются от ассортимента наших магазинов. На различия в моделях обратила внимание наш корреспондент, которая накануне была в Санкт-Петербурге.

В российской северной столице только на одном из проспектов мы насчитали 5 магазинов белорусского трикотажа. А если верить карте, то в городе их больше 50. Покупателей там немало. На бирках товара указаны производители Woolmark Trade, «Купалинка», ELITE MODA, Melissena, Vita Comfort, «Калинка», «Либерти», Bazalini и другие. Наверное, не каждый белорус знает, что у нас есть такие бренды.

Фото: Сергей Балай, TUT.BY

— Да, в Петербурге любят вашу одежду, — рассказала продавец одного из питерских магазинов, узнав, что мы журналисты из Беларуси. — Кстати, не только одежду, но и косметику. Товары качественные и относительно недорогие (к слову, цены там выше, чем у нас. — Прим. TUT.BY). У меня много постоянных клиентов, которые приходят сюда одеваться систематически. В основном это женщины среднего возраста, молодежи поменьше. К примеру, блузу белорусского производства можно купить за 2,1 тысячи российских (68 белорусских рублей), туника стоит 3,3 тысячи (106 белорусских рублей). Платья есть и за 4 тысячи (130 белорусских рублей), и за 6 (194 белорусских рубля). Есть и дороже. Покупательницы рассказывали, что даже в Беларусь за одеждой ездили, потому что там она гораздо дешевле, чем здесь.

Татьяна Лугина поясняет, почему отличается ассортимент.

— На предприятиях иногда для разработки вещей на экспорт один худсовет, а для внутреннего рынка — другой. Поэтому модельный ряд, к примеру, для России и Беларуси у некоторых производителей может отличаться, — прокомментировала наши наблюдения Татьяна Лугина. — Россияне видят одежду и моду не так, как мы. Люди, которые приезжают из России на худсоветы или для формирования своих заказов, более свободны в принятии каких-то нетрадиционных решений, более смелых цветовых блоков, печати, конструкции и отделки, чем та комиссия, которая готовит вещи на внутренний рынок. Поэтому что-то ориентировано именно на экспорт. Это ведь валюта, которая поступает в страну.

Фото: Сергей Балай, TUT.BY

«Страна не может превратиться в мусорку для б/у одежды»

Татьяна Лугина считает, что некоторые люди ошибочно полагают, что европейская одежда лучше нашей.

— Наши люди почему-то считают, что «Беллегпром» — это плохо, а секонд-хенд — это модно. Мы хотим купить европейскую одежду, а почему мы хотим именно ее, а не свое? Я соглашусь, что там есть более креативные модели, но далеко не все лучше, чем у нас, — уверена Татьяна Лугина.

С тем, что наша одежда не всегда дешевая, председатель «Беллегпрома» согласилась. Но оговорилась, что сейчас магазины и торговые дома довольно часто устраивают дни скидок, поэтому те, для кого дорого купить по обычной цене, могут приобрести, к примеру, с 25% скидкой.

— В итоге платье из качественной ткани, хорошего пошива, соответствующее всем стандартам, которое стоило 80 рублей, уже можно купить за 60. А это не так дорого, — подчеркивает председатель концерна. — Торговля уже приучила всех к скидкам. Поэтому в стоимость вещи уже закладывается возможность потом сделать скидку. Чтоб и предприятие могло заработать. Сама система пришла к тому, что даже в вещь со скидкой 50% уже заложена прибыль. Очень не хотелось бы, чтоб на рынке происходил сдвиг в сторону азиатских товаров и секонд-хенда только из-за цены. Ведь когда ты носишь новую качественную вещь — это очень приятно.

Фото: Сергей Балай, TUT.BY
Фото: Сергей Балай, TUT.BY

Она отметила, что «выбирать, конечно же, покупателю, носить ли одежду из Европы, которую уже неизвестно кто надевал, вещи из азиатских магазинов сомнительного происхождения или наши».

— Страна не может превратиться в мусорку для б/у одежды. В России, к примеру, сейчас нет такой динамики открытия магазинов секонд-хенда. Мы сами создали некую моду на секонд-хенд. А ведь это вещи, которые были в употреблении. И хорошо, если их обработали каким-то веществом, к примеру газом, или постирали, чтобы дезинфицировать после предыдущего человека, который ее носил. У нас в стране их никто не стирает и не дезинфицирует, — отметила председатель. — Здоровенными тюками это все возится, особенно через польскую границу, приезжают различного плана частники, эти тюки разбирают, загружают в свои микроавтобусы и увозят. Никакой обработки у нас эти вещи не проходят.

По словам Татьяны Лугиной, раньше у нас был режим обязательной дезинфекции таких вещей. Теперь норму убрали, и она носит рекомендательный характер.

Фото: Сергей Балай, TUT.BY

Председатель «Беллегпрома» сказала, что концерн не будет бороться с секонд-хендами и азиатскими магазинами. Но у них есть идея запустить информационный проект, в котором специалисты и врачи будут рассказывать о вреде некачественной одежды и обуви.

— Сегодня очень много говорится о соблюдении техрегламентов, сертификации, честной конкуренции. Но мы видим, что в Беларуси все равно большое количество продукции без сертификатов. Понятно, что бороться с такой волной сомнительного товара очень сложно. До каждого места его реализации не дойдешь. Мы решили не тратить силы на борьбу с этим товаром, а просто информировать людей о его небезопасности, — делится планами председатель концерна. — У нас есть идея создать совместно со СМИ проект — будем рассказывать, к примеру, что обувь из кожзаменителей, или, как их сегодня любят называть красивым словом, эко-кожи, может отразиться на здоровье, особенно детей.

-10%
-30%
-40%
-20%
-40%
-20%
-55%
-28%
-50%
-20%