Испытательный
Банк ВТБ (Беларусь)
14.5%
Всё серьёзно
Банк ВТБ (Беларусь)
14.9 - 22.9%
Новенький
Банк ВТБ (Беларусь)
14.9 - 29.9%

Все кредиты

Вклад в будущее (онлайн-депозит)
Белорусский народный банк
12.88%
Доходный на 1095 дней
Банк ВТБ (Беларусь)
12.78%
Вклад в будущее
Белорусский народный банк
12.88%

Все вклады


Юлия Грицкевич / Фото: Марина Серебрякова /

О белорусской толерантности много спорят. Кто-то считает ее визитной карточкой, кто-то уверен: до толерантности нужно еще дожить. Вместе с РАБОТА.TUT.BY мы решили выяснить, как обстоят дела с терпимостью в сфере трудоустройства. Толерантны ли к яркой внешности работодатели в Беларуси или официальный дресс-код и внешний вид — «наше все»? Рассказываем истории трех неформалов о поиске работы и готовности измениться ради вакансии мечты.

«Мама мной гордится»

Сергей Шевцов, 24 года, ищет дополнительную работу:

— Я веду блог о татуировках на YouTube и выступаю как бас-гитарист с музыкальной группой. Это приносит доход, на который можно жить, но я хочу больше. Хочется жену порадовать лишний раз, съездить куда-нибудь, а средств не хватает.

По образованию я повар, мое первое место работы — общепит в Витебске. В 17 лет я проходил практику после колледжа, и уже тогда у меня были татуировки на кистях рук. Работал в перчатках, так что тату были не особо заметны. Вообще не помню, чтобы они кого-то волновали. Качество работы всегда было важнее.

Вопросы начались, когда я переехал в Минск и стал менеджером по продажам в крупной компании. Я работал напрямую с клиентами, и реакция была разной. Одни не высказывались о внешности, старались поскорее закончить дело. Другие интересовались, больно ли бить татуировки. А одна из клиенток при первой встрече подумала, что со мной будут проблемы.

Понимаю, что с трудоустройством всегда могут быть сложности, но осознанно продолжаю делать новые тату. Хотя я не принципиален. Если работодатель попросит состричь синие волосы и прикрыть татуировки — сделаю. Разве что маску не надену. Люди часто предвзяты к отличиям других, и я отношусь к этому с пониманием. Консультант в магазине одежды с татуировками на лице, скорее всего, продаст меньше, чем его коллега без них.

Для меня важнее мнение близких. Племянник, глядя на меня, хочет покрасить волосы и сделать татуировки. А мама не до конца понимает, но доверяет моим решениям. Недавно я провожал ее в Витебск, и к нам вышел водитель маршрутки. Посмотрел на меня и спросил: «Это что еще за чудо?» Мама не растерялась: «Это мой сын, и я им горжусь». Было приятно.

С более агрессивной реакцией я не сталкивался. Последний месяц активно ищу работу, разместил резюме на сайте rabota.tut.by. Честно предупреждаю о татуировках при первом телефонном разговоре. Берегу свое и чужое время: если компанию не устраивает такой расклад, мы просто расходимся. Хотя я считаю, что в большинстве профессий внешний вид — дело десятое.

«На работе все хорошо, а с родителями отношения натянутые»

Светлана Гришель, 25 лет, тестирует ПО в крупной IT-компании в Минске:

— Я не нравилась себе, когда была подростком. Родители запрещали что-то менять, а я смотрела на фото необычных людей и думала, что мне такое никогда не светит. Потом поняла, что, если ничего не изменю, буду жалеть. В итоге в 19 лет я сделала дреды.

Тогда мы сильно поругались с родителями. В мой адрес бросили жесткое «Да ты никогда нормальную работу не найдешь!». Парадокс в том, что теперь на работе у меня все хорошо, а татуировок и пирсинга меньше не становится. На нынешней позиции я тружусь уже два года. Хоть это и распределение после университета, мне все равно пришлось пройти полный цикл отбора: тесты, несколько собеседований, испытательный срок.

На каждом этапе я волновалась. Думала, что мои дреды, микродермалы на лице или заметные татуировки могут повлиять на решение работодателей. Я ничего не прятала специально, но и сама вопросов не задавала. В итоге никто про внешность не говорил, всех интересовали только мои способности. И я удивлялась: как так? Родители же обещали другое!

Сейчас в компании меня ценят, клиенты тоже относятся спокойно. Вообще, сфера IT довольно свободная. Здесь плевать, как ты выглядишь, главное — показывать результат в проектах. Мне нравится QA-инжиниринг, и я планирую развиваться в этой области. А еще хочу отрастить дреды до талии и забить татуировками вторую руку. Думаю, это не повлияет на мою работу.

Ни татуировки, ни пирсинг в современном мире не определяют человека как специалиста. Проблемным сотрудником может быть и человек без модификаций. Я бы, например, хотела, чтобы дресс-код учителей был свободнее. Конечно, без перегибов вроде шипов на лице (это может выглядеть агрессивно), но и без жестких рамок.

Кстати, в университете у меня тоже проблем не было, я училась на отлично. А если у преподавателей и возникали вопросы по поводу внешности, то быстро отпадали: я брала знаниями. Единственные, кто до сих пор не смог принять мой выбор, — родители. Но я уже ни на что не надеюсь, просто стараюсь свести общение с ними к минимуму. Все-таки жить с такой внешностью мне, а не им.

«На собеседования специально одеваюсь поярче»

Артур Давидович, 31 год, работает шеф-поваром в нескольких заведениях Гродно:

— Свою первую татуировку я сделал в 12 лет и с тех пор продолжаю «забиваться». Раньше у меня были большие тоннели, много пирсинга на лице. Сейчас тоннели зашиты, а к другим видам изменения внешности я отношусь спокойнее: то ли в силу возраста, то ли из-за занятости. В последнее время много работаю: бывает, прихожу домой к полуночи. Время остается только на сон.

В Гродно я уехал по приглашению компании. Здесь для меня создали комфортные условия, и никому нет дела до татуировок. Показываю результат, гости ресторанов довольны, а мой внешний вид ни на что не влияет. Но так было не всегда. В 2000-х я долго искал работу и часто видел страх в глазах работодателей.

О возможных проблемах с трудоустройством я никогда не задумывался. Я упрямый: если чего-то хочу — делаю, что-то нужно — добьюсь. В моем резюме на сайте rabota.tut.by стоит старая фотография, где не очень хорошо видны тату. Но на собеседования я специально одеваюсь поярче: рваные джинсы, куртка-косуха, открытые татуировки. Это дает возможность понять, сработаемся ли мы с компанией. Если обращают внимание на внешность, а не на профессионализм, то лучше мирно разойтись.

Близкие к моим тату относятся по-разному. Бабушка и мама переживают, а брат стал татуировщиком и отрабатывает навыки на мне. Жена реагирует спокойно, а детям просто интересно. Все мои татуировки имеют смысл: имена и даты рождения сына и дочки, мое имя, зашифрованное в образе медведя. Все это для меня важно, поэтому ничего прятать от потенциальных работодателей я не буду.

Сейчас я сам нанимаю людей и обращаю внимание на их навыки, а не на внешность. Конечно, татуировки тоже бывают разные. Например, есть тюремные наколки, которые несут определенный смысл и могут рассказать о хозяине что-то важное. Но первостепенный вопрос — способности. Да и сейчас большинство делает тату с художественным посылом. Мне, например, с такими людьми бывает даже проще работать.

* * *

А что думают на эту тему работодатели и другие соискатели? Мы обратились за комментарием к коллегам с РАБОТА.TUT.BY, которые недавно проводили соответствующий опрос.

— В июне мы провели онлайн-опрос среди 317 работодателей и 3170 соискателей и выяснили, что и те, и другие респонденты единогласно признают (97,1%) влияние внешнего вида сотрудника на успешное трудоустройство. При этом 7 из 10 компаний считают уместным отказать соискателю в работе из-за нестандартного, слишком яркого или вызывающего внешнего вида: если работа предполагает постоянное взаимодействие с клиентами (35,6%) или если внешний вид оскорбляет чувства других и мешает работе (35,6%). Однако на практике вовсе не наличие татуировок, дредов, пирсинга и прочего становится частой причиной отказов в трудоустройстве. Более 44% нанимателей отказывали в работе по причине неопрятности потенциальных сотрудников. При этом большинство соискателей (72%) с нестандартной внешностью отмечают, что не сталкивались с проблемами в работе из-за нее. Более 8% таких опрошенных отметили, что их внешний вид даже поспособствовал трудоустройству, — рассказывает Светлана Шапорова, директор РАБОТА.TUT.BY.

Партнер проекта:

-20%
-40%
-70%
-20%
-15%
-25%
-10%
-24%
-40%