Поддержать TUT.BY
63 дня за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Акции протеста, самоподжог на площади, Тихановская в Совбез ООН. Что происходит в Беларуси 22 января
  2. Московский суд арестовал белорусского бойца Алексея Кудина на два месяца
  3. «Муж старше моей мамы на два года». История пары с большой разницей в возрасте
  4. «В 115 ответили: «Ну вы же взрослые, сами решите». Как жила минская Малиновка без отопления и горячей воды
  5. «Противопоставление официальным комментариям». Генпрокуратура передала в суд дело журналиста TUT.BY и врача БСМП
  6. Послы Польши и Литвы так и не вернулись в Минск после отзыва в свои столицы осенью. Это надолго?
  7. «Два с половиной года мы боремся за жизнь». История Надежды, чья дочь больна раком
  8. В России ищут 80 вагонов для поставки бронетранспортеров БТР-80 в Беларусь. Разбираемся, в чем дело
  9. Шахтеры, которые ушли в стачку, ответили на обещания «Беларуськалия» взять их обратно на работу
  10. Норвежская компания Yara отреагировала на заявления «Беларуськалия» по возврату уволенных работников
  11. «Условия крайней необходимости». СК отказался возбуждать дело на милиционера, который в Жодино ударил женщину в лицо
  12. В ТЦ «Пассаж» конфликт: предприниматели остались без света, работать не пускают охранники
  13. Двое детей, с женой в разводе. Кто тот минчанин, который поджег себя на площади Независимости
  14. Штрафы за участие в акциях протеста скоро вырастут до 100 базовых. Что изменится с новым КоАП?
  15. Минск лишили права проведения чемпионата мира по современному пятиборью
  16. Пять лучших сериалов о сексе, от которых точно кайфанут зумеры
  17. 3 года «химии» получил минчанин, который выкатил камень на дорогу во время акции протеста
  18. Милиция так и не смогла найти, кто повредил мотоцикл байкера, который лихо уходил от погони ГАИ во время протестов
  19. «200 гостей гуляли два дня». Как сложилась судьба новобрачных, которых искали читатели TUT.BY
  20. Условия, отношение и распорядок. Что пишут о жизни в колонии и СИЗО фигуранты «политических» дел
  21. 18-летней Софии, которая расписала щиты военных, дали два года колонии. Ее другу — полтора
  22. «Поток ринувшихся к границе превратил окраину Бреста в «прифронтовую полосу». Как нашим уже пытались запретить выезд
  23. Выросла на ферме и вышла замуж за парня, с которым встречалась 10 лет. Лучшая биатлонистка прямо сейчас
  24. Опасный прецедент. Во что нам может обойтись отказ Yara от контракта с «Беларуськалием» (и почему все это важно)
  25. В Совбезе ООН выступили Тихановская и Латушко — напомнили о репрессиях. Постпред Беларуси спросил о свободе слова
  26. На продукты, лекарства и детские товары подняли НДС. Рассказываем, что должно заметно подорожать
  27. Бывший студент БНТУ подал иск, чтобы отменить свое отчисление. Вот что решил суд
  28. «Даже взгляд сфокусировать не мог». Поговорили с родными ученика, который после школы с ЧМТ попал в больницу
  29. Видеоурок. Как выбраться даже из глубокого снега без буксира
  30. Бывшему милиционеру дали 2 года «химии» — за оскорбление оперативника
реклама
Испытательный
Банк ВТБ
13.3%
Всё серьёзно
Банк ВТБ
26.9 - 29.9%
Новенький
Банк ВТБ
26.9 - 29.9%

Все кредиты

Рублю, Ergo Sum (онлайн-депозит) 3 месяца
Белорусский народный банк
20.21%
Рублю, Ergo Sum 3 месяца
Белорусский народный банк
19.7%
Рублю, Ergo Sum (онлайн-депозит) 45 дней
Белорусский народный банк
19.5%

Все вклады


/

Уже не в первый раз в интернете появляются петиции на тему алиментов. В одной предлагалось урезать размер выплат и установить верхний предел суммы, к примеру в 1,5 бюджета прожиточного минимума. Во второй, которая сейчас находится на рассмотрении в палате представителей Нацсобрания, обязать родителя — получателя алиментов отчитываться перед плательщиком об их расходовании. Мол, матери (именно с ними в Беларуси практически всегда остаются дети) тратят деньги на себя и новых мужей, а не на ребенка.

FINANCE.TUT.BY спросил у отцов, которые платят алименты, что они думают по поводу этих предложений и сколько денег они тратят на содержание своих детей.

Фото: Pixabay.com
Фото: Pixabay.com

«От того, что мы с бывшей женой разошлись, я не стал любить дочь меньше»

У минчанина Евгения есть дочь Маша от первого брака, ей 12 лет. Она осталась жить с мамой. Мужчина говорит, что это было решение девочки. Сейчас Евгений в новом браке воспитывает шестилетнего сына Диму.

— Я плачу деньги на содержание дочки с момента, как мы стали жить не вместе. Никаких судов не было. Во-первых, мы с женой развелись по обоюдному согласию, без всяких обид. Поэтому нормально общаемся и решаем все вопросы, касающиеся Маши, вместе. Во-вторых, моя официальная зарплата около 500 рублей. То есть по закону я бы платил 25% от этой суммы — всего 125 рублей. Но это очень мало.

Евгений говорит, что на содержание дочери в месяц он дает 400−500 рублей. Эту сумму он переводит бывшей жене. Еще где-то 50−60 рублей ежемесячно Маша получает на карманные расходы.

— Жена моя бывшая — медсестра, зарплата у нее небольшая. Но я знаю точно, что деньги, которые я даю, идут на дочь. Маша танцами занимается, кружок оплачивать нужно. Плюс английский. Это где-то 200 рублей в месяц. У дочки есть все необходимое — одежда, здоровое питание, развлечения. Никогда не слышал от нее каких-либо жалоб. Даже если жена и потратила что-то на себя когда-то, то я не вижу в этом ничего страшного. Главное, что Маше всего хватает.

Дочь, как рассказывает мужчина, может к нему приходить когда захочет. И его новая жена, и сын хорошо относятся к девочке. Мама Маши не возражает.

— Маша дружит с Димой — так зовут ее брата, по выходным остается у нас ночевать и когда ее мама в ночную смену работает. У нее в моей квартире есть одежда, рукоделие какое-то. Если мы с женой куда-то ведем сына, то и Машу берем с собой. В прошлом году мы летали на отдых в Турцию на 10 дней, дочь была с нами. Жена бывшая в оплате отдыха не участвовала. Зато с собой Маше денег дала, купальник и обувь в поездку купила.

По поводу уменьшения размеров алиментов и установления верхней границы суммы Евгений говорит, что не стоит это делать для всех в обязательном порядке.

— Я считаю, что детей бывших не бывает. От того, что мы с бывшей женой разошлись, я не стал любить дочь меньше. И не хочу, чтобы ее жизнь хотя бы в материальном плане как-то изменилась, — говорит отец. — Может, в каких-то отдельных случаях, когда супруги плохо расстались и родитель, с которым остался ребенок, непорядочно поступает по отношению к другому родителю, ограничения по сумме алиментов вводить и стоит. Но исходя из размеров наших зарплат мало на чьи алименты действительно можно растить ребенка, и уж тем более — шиковать.

Что касается отчета перед вторым родителем за израсходованные алименты, Евгений говорит, что и тут нужен индивидуальный подход.

— Лично мне никакой отчет не нужен. Моя бывшая жена честный и порядочный человек, который очень любит ребенка. И она сделает все, чтобы Маше жилось хорошо, — с уверенностью сказал Евгений. — Если бы у меня возникли подозрения, что Машу обделяют, что ей чего-то не хватает, я просто забрал бы ее к себе. Не думаю, что моя нынешняя жена была бы против.

Также мужчина подчеркивает, что довольно часто в бывших супругах говорит обида. И если на законодательном уровне прописать то, что предлагают авторы петиций, то это может стать дополнительным оружием, чтоб портить друг другу жизнь, а не благом для совместных детей.

Фото: Александра Квиткевич, TUT.BY
Фото: Александра Квиткевич, TUT.BY

«Я не готов содержать кроме своего сына еще и чужого ребенка, бывшую жену и ее мужа»

С женой Максим из Витебска развелся 3 года назад. У них есть общий ребенок. У бывшей супруги недавно появился малыш от второго брака.

— Сейчас бывшая в декретном отпуске, — рассказывает Максим. — Денежные вопросы у нас начались, как только мы разошлись. Я зарабатываю неплохо, а нынешний муж бывшей жены — не очень. Я давал на ребенка 300 рублей в месяц. Плюс оплачивал кружки, покупал одежду. Когда вместе ходили гулять, игрушки дарил и так далее. Но мне все время предъявлялись претензии, мол, мало даю, надо еще то, это. А когда у них появился второй ребенок, траты на моего ребенка якобы выросли вдвое.

В какой-то момент, по словам Максима, ему надоело «платить за все» — и он подал в суд на установление размеров алиментов. Теперь алименты составляют чуть больше 400 рублей.

— В меня полетят камни, но я не готов содержать кроме своего сына еще и чужого ребенка, бывшую жену и ее мужа. Мне не жаль денег для сына, но он не наест на 600 рублей в месяц. Новой одежды я у него не видел, каких-то игрушек, телефона или еще чего-то — тоже. Куда тогда деваются деньги? Бывшая жена сказала, что очки сыну нужны, стоят 150 рублей. Не вопрос, дал. Но когда увидел, что ему купили… Им красная цена 30 рублей, — рассказывает мужчина.

Максим говорит, что сына к себе забирает довольно часто: два раза в месяц на выходные и на неделе 1−2 раза. Мама мальчика, по его словам, не против, «потому что ей с младшим ребенком тяжело».

— Я бы вообще забрал сына к себе, но бывшая жена не позволяет. Думаю, из-за того, что алименты получать не будет, — предполагает Максим. — Если моих 400 рублей не хватает на содержание сына, я могу давать и больше, но в этом случае я хочу получать отчет о тратах. Мне нужно быть уверенным, что я действительно плачу за своего ребенка. Мне достаточно будет видеть чеки за какие-то большие покупки, за те же очки. На продукты, я уверен, рублей 300 ребенку достаточно. 100 — на кружки. Ну и мама же должна что-то ему покупать, не только папа.

Идея урезать алименты — ввести верхний предел суммы — Максиму понравилась.

— Это уже давно нужно было сделать. Я говорю о выведении какой-то оптимальной суммы, на которую можно растить ребенка, и делении ее надвое — между папой и мамой. Чтобы те, кто зарабатывает хорошо, не содержали бывших жен, их мужей и детей. Но при этом я не учитываю какие-то экстренные и крупные траты. К примеру, дорогое лечение, покупка компьютера. Стоимость этого тоже должна делиться надвое и платиться сверх алиментов.

Фото: Pixabay.com
Фото: Pixabay.com

«Жалеть денег на своего ребенка, неважно какую сумму, — это странно»

Минчанин Александр платит алименты на одного ребенка — это 25% от его заработка. Парень говорит, что каждый месяц сумма получается разная, но в среднем 800 рублей.

— С ребенком встречаюсь раз в неделю и забираю на одни выходные в месяц. На больше его мама не согласна, — рассказывает Александр. — Кафе, кино и прочее, естественно, я тоже оплачиваю, когда мы ходим гулять. То есть сверх алиментов еще рублей 200 уходит. Это мой ребенок, жалеть денег на него, неважно какую сумму, — это странно. Но я могу сказать, что семья, в которой он живет сейчас, обеспеченная. Поэтому мои деньги большой роли не играют. Он и так бы ни в чем не нуждался. Точно не голодал бы, был бы одет, выезжал бы на отдых в теплые страны несколько раз в год.

Александр считает, нужно подходить индивидуально к вопросу размеров алиментов.

— Стоит ли урезать алименты? Сложно говорить. Многие отцы и так сознательно уходят от их уплаты, просят на работе, чтоб им официальную зарплату занижали и тому подобное. Я к ним не отношусь. Но допускаю, что в каких-то случаях размер может быть снижен, — рассуждает Александр. — К примеру, если ребенка воспитывает уже не одна мать, а мать с новым мужем, семья у них обеспеченная, ее доходы в несколько раз превышают доход отца, который платит алименты. Наверное, целесообразно было бы для него снизить выплаты. Если отец обеспеченный, а мама или новая семья ребенка не очень, то тогда отец может платить и больше 25% от своего дохода, чтоб ребенок ни в чем не нуждался.

По мнению мужчины, оптимальный формат отчета о расходовании алиментов — это переводить деньги на карт-счет, к статистике которого плательщик будет иметь доступ. Чтоб он видел, что конкретно покупают ребенку. До абсурда с чеками за продукты доходить не стоит, говорит Александр.

— А в моем случае я бы вообще не хотел просто переводить алименты бывшей жене. По крайней мере всю сумму. Я бы лучше тратил эти деньги на ребенка сам. Опять же это был бы лишний повод побыть вместе, прогуляться по магазинам и так далее. А то получается, что я перевожу, а ребенок, вероятно, даже не знает, что папа тоже ему что-то дает и что в том, что ему покупают, есть и папино участие. Возможно, он думает, что папа — это только кино, мороженое в парке раз в месяц, какие-то подарки, и всё. Хотя сверх алиментов я дарю и недешевые подарки, к примеру айфон, и отдыхать мы вместе летали.

Еще один вариант, который Александр считает приемлемым для себя, это отдельный карт-счет для ребенка, поступление сумм на который он мог бы видеть, скажем, через смс. Чтобы он знал, что это от папы.

— Дело не в каком-то тщеславии. Когда он говорит: «Папа, мне на Новый год велосипед подарили». А я понимаю, что, возможно, это за мои деньги подарено. Но об этом никто не скажет, и он будет думать, что подарили другие люди.

На вопрос, забрал бы он ребенка к себе, Александр отвечает однозначно — да.

— У меня нет таких мыслей типа «мне нужно устраивать личную жизнь, зачем мне ребенок». Моя дверь всегда для него открыта, — заключил мужчина.

Фото: Александра Квиткевич, TUT.BY
Фото: Александра Квиткевич, TUT.BY

«Ситуации и с первой, и со второй женой показывают, что не все деньги доходят до детей»

Вадим дважды разведен. От первого брака у него один ребенок, от второго — два. На всех детей мужчина тратит около 60% своего текущего дохода.

— Была конфликтная ситуация с первой женой, в разводе с ней мы уже 7 лет, — рассказывает Вадим. — Сначала я платил алименты добровольно. Но вскоре стал замечать, что у дочки то колготки рваные, то джинсы всего одни и протертые, то приходит ко мне и никак не может наесться — такая голодная. И я, и мои родители дочке давали деньги на продукты, покупали какие-то вещи, в санаторий ее возили по несколько раз в год. Это все сверх алиментов.

Потом, как рассказывает Вадим, дочка переехала жить к нему на полгода. «За это время ее мать ни копейки не дала на содержание ребенка».

— Потом дочь решила вернуться к маме. Бывшая жена тут же ко мне прибежала, мол, плати алименты. Я сказал, что ребенок полгода жил со мной, ты ни копейки не давала, поэтому у меня есть полное моральное право полгода тебе ничего не давать. Она через пару месяцев подала на меня в суд, причем требовала взыскать алименты за 3 года, несмотря на то, что я ей их платил и сверх алиментов нес расходы на дочку, — продолжает мужчина. — Теперь я плачу алименты по мировому соглашению, заключенному в суде, фиксированную сумму. На момент, когда было заседание суда, сумма составляла 30% от моего дохода. На остальных детей я плачу сумму в два раза больше. Условно говоря, если на первого ребенка 400 рублей, то на двоих младших — 800.

Теперь конфликт у Вадима назревает со второй женой.

— По закону у нас родители имеют равные права и равные обязанности по воспитанию и содержанию детей, а у нее есть четкая мысль, что содержать детей должен отец. Я предлагал ей пересогласовать сумму, которую я плачу на детей, исходя из того, что сумма алиментов на первую дочь по мировому соглашению уменьшилась, а сумму на младших детей мы привязывали к ней. Но она отказалась, — говорит Вадим. — Вторая жена нигде не работает, поэтому она и сама живет на мои деньги, и детей содержит. Дети по выходным со мной, отпуск, полтора месяца, вместе провели. После возвращения из отпуска бывшая жена сразу же пришла с вопросом, когда на детей будут алименты.

Вадим считает, что однозначно нужно установить какой-то верхний предел суммы алиментов. Потому что в ситуации с его второй женой «она и в браке не работала, сидела на шее, и сейчас продолжает».

— После развода прошел год, а она так и не устроилась никуда работать. И сделать это стимула у нее нет. Потому что если я перестану платить алименты по медиативному соглашению, она может взыскать эту же сумму через суд, — говорит мужчина. — А может быть, даже и большую. Если мой бизнес пойдет в гору и доход вырастет. Думаю, что потолок можно было бы установить на уровне 500 рублей на одного ребенка с обоих родителей: грубо говоря, 250 рублей с мамы и 250 рублей с папы. Этого хватило бы на какие-то стандартные траты. Естественно, на нестандартные придется сбрасываться в равных долях дополнительно. К примеру, старшей дочке нужно брекеты поставить — это тысяча долларов.

Вадим «двумя руками за отчет о трате алиментов». Его ситуации и с первой, и со второй женой показывают, что не все деньги доходят до детей". Поэтому контроль не помешал бы.

— На мое предложение посчитать расходы на детей, чтобы как-то обосновать сумму алиментов, вторая бывшая так прямо и отвечает, что не обязана мне отчитываться. А это указывает только на то, что часть денег идет не детям, — уверен Вадим. — Я неоднократно предлагал забрать детей: либо договориться, что две недели они живут со мной, две — с ней. Либо чтобы они полностью жили со мной. Но она отказывается. Ведь тогда она перестанет вообще получать алименты и придется выходить на работу. Но зная нашу судебную практику, когда детей в 99% случаев оставляют с матерями, я скептически отношусь к тому, что законодатель ограничит максимальный размер алиментов и обяжет женщин отчитываться о том, куда они их расходуют.

Напомним, алименты выплачиваются в процентом соотношении к зарплате, а именно: 25% от доходов на 1 ребенка, 33% — на 2 детей, 50% доходов — на 3. При этом есть сумма, ниже которой не может быть размер алиментов. Она привязана к бюджету прожиточного минимума, который составляет 230,91 рубля. Минимальная сумма по алиментам на 1 ребенка — 50% бюджета прожиточного минимума, на 2 детей — 75%, на 3 — 100%. Уменьшение размера алиментов возможно, если родитель-алиментщик обратится в суд с таким иском. Основанием для этого может быть наличие у родителя других несовершеннолетних детей, которые из-за выплаты им алиментов оказываются в меньшей степени обеспечены, чем дети, которые получают алименты. Алименты могут уменьшить, если родитель-алиментщик инвалид I и II группы или если он по объективным причинам не может уплачивать алименты.

-15%
-31%
-10%
-80%
-50%
-20%
-10%
-10%
-40%