Александра Марданова / Фото: Марина Серебрякова, Тимофей Фиалко /

В пяти километрах от Гродно принимает гостей «Гарадзенскi маёнтак «Каробчыцы», принадлежащий ОАО «Гродненский мясокомбинат». Здесь живут лошади, страусы и европейский муфлон, работают кузнец, резчик по дереву, Баба Яга и богиня охоты Зевана, открыт для посещения историко-культурный комплекс «Гродненская крепость. Партизанский лагерь». Как все это совмещается? Что говорят иностранцы, приехав сюда? Чтобы ответить, мы отправились в агротуристический комплекс.

«Птицы вьют гнезда в стволах танков»

Сюда приезжают как самостоятельно, так и в составе туристических групп.

Сперва автобусы везут гостей усадьбы к историко-культурному комплексу «Гродненская крепость. Партизанский лагерь» — перед тем, как развлекаться, нужно просветиться. Мы решили этот порядок не нарушать.

Статуи партизан на входе в лагерь специально сделаны из вековых дубов, которые видели Первую и Вторую мировые войны.

В музее есть места памяти обеих войн, а также участок с техникой. С администратором Кириллом Мишиным мы встретились как раз там — у самолета АН-26. Экспонату около 40 лет.

— Мы знаем, чему посвящены подобные комплексы по всей стране. Но, к сожалению, это непонятно иностранцам, — рассказывает он. — Гродно сейчас безвизовый, гостей приезжает много. И у каждого возникает вопрос: почему везде стоит военная техника? После проведенной экскурсии эти люди меняются в лице и больше не относятся к таким местам и к истории Беларуси с пренебрежением.

Кирилл объясняет:

— У большинства иностранцев общее представление о стране, полученное из «Википедии». Хорошо, что это знание можно развить. Мы отмечаем: Беларусь — это не Советский союз. Она всегда была страной со своей историей, культурой и путем развития. После нас люди начинают хорошо это понимать.

Здесь туристы узнают, что на территории Беларуси сейчас могло быть в два раза больше населения, если бы не войны.

— Все это посвящено нашей памяти. И чтим мы не столько генералов, сколько молодых парней и девушек, которые боролись за будущее.

На небольшом холме установлен символ памяти воинам-защитникам — часовня с копией иконы Августовской Божьей Матери.

Чуть поодаль внимание привлекают будто полуразваленные дома. Кирилл объясняет, что здесь стоят символические обгоревшие срубы хат в память о сожженных белорусских деревнях. Кстати, стилизованный дом тех времен на территории лагеря тоже есть.

— Этот сельский домик посвящен лесникам, которые очень помогали партизанам. Людей сюда тоже обязательно заводим, особенно детей, — рассказывает Кирилл.

Ребята могут увидеть и партизанскую школу, которая играет роль не только музейного экспоната.

— Им нужно понять, что такое война. Ведь многие представляют это классным шутером, но не осознают: кнопок «загрузить» и «сохранить» тут нет, — рассказывает администратор. — Раньше дети ходили в школу в любую погоду, тянулись к знаниям. Им было интересно узнавать что-то новое. Мы хотим донести это.

Около школы разместилась партизанская мастерская, а через тропинку виднеются замаскированные двери. С первого взгляда и не заметишь, что тут выстроен медблок, оружейная и «партизанский VIP» — командирский дом.

— Внутри все максимально приближено к тому, как это выглядело во времена войны. В медицинской можно увидеть две кушетки, на которых оперировали пострадавших, — показывает Кирилл. — Один из гостей рассказывал, как его мама получила на войне осколочное ранение. Ее перенесли в медблок, чтобы прооперировать. Дали кружку, влили в рот спирт. После зажали зубы, раскалили докрасна на костре ручную пилу и почти «наживую» ампутировали ногу. Она выжила: не было ни заражения, ни гангрены.

Собеседник завершает экскурсию очень символичной историей. Каждую весну сюда, в партизанский лагерь, прилетают птицы и вьют гнезда в стволах танков, откуда после вылетают малыши-птенцы.

— Так и должно быть: оружие замолкает и рождается новая жизнь, — подытоживает он.

Если подойти к фигуркам белорусов, заиграет «Лявониха»

После печального, но важного знакомства с белорусской историей туристы отправляются на территорию самого парка «Каробчыцы».

Экскурсия по нему для детей стоит два с половиной рубля, для взрослых — пять.

Здесь прямо у ворот туристов верхом встречает хозяйка — богиня охоты Зевана, оберегающая это место и являющаяся его символом

В маентке живет около тридцати лошадей разных пород, в том числе и уникальных.

— Они появились на территории усадьбы одними из первых, — вспоминает директор «Каробчыц» Виктор Прокопчик. — В конюшне стоит фризский конь — лошадь вороной масти с длинными щетками на ногах. До нас представителя этой редкой породы не было ни у кого в Беларуси. За лошадьми следят три тренера, три сотрудника по уходу и один наездник.

В конноспортивном клубе с помощью инструктора можно получить первые уроки верховой езды.

Мини-зоопарк знакомит гостей с гусями, утками, декоративными курами, белками, выдрой, нутрией и другими животными. Здесь есть и кенгуру: к сожалению, когда мы приехали, экзотический питомец отдыхал в домике. Некоторых животных посетители могут погладить.

На дилижансе едем в заповедник. Некоторые животные там свободно перемещаются по парковой зоне, другие живут в просторных вольерах.

Здесь гости могут увидеть бычков, маралов (это подвид благородных оленей), ослика Фатиму и европейского муфлона — дикого барана.







После заповедника отправляемся в сказочный дендропарк «Лукоморье», который открылся три года назад.

— Здесь — около трехсот пятидесяти видов деревьев и кустарников, примерно пятьдесят видов травянистых растений, — говорит директор. — Идеи по тому, как дополнить парк, приходят до сих пор. Как только появляется финансирование, мы их реализовываем.

Одна из этих идей — скульптура на входе, символизирующая название парка. Тут и дуб, и кот с золотой цепью, и русалка. И каждый, кто заходит сюда, слышит знаменитую сказку Пушкина.

Кстати, это не единственная фигура с озвучкой. Недалеко стоит лавочка с фигурками белорусов — стоит только подойти, как по округе разливается задорная «Лявониха».

— А если посмотреть вокруг, то на каждом направлении, в котором с нами соседствует та или иная страна, стоят скульптуры, посвященные их народным танцам, — обращает внимание директор. — Тут и литовский клумпас, и польский краковяк, и украинский гопак, и русская барыня в пляске.

Все эти инсталляции были сделаны в рамках прошлогоднего юбилейного пленэра резчиков по дереву «Песни и танцы малой родины», который проходил на территории маентка. В сенаторском сквере рядом деревца высажены представителями Беларуси, России, Франции, Польши, Литвы, Австрии.

В самом центре «Лукоморья» — искусственное озеро.

Центральная часть парка — английская лужайка — зрительный зал, перед которой расположена импровизированная сцена. Вокруг стоят фигуры языческих богов — Перуна, Ярилы, Сварога и Стрибога.

На территории дендропарка у гостей есть возможность перекусить в кафе «Бровар ля Губерта». Этого святого в Гродно почитают.

Существует легенда, согласно которой ярый любитель охоты Губерт однажды во время очередного выезда в лес увидел оленя с сияющим крестом между рогами. Это видение настолько поразило охотника, что он трактовал его как знамение. С тех пор Губерт стал примерным христианином и сделал духовную карьеру, а все имущество раздал бедным. Эта история отражена на гербе Гродно.

Баба Яга по имени Любовь

В избушке на курьих ножках среди высоких деревьев сидит известная каждому ребенку старуха с длинным носом и скрипучим голосом. На самом деле это выпускница Гродненского колледжа искусств, специалист в области режиссуры с не свойственным для Яги именем.

— Меня зовут Любовь. А вообще, я Баба Яга и ем детей, — смеется девушка. — Ко мне, чтобы пообщаться, приходят и малыши, и взрослые. Иногда я сама гуляю по территории, удивляя гостей.

Неподалеку от избушки из небольшого домика слышатся удары молотка по железу. Тут уже десять лет работает кузнец Александр Вишняк. На территории маентка все, что связано с ручной ковкой, сделано им.

— Каждая ручка, скамейка. Все, начиная от маленького украшения и заканчивая замененной деталью в тракторе, тут делаю я, — представляется герой. — Раньше занимался отделкой и ремонтом в Гродно, а в 2009 году пришел сюда и с тех пор каждый день приезжаю на любимую работу.

Туристам мастер чаще всего показывает чеканку монет. Но если они застают его во время ковки в кузнице, ничего против демонстрации этого процесса Александр не имеет.

— Я знаю сталь с молодости: когда-то давно трудился сварщиком на заводе. Ковкой занимаюсь четырнадцатый год, — делится он. — Я настолько привык бережно обходиться с рабочим материалом, что у меня даже ни разу не было производственных травм.

По соседству с кузнецом работает Валентин Богдевич. Он — тот самый резчик по дереву, работы которого можно увидеть, гуляя по усадьбе. Большинство из трехсот скульптур принадлежит «перу» мастера.

— Я в своем деле всю жизнь, а в маентке — с самого его открытия в 2003 году, — рассказывает он. — Концепцию парка разрабатывал вместе с руководством: проекты, эскизы — везде есть моя рука.

Кстати, мастер из Коробчиц известен не только по местным работам. Для костела Святой Троицы в Гервятах он вырезал из липы двухметровые фигуры разбойников, которых, согласно библейской истории, распяли вместе с Христом на Голгофе.

Одна из сторон отдыха — вкусная и сытная кухня. Гостей маентка кормят в ресторане «Замок Зеваны».

— Мы готовим блюда из дичи, мяса оленя, зубра, лося с брусничным и клюквенным соусами, — рассказывает шеф-повар Александр Тарасевич. — Есть и специальные наборы весом более двух с половиной килограммов для больших компаний. Туда входят колбаски, шашлык, ребрышки, шампиньоны на гриле, печеный картофель и аджика.

Сотрудники ресторана могут пойти навстречу клиенту и приготовить что-нибудь не из основного меню.

— У нас часто проходят корпоративы и свадьбы с выездными регистрациями. Бывает такое, что нужны вегетарианские или кошерные блюда. Делаем все без проблем, — отмечает собеседник.

Основной зал «Замка Зеваны» вмещает до девяноста человек. Но есть помещения и поменьше: на шестнадцать, тридцать, сорок и пятьдесят гостей. Летом на кухне ресторана трудится пятнадцать сотрудников, в зале — четырнадцать. Часть из них — временные работники, нанятые на время высокого сезона.

Всего в штате маентка трудятся двадцать два человека. Летом, когда загрузка особенно большая, на работу приглашают студенческий отряд. Высокий сезон в Коробчицах длится с первого мая до конца сентября. Все это время комплекс работает шесть дней в неделю с выходным в понедельник.

— В основном туристы приезжают к нам летом и в дни проведения массовых мероприятий: Рождество, Новый год, Масленица, День лошади, — признается директор. — Больше всего гостей в выходные: например, в прошлую субботу здесь было девятьсот человек, в воскресенье — больше тысячи. А на Купалье мы встретили целых три тысячи посетителей. Но эти цифры никогда не угадаешь: год на год не приходится.

В маентак часто приезжают семьями: здесь много развлечений для детей. Например, они могут покататься в повозке, запряженной осликом, поблуждать в зеленом лабиринте, пострелять из рогатки по мишеням мягкими игрушками, подняться на палубу пиратского корабля и постоять за его штурвалом, провести время в беседке, которая выполнена в виде огнедышащего дракона.

По словам директора, отдых в агроусадьбе стараются разнообразить всеми способами.

— Идти в ногу со временем? Здесь так не работает. Люди могут идти за прогрессом на работе, а сюда приезжают перезагрузиться вне повседневного мира, — рассуждает директор комплекса. — Мы вне времени, но делаем все для того, чтобы турист отдохнул у нас и душой, и телом.

Купалье. Фото предоставлено агротуристическим комплексом
Детское мероприятие «Каникулы в Коробчицах». Фото предоставлено агротуристическим комплексом
Детское мероприятие «Каникулы в Коробчицах». Фото предоставлено агротуристическим комплексом
Соревнования в конноспортивном комплексе. Фото предоставлено агротуристическим комплексом

Партнер проекта:

ОАО «Гродненский мясокомбинат»

-10%
-10%
-40%
-20%
-50%
-14%
-21%
-50%
-46%
-10%
0066195