Поддержать TUT.BY
67 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Игорь Лосик остановил голодовку после более чем 40 дней
  2. А протесты — врозь. Почему Путин не будет гулять с автоматом и в России не запретят синие трусы
  3. Британские СМИ о подробностях крупной аферы: подозреваемый бежал через Минск, за бизнес-джет платил наличными
  4. Порье нокаутировал Конора Макгрегора
  5. История о том, как простой парень спас семью из пожара, получил медаль «За отвагу» — и как сложились их судьбы
  6. Без жестких диет. Совет Елены, которая много раз пробовала похудеть и наконец сбросила 21 кг
  7. «Скучно, девочки». Путин прокомментировал расследование ФБК о дворце в Геленджике
  8. Максим Знак остается в СИЗО, Игорь Лосик прекратил голодовку. Что происходило в Беларуси 25 января
  9. Лукашенко чиновникам про биометрические паспорта: Даже двойки нельзя вам поставить по защите персональных данных
  10. «Место делали для себя и для гостей». Рядом с метро «Площадь Победы» открылся небольшой рестобар
  11. Предложения по Конституции: Утверждать результаты президентских выборов будет Всебелорусское собрание
  12. Помните, как ЦИК забросали жалобами на нерегистрацию Бабарико? Теперь хотят ввести изменения по обращениям
  13. Чиновники придумали, как законодательно «закрепить статус» Всебелорусского народного собрания
  14. Судят соратников Тихановского, но его самого в суд не вызывают. Чем это грозит политзаключенному?
  15. Провалы в памяти и догадки свидетелей. В Могилеве продолжают судить главу отделения Белгазпромбанка
  16. Погода на неделю: циклон «Ларс» принесет в Беларусь снег, мокрый снег и дождь
  17. Новый КоАП вводит правило «первого раза» для водителей: за какие нарушения сначала не будет штрафа
  18. В 2020 году — семилетний антирекорд по покупке квартир. Эксперты рассказали, что происходит
  19. 555 долларов за «квадрат». Под Минском построили частный дом из мапидовских панелей. Вот он какой
  20. «В весе 115 кг я перестала выходить из дома». История девушки, похудевшей на 55 килограммов
  21. «Людей лишают «плюшек». Официальные профсоюзы придумали, как удержать работников и «наказать» тех, кто вышел
  22. История врача, который два раза переболел ковидом и четыре раза был задержан — но не теряет оптимизма
  23. Минское «Динамо» обыграло дома «Северсталь». Это третья подряд победа «зубров»
  24. «Силовики противостоят спонсируемой из-за рубежа революции». Эксперты о протестах у нас и в РФ
  25. На вторник и среду синоптики объявили оранжевый уровень опасности
  26. Поддержать TUT.BY может каждый. Вот простой и полезный способ
  27. В Беларуси готовятся нанести удар по коррупции. Что хотят изменить
  28. И ездить не стыдно, и налог платить не надо. Подборка крутых автомобилей старше 1991 года выпуска
  29. Студента БГУИР, которому суд дал 114 суток ареста за марши, отчислили из университета
  30. Холдинги создали. На очереди — госкорпорации. В чем суть смены вывесок?
реклама


Минчанка Алла Мельникова погибла на станции метро «Немига» в давке в 1999 году — но спустя 20 лет девушка вдруг оказалась в базе тунеядцев. Ее мама обратилась в Минтруда и соцзащиты, и после этого девушку исключили из списка и извинились перед родными. FINANCE.TUT.BY разбирался, как могла получиться такая ситуация.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Оказалось, покойной Алле Мельниковой уже не в первый раз предлагали «куда-либо явиться» и «что-либо сделать».

— На протяжении 20 лет семье погибшей приходили письма то из исполкома, то из органов внутренних дел, — рассказывает правозащитник Олег Волчек, который помогает семье девушки. — То на какой-то учет нужно было стать, то паспорт поменять. А когда появился декрет № 1 «О содействии занятости», покойной Алле предложили прийти и рассказать, где она работает.

По словам правозащитника, мама и папа девушки — простые люди, звонили, объясняли, что их дочери уже давно нет, ругались. Чиновники все обещали убрать девушку из базы не занятых в экономике. Но потом все повторялось.

— Родители не выдержали и обратились ко мне уже не только как к правозащитнику, но и как к другу: мы уже 20 лет помогаем матерям погибших на Немиге, — говорит Олег Волчек. — Я порекомендовал написать письмо, изложить суть проблемы, приложить к нему доказательства. Потому что просто так звонить или писать бесполезно. Нужно доказать, что Алла умерла. Мы написали письмо на имя министра труда и соцзащиты Ирины Костевич. Приложили к нему свидетельство о смерти, письма, которые приходили. И попросили удалить Аллу из базы.

Когда провели служебную проверку, каким образом девушка попала в списки не занятых в экономике, выяснилось, что она до сих пор числилась живой.

— Когда человек умирает, загс должен передавать эту информацию милиции. Милиция передает в другие инстанции. Тогда человек исключается из всех баз, аннулируется его номер паспорта и вся личная информация, — поясняет правозащитник. — Почему Алла до сих пор числилась живой, узнать не удалось, информации о том, кто занимался всей этой процедурой, нет. Но благодаря нашему письму ситуация прояснилась. Министерство исключило Аллу из базы, извинилось и сказало, что родителей больше беспокоить не будут.

-20%
-25%
-20%
-50%
-20%
-10%
-10%
-10%
-15%