109 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Минское «Динамо» обыграло СКА в четвертом матче Кубка Гагарина
  2. «Если вернуться, я бы ее не отговаривал от «Весны». Разговор с мужем волонтера Рабковой. Ей грозит 12 лет тюрьмы
  3. Минздрав опубликовал статистику по коронавирусу за прошлые сутки
  4. У Марии Колесниковой истек срок содержания под стражей
  5. У бюджетников заметно упали зарплаты. Их обещают поднять за счет оптимизации численности работников
  6. «Соседи, наверное, с ума от нас сходят». У минчан с разницей в четыре года родились две двойни
  7. «Я привыкла быть, как все. Но теперь это не так!» Как мы превратили читательницу в роковую красотку
  8. «Белорусы готовы работать с рассвета до заката». Айтишницы — о работе и гендерных вопросах
  9. На овсянке и честном слове. История Марины, которая пришла в зал в 33 — и попала в мировой топ пауэрлифтинга
  10. BYPOL выпустил отчет о применении оружия силовиками. Изучили его и рассказываем основное
  11. Синоптики объявили желтый уровень опасности на 9 марта
  12. Как заботиться о сердце после ковида и сколько фруктов нужно в день? Все про здоровье за неделю
  13. Еще 68,9 млн долларов. Минфин в феврале продолжил наращивать внутренний валютный долг
  14. Изучаем весенний автоконфискат. Ищем посвежее, получше и сравниваем с ценами на рынке
  15. «Молодежь берет упаковками». Покупатели и продавцы — о букетах с тюльпанами к 8 Марта
  16. Студентка из Франции снимала Минск в 1978-м. Показываем фото спустя 40 лет
  17. «Один роковой прыжок — и я парализован». История парня, который нырнул в воду и сломал позвоночник
  18. Автозадачка с подвохом. Разберетесь ли вы в правилах остановки и стоянки на автомагистралях?
  19. Я живу в Абрамово. Как неперспективная пущанская деревня на пару жителей стала «модной» — и передумала умирать
  20. Первый энергоблок БелАЭС включен в сеть
  21. «Танцуем, а мое лицо прямо напротив ее груди». История семьи, где жена выше мужа (намного!)
  22. «Прошло минут 30, и началось маски-шоу». Задержанные на студенческом мероприятии о том, как это было
  23. «Хлеба купить не могу». Работники колхоза говорят, что они еще не получили зарплату за декабрь
  24. МОК не признал Виктора Лукашенко президентом НОК Беларуси
  25. «Ушло вдвое больше дров». Дорого ли выращивать тюльпаны и как к 8 марта изменились цены на цветы
  26. Акции в честь 8 Марта и непризнание Виктора Лукашенко президентом НОК. Онлайн прошедшего дня
  27. Где поесть утром? Фудблогеры советуют самые красивые завтраки в городе
  28. Госсекретарь США назвал Лукашенко последним диктатором Европы
  29. Россия анонсировала в марте совместные с Беларусью учения. В том числе — под Осиповичами
  30. «Можно понять масштаб бедствия». Гендиректор «Белавиа» — про новые и старые направления и цены на билеты
реклама


/

В Беларуси предлагают повысить плату для производителей и поставщиков за организацию сбора пластиковой упаковки и посуды. Это прописано в постановлении Совета министров, которое вынесено на общественное обсуждение на Национальном правовом интернет-портале. FINANCE.TUT.BY узнал, отразится ли возможное нововведение на стоимости товаров в пластике для покупателей и на сколько вырастут цены.

Фото: pixabay.com
Фото: pixabay.com

Разработчики документа предлагают повысить в два раза плату за организацию сбора, обезвреживание или использование отходов товаров и упаковки. Сейчас производители и поставщики платят 180 рублей за тонну пластиковых бутылок, лотков и прочей упаковки, пробок, крышек и колпаков. Если постановление примут, с них будут взимать 360 рублей. Сбор за такое же количество биоразлагаемых мешков и сумок составит 90 рублей. 

Деньги от сбора будут поступать на счет оператора вторичных материальных ресурсов. Власти говорят, что эти средства полностью пойдут на совершенствование системы сбора пластиковых отходов.

Возможный рост расходов юрлиц и ИП, которые занимаются производством или ввозом полимерной упаковки, товаров в такой упаковке и пластиковой посуды, а также используют эту упаковку и посуду при производстве товаров, будет компенсирован им потребителями, которые покупают товары в полимерной упаковке и пластиковой посуде, написано в обосновании к документу.

«При этом потребители имеют возможность выбрать аналогичные товары из бумаги и стекла, в отношении которых плата не изменяется», — говорится в обосновании.

То есть уже само постановление предполагает, что дополнительные расходы на производство продукции в пластике лягут на плечи покупателей. Мы спросили у производителя, который использует ПЭТ-бутылки, как повышение сбора отразится на стоимости товара.

— Если плату за сбор, обезвреживание и переработку пластиковой тары увеличат до 360 рублей, то есть в 2 раза, это, конечно же, отразится на стоимости конечной продукции, — говорит генеральный директор компании «Дарида» Дмитрий Неверович. — Одна пластиковая бутылка весит примерно 35−40 граммов. Если сегодня за тонну мы платим 180 рублей, то теперь нам предлагают платить 360 рублей. Можно посчитать, на сколько вырастет себестоимость каждой бутылки.

Мы прикинули, что тонна — это примерно 25 тысяч бутылок, и рассчитали, сколько дополнительных расходов ляжет на каждую исходя из новой величины сбора. То есть сбор на одну бутылку будет около 1,5 копейки, вырастет наполовину.

Фото: Александра Квиткевич, TUT.BY
Фото: Александра Квиткевич, TUT.BY

— Доходность производителя совершенно не безгранична. Предприятия в нашей отрасли не жируют. Поэтому при увеличении сбора мы будем вынуждены поднимать цену на продукцию, — поясняет гендиректор. — У России таких сборов нет, а у нас есть, хотя мы — единое экономическое пространство. И это усугубляет наши позиции на внешнем рынке. Мы вынуждены заложить в себестоимость нашего продукта затраты на сбор. Этим самым мы проигрываем на несколько процентов в цене российским производителям. Плюс энергоресурсы у нас дороже.

По словам Дмитрия Неверовича, основной объем тары, который пользуется спросом на нашем рынке, — это бутылки емкостью 1,5 и 2 литра. Сделать их в стекле практически нереально. Поэтому вытеснить пластик с рынка таким образом не получится.

— Поэтому и существует налог на ПЭТ-тару. Он принимался для того, чтобы эти средства шли на ее переработку. Раз увеличивается налог, должно увеличиваться и количество перерабатываемой тары. Но об этом сейчас никто не говорит. Просто поднимается налог, — подмечает гендиректор. — Есть национальная стратегия по обращению с твердыми коммунальными отходами и вторичными материальными ресурсами до 2035 года. Там как раз прописан поэтапно отказ от ПЭТ-тары. А есть конкретное сиюминутное решение, что нам нужно поднять налог, и он станет в 2 раза больше, чем сейчас. Какие есть предпосылки для того, чтобы он увеличился именно в 2 раза, а не, скажем, на 5% или 50%? Наберут больше людей, которые будут собирать или сортировать бутылки и пакеты? У нас как у производителя на этот вопрос нет ответа. Чем обусловлено именно такое повышение. Должно быть четкое экономическое обоснование.

Чиновники полагают, что увеличение сбора позволит постепенно сократить потребление пластиковой упаковки и перейти на экологически безопасную — стеклянную, бумажную, плата за которую расти не будет.

Однако если сравнить цены на продукты в стекле и в пластике, даже с учетом повышения сбора первые проигрывают — они все равно будут значительно дороже. Ранее представители Рогачевского молочноконсервного комбината рассказывали нам, что, к примеру, молоко в стеклянной бутылке стоит процентов на 15 дороже, чем в пластиковой. 730 миллилитров молока в стекле обойдется в 1,74 рубля. 900 миллилитров молока такой же жирности этого же производителя, но в пластиковой бутылке стоят 1,56 рубля. То есть 730 миллилитров продукта в пластике стоили бы 1,26 рубля — на 48 копеек дешевле. И если молоко одинаковое, то разница, скорее всего, за счет упаковки.

-25%
-50%
-20%
-10%
-10%
-30%
-20%
-50%
-15%