реклама


Бывший тракторист гродненского транспортного унитарного предприятия «АзотСпецТранс» Александр Жинко жалуется, что на него «повесили» перерасход топлива в 6 тысяч литров. Предприятие подало в суд на мужчину (и еще на 18 человек). В итоге люди оказались должны в общей сложности около 8 тысяч рублей. Большая же часть долга осталась за Александром Жинко. Водитель с таким решением не согласен, и уже 2,5 года пытается доказать свою невиновность.

Фото: Алексей Смык
Фото: Алексей Смык

В 2017 году на предприятии провели внутреннюю проверку, и выяснилось, что с февраля 2015 года по май 2017 года были списаны лишние 6465 литров топлива. Главных виновных установили: это тракторист, техник и начальник службы автомобильных перевозок. Остальные фигуранты дела, по мнению руководства предприятия, тоже виноваты, но денежные претензии к ним в рамках общей суммы небольшие. Например, некоторые должны возместить 38 рублей или даже 0,64 копейки.

А вот Александр должен 3257 рублей. Суд решил, что недостача топлива из-за того, что тракторист оформлял неправильно свои путевые листы, однако мужчина говорит, что все делал так, как ему объяснили на предприятии. Но получилось, что делал неправильно.

Александр рассказывает: много лет проработал водителем на ОАО «ГродноАзот». Претензий со стороны руководства к нему никогда не было, мужчина даже был на Доске почета завода. За весь трудовой стаж на предприятии — ни одного замечания.
Когда создавалась «дочка» «Азота» — «АзотСпецТранс», пригласили туда работать. Согласился.

Предприятие «АзотСпецТранс» было создано в декабре 2013 года на базе автотранспортного цеха, железнодорожного цеха, станции технического обслуживания и ремонта легковых автомобилей и участка по благоустройству ОАО «Гродно Азот», а также транспортного цеха ПТК «Химволокно» — и стало отдельной производственной единицей. «АзотСпецТранс» занимается транспортными услугами. У предприятия есть своя СТО, а также участок по ремонту и обслуживанию транспорта, отделение по ремонту топливной аппаратуры, отделение по ремонту электрооборудования, сварочное отделение, шиномонтаж, токарно-механическое отделение, а также универсальная мойка автомобилей.

Сначала у Александра на работе все было неплохо. За мужчиной закрепили монтажный подъемник. Работа была простой и монотонной — перевозил металлолом с территории ОАО «ГродноАзот» на предприятие «Гродновторчермет» на тракторе МТЗ-920 с прицепом.

В должностные обязанности тракториста входило, помимо прочего, заполнение бумаг — сколько и когда было израсходовано топлива.

Тракторист сразу говорит: солярку с трактора не сливал, работу свою выполнял добросовестно. А в документах особо не разбирался.

— Понимаете, я самоучка. Когда садился на трактор, то еще спросил, хватит ли моей квалификации. Сказали, что хватит. А со всем остальным разбирался сам. Спросил у начальника: правильно? Правильно, говорит. А я что? Я человек маленький. Сказали: «Езжай» — вот и еду, — говорит Александр.

Это потом трактористу пришлось разбираться в документах Министерства финансов, которое провело проверку предприятия, изучать законы и копаться в нормах, а тогда, говорит, применял те нормы и правила, которые были утверждены на «АзотСпецТрансе».

Александр объясняет: собственно списанием топлива не занимался, только вносил данные, как ему говорили и как было предусмотрено его путевыми листами.

Фото: Ольга Комягина, TUT.BY
Фото: Ольга Комягина, TUT.BY

— Проблема в том, что все эти данные, как оказалось позже, не соответствовали действительности. Там есть графа «работа транспорта в движении». И все. На моем тракторе спидометра нет, а стоит такое оборудование, которое показывает данные общего режима работы транспорта. Они же вносились в графу как показания именно спидометра.

Неточности в документах выявились во время проверки Министерства финансов.

Форма путевого листа по подъемнику не позволяла в полной мере вести учет показателя работы в транспортном режиме, так как графы для заполнения показателей спидометров учитывали только суммарное время работы двигателя и подъемника.

Также оказалось, что норм именно для его техники на предприятии разработано не было. В качестве расчета использовали нормы для похожего спецтранспорта.

— Я не являюсь материально ответственным лицом, а также в моей рабочей инструкции отсутствует обязанность контролировать расходование топлива во вверенной мне технике, — наизусть чеканит Александр.

Когда недостача топлива вскрылась, на предприятии виновным и начальнику службы автомобильных перевозок объявили выговор и предложили в добровольном порядке оплатить неправильно списанное топливо. А потом подали в суд.

В деле разбиралась и милиция — но не нашла фактов хищения топлива с предприятия, и в возбуждении уголовного дела было отказано.

Тем не менее остался гражданский иск предприятия к своим работникам. Всего 18 человек. Александр — основной должник.

Из материалов гражданского дела следует, что тракторист, заполняя документы, неправильно учитывал показания установленных на тракторе счетчиков учета рабочего времени двигателя и специального оборудования.

Александр объясняет: техника, на которой он трудился, имеет несколько режимов работы — транспортный с прицепом, просто транспортный, работа вышки и работа грузоподъемного механизма. На каждый режим были утверждены свои нормы расхода топлива. На предприятии подписывались соответствующие приказы. Однако, согласно все той же проверке, Александр Жинко не был с ними ознакомлен и продолжал трудиться, как и раньше.

— Я делал все так, как меня научили на предприятии, а получается, из-за того, что все было неправильно организовано, я оказался главным виноватым — а должностные лица не привлечены к ответственности. А еще на трактор (уже потом) поставили счетчик учета расхода топлива, и выяснилось, что есть пережоги топлива. Но вопрос, куда делось почти 7 тысяч литров дизеля, остается открытым.

Александр в 2017 году написал жалобу в концерн «Белнефтехим». Отдельные факты, как говорится в ответе за подписью тогдашнего заместителя председателя концерна Игоря Бобыря (сейчас он генеральный директор ОАО «ГродноАзот»), подтвердились. Руководство ОАО «ГродноАзот» должно было провести служебное расследование и привлечь к ответственности должностных лиц «АзотСпецТранса».

— Однако все как было, так и осталось, — говорит Александр.

Суд Октябрьского района Гродно полностью удовлетворил исковые требования предприятия. Прокуратура не согласилась с таким решением и подала кассационную жалобу, считая решение суда незаконным. Судебная же коллегия по гражданским делам Гродненского областного суда оставила все без изменения.

Сейчас прокуратура направила протест в порядке надзорной жалобы на имя председателя областного суда.

— И то, что не было возбуждено уголовное дело, и то, что выявила проверка Министерства финансов, — все говорит о том, что точность расчетов количества списанного топлива является недостоверной, а точный объем рассчитать сейчас уже невозможно. При этом существуют документы, по которым видно, что бухгалтерия списывала больше топлива, чем оплачивали заказчики транспорта. Как так получилось — тоже вопрос. Опять-таки никто из бухгалтерии в качестве ответчиков в суде не выступал, а виновным оказался тот человек, который фактически к списанию топлива не имел никакого отношения, — говорит представитель первичной организации «Белорусского независимого профсоюза работников ОАО «ГродноАзот» Александр Порядков, который защищает интересы Александра Жинкова.

Использование материала в полном объеме разрешено только медиаресурсам, заключившим с TUT.BY партнерское соглашение. За информацией обращайтесь на nn@tutby.com

-26%
-40%
-20%
-10%
-10%
-50%
-12%
-25%
-20%
-30%