реклама


/

Прошедшее десятилетие выдалось бурным: мы пережили не одну девальвацию, ждали зарплату «попиццот» (и несколько раз все-таки дождались), в наших кошельках появились новые купюры и даже монеты. Власти повысили пенсионный возраст (заодно загнав некоторых в «пенсионную ловушку») и боролись с тунеядством (с переменным успехом). FINANCE.TUT.BY вспоминает, что происходило с нашими деньгами, зарплатами, работой и пенсиями за последние 10 лет.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Девальвации, «черные» курсы, пустые полки и сбор за покупку валюты

Чему прошедшее десятилетие научило белорусов, так это тому, что сбережения надо держать только в валюте (и теперь власти стремятся нас от этого отучить). Первая одномоментная девальвация произошла еще в конце предыдущего десятилетия. За одну ночь белорусский рубль обесценился сразу на 20,5%. Если 31 декабря 2008 года доллар стоил 2200 рублей (22 копейки в переводе на деноминированные деньги), то 1 января 2009 года курс подскочил до 2650 рублей. Дальше последовало то, что, к сожалению, стало для белорусов привычным делом: пустые полки в магазинах техники и электроники, куда жители страны побежали «спасать» белорусские рубли, нехватка валюты в обменниках, завышенный курс на черном рынке (он доходил до 3000 рублей за доллар).

Вскоре ситуация стабилизировалась, но ненадолго. В 2011 году белорусов вновь ждала девальвация, причем еще более впечатляющая. 23 мая доллар официально стоил 3155 рубля, а 24 мая Нацбанк опустил курс до 4930 рублей. Одномоментная девальвация составила 56%. А к концу ноября доллар стоил уже 8600 рублей.

Фото: TUT.BY
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: TUT.BY

Ажиотаж на валютном рынке начался еще раньше — в марте, после того как тогдашний глава Нацбанка Петр Прокопович пообещал, что девальвации не будет. Вскоре Нацбанк приостановил продажу валюты коммерческим банкам, и в обменники выстроились очереди. Далее последовало ограничение операций по банковским картам, выдачи кредитов в белорусских рублях и даже продажи слитков драгметаллов за национальную валюту. Пока у населения были деньги, оно скупало бытовую технику, в какой-то момент власти даже ввели пошлину на вывоз из Беларуси топлива и товаров. Те, кто хотел купить валюту, которая в банках уже закончилась, делали это на специальном сайте prokopovi.ch по «черным» курсам. Автомобилисты устраивали акции «Стоп-Бензин», протестуя против дорожающего топлива, а люди собирались на «молчаливые акции» в центре города. Тот кризис почувствовал на себе каждый: по данным Белстата, в ноябре 2011 года по сравнению с ноябрем 2010 года цены выросли на 106%.

После этого очередное затишье продлилось до конца 2014 года. В декабре сначала пошел вниз российский рубль (и белорусы даже успели поездить к соседям на выгодные закупки), а следом не удержался и белорусский. Правда, 18 декабря Александр Лукашенко заверил белорусов, что девальвации не будет. Поэтому 19 декабря Нацбанк, который тогда возглавляла Надежда Ермакова, ввел 30%-й сбор на покупку валюты в обменниках. 29 декабря сбор снизили до 20%, 5 января 2015-го — до 10%, а 9 января — отменили. Но с каждым снижением сбора пропорционально увеличивался обменный курс. Если 18 декабря доллар стоил 10 980 рублей, то 13 января — 14 310. Иными словами, 30%-я девальвация все-таки произошла.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

После этого власти решили отказаться от административно регулируемых курсов валют. Под руководством Павла Каллаура Нацбанк перешел на торги в режиме двойного аукциона, по которому работают все классические биржи. После этого курсы стали меняться в любую сторону в зависимости от ситуации на рынке, и белорусам пришлось отвыкать от мысли, что валюта может только дорожать. Например, за 2019 год доллар подешевел на 2,5% (с 2,1598 рубля на 1 января до 2,1065 на 30 декабря). Параллельно с этим Нацбанк начал работать над программой дедолларизации, призванной сделать так, чтобы перестали мыслить в долларах. Кажется, это работает: как минимум рублевые вклады белорусов в банках с каждым месяцем продолжают расти.

Белорусский рубль потерял четыре нуля, а в наших кошельках появились монеты

В ноябре 2015 года власти объявили, что 1 июля 2016-го в стране пройдет деноминация. Национальная валюта готовилась потерять сразу четыре нуля (эта деноминация стала самой крупной из трех, прошедших в Беларуси).

Новые купюры были отпечатаны еще в 2008—2009 годах, но провести деноминацию тогда помешали экономические условия. Поэтому на них было факсимиле подписи экс-главы Нацбанка Петра Прокоповича, а еще — орфографическая ошибка: «пяцьдзесят» вместо «пяцьдзясят». Дело в том, что новые правила белорусской орфографии вступили в силу в 2010 году — после того как купюры были отпечатаны, но до того, как они вышли в обращение. Впрочем, на обновленных банкнотах, которые допечатывают вместо пришедших в негодность, подпись Прокоповича убрана, а ошибка исправлена.

А еще впервые в истории независимой Беларуси у нас появились монеты. На тот момент эта новость вызвала у белорусов ажиотаж. Неужели придется возрождать советские монетницы? И нужны ли нам мелкие монетки в 1 и 2 копейки? Теперь, кажется, все окончательно привыкли к металлической мелочи, а уж что точно получило вторую жизнь, так это копилки. С их помощью жители страны умудряются регулярно накапливать немаленькие суммы.

Кстати, если у вас еще остались старые деньги, имейте в виду, что с 1 января 2020 года обменять их можно будет только в Нацбанке, а с 1 января 2022 года они станут недействительными.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Пенсионный возраст и минимальный стаж увеличились, и мы узнали, что такое «пенсионная ловушка»

Слухи о повышении пенсионного возраста ходили уже за несколько лет до того, как оно, собственно, произошло. В 2015 году Александр Лукашенко говорил, что для этого нужно посоветоваться с людьми: «Согласятся — проведем изменения, нет значит нет». Неизвестно, посоветовались ли с кем-то власти, но пенсионный возраст начал повышаться с 1 января 2017 года. Он будет прирастать на полгода каждый год до тех пор, пока мужчины не начнут выходить на пенсию в 63, а женщины — в 58. Это случится в 2022 году. А в 2020 году пенсионный возраст составит 62 года и 57 лет соответственно. Власти допускают, что он будет увеличиваться и дальше, произойдет ли это — узнаем в новом десятилетии.

При этом расти начал не только возраст выхода на пенсию, но и минимальный страховой стаж, необходимый для получения полной пенсии. В этот стаж входит только то время, когда вы работали и платили взносы в Фонд соцзащиты. До 2013 года минимальный страховой стаж составлял всего 5 лет. В 2013-м он увеличился с 5 до 10 лет, в 2015 году — с 10 до 15 лет, а начиная с 2016 года страховой стаж тоже увеличивается на полгода каждый год, пока не достигнет 20 лет для обоих полов. В 2020 году минимальный страховой стаж составляет 17,5 лет.

Из-за нехватки страхового стажа белорусы начали попадать в так называемую пенсионную ловушку. Это означает, что из-за нехватки страхового стажа такие люди смогут претендовать только на социальную пенсию, сейчас это 115,92 рубля. Причем выплачивать такую пенсию начинают только с 65 лет для мужчин и 60 — для женщин. По официальной статистике, в пенсионную ловушку попали около 3,5 тысячи белорусов.

Налог на тунеядство, народные марши и стопроцентная коммуналка для тех, кто не работает

В середине десятилетия власти решили «стимулировать трудоспособных граждан к трудовой деятельности и обеспечить исполнение ими конституционной обязанности по участию в финансировании государственных расходов». Иными словами, в апреле 2015 года Александр Лукашенко подписал знаменитый декрет о тунеядцах (официально он назывался «О предупреждении социального иждивенчества»). Этот документ вводил так называемый налог на тунеядство. Тем, кто в течение календарного года работал менее 183 дней, нужно было заплатить фиксированный сбор в размере 20 базовых (на тот момент это было 360 рублей в переводе на деноминированные рубли). Некоторых от этого сбора освободили: например, студентов дневных отделений, солдат-срочников, матерей детей до 7 лет, тех, кто живет за границей, и так далее.

За два года действия декрета налоговики успели разослать 470 тысяч «писем счастья». Правда, многим извещения приходили по ошибке, а заплатил сбор только каждый десятый адресат (впоследствии уплаченные суммы стали возвращать). Такое новшество вызвало сильное недовольство жителей страны. В начале 2017 года по всей Беларуси проходили массовые «марши нетунеядцев», их участников задерживали и судили.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

После этого в марте 2017-го взимание тунеядского сбора остановили на год, а Александр Лукашенко поручил доработать декрет. В результате в начале 2018-го мы получили новый документ с более дружелюбным названием — «О содействии занятости населения». В нем для тунеядцев установили новый «штраф» — стопроцентную оплату некоторых коммунальных услуг. Причем платить его должны не все неработающие, а только собственники квартир. С 1 января 2019 года тунеядцы действительно начали оплачивать по полной стоимости горячую воду. С 1 октября к ней должны были присоединиться еще отопление и газ, но срок перенесли на 1 мая 2020 года.

В начале 2019 года власти прогнозировали, что тунеядские жировки получат 54 тысячи человек. Однако подсчитать их точное количество достаточно сложно: многие по-прежнему попадают в базу по ошибке и должны сами рассказывать специальной комиссии по содействию занятости, что на самом деле они не тунеядцы.

Десятилетие борьбы за «попиццот»

Все десятилетие в Беларуси прошло под знаком обещаний зарплаты «попиццот». Впервые она появилась еще в 2008 году. Тогда Александр Лукашенко говорил, что «заработная плата, эквивалентная 500 долларам, нас уже не устроит, в этой пятилетке надо выходить на 700 долларов, а возможно, и приближаться к 1000 долларов». Правда, любые попытки властей приблизиться к этой планке обрывались очередной девальвацией и откатом зарплат в валютном эквиваленте. Например, в декабре 2010 года средняя зарплата составила 532 доллара, но через считаные месяцы рубль обвалился. Через год, в декабре 2011-го средняя зарплата в долларовом эквиваленте составляла уже 339,7 доллара.

В 2012 году Александр Лукашенко вновь говорил о том, что «надо людей все-таки подтянуть к этим 500 долларам». В конце 2014-го средняя зарплата несколько месяцев значительно превышала те самые «попиццот» (в ноябре она составляла 576 долларов), но уже в январе после новой девальвации она составила уже 419 долларов.

— Еще раз подчеркиваю: 500 долларов в будущем году — средняя зарплата при всех сложностях, чего бы это ни стоило. Откопайте, найдите — что угодно, — в 2016 году снова напоминал чиновникам президент.

Дедолларизация пришла и сюда: начиная с 2017 года Александр Лукашенко говорит уже о 1000 рублей, а не о 500 долларах. Появилось еще одно важное дополнение: зарплаты должны расти только с учетом роста производительности труда. Правда, пока они растут все же быстрее, несмотря на предострежения экономистов. Средняя зарплата в ноябре 2019 года составила 1 113,1 рубля, или 528 долларов по официальному курсу. То есть больше и 1000 рублей, и 500 долларов. Но это сумма до уплаты налогов. 

Фото: Александра Квиткевич, TUT.BY
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Александра Квиткевич, TUT.BY

Пособий на детей стало больше (и сами пособия тоже стали больше)

В прошедшем десятилетии власти также пытались убедить белорусок больше рожать, и делали это в первую очередь деньгами. Всевозможных детских пособий становилось больше, а их суммы увеличивались.

В 2013 году детские пособия привязали к средней зарплате по стране. В таком же виде эта привязка существует и сейчас: на первого ребенка государство платит 35% средней зарплаты по стране, на второго и последующих — 40%, на ребенка-инвалида в возрасте до трех лет — 45% (сейчас это 376, 430 и 484 рубля соответственно). До 2013 года детские пособия равнялись наибольшей величине бюджета прожиточного минимума. Новая система позволила заметно увеличить эти выплаты, после ее введения пособия выросли сразу на 142%. Долгое время пособие по уходу за ребенком индексировали каждый квартал, но в 2017 году правило пересмотрели и теперь делают это дважды в год.

В 2015 году власти ввели еще одно детское пособие на детей от 3 до 18 лет, которые воспитываются в семьях, где есть дети до 3 лет. Он составляет половину бюджета прожиточного минимума, сейчас это 115,92 рубля.

Кроме того, с 2015 года заработала программа семейного капитала. Семьям, в которых появляется третий или последующий ребенок, государство зачисляло 10 000 долларов на специальный счет в Беларусбанке. Воспользоваться этими деньгами можно будет только после того, как ребенку исполнится 18, а потратить — только на целевые нужды. В 2019 году власти решили продлить программу семейного капитала до конца 2024 года, заодно внеся в правила некоторые изменения. Например, деньги теперь будут начислять не в валюте, а в рублях. Кроме того, расширился перечень случаев, когда эти деньги можно потратить досрочно.

Судя по всему, увеличение детских пособий ждет нас и в новом десятилетии. Власти уже высказали идею увеличить выплаты тем семьям, где следующий ребенок рождается в течение 3−4 лет. Правда, эксперты считают, что денежные стимулы больше не способны повлиять на рост рождаемости.

Фото с сайта pixabay.com
Снимок носит иллюстративный характер. Фото с сайта pixabay.com

В начале десятилетия белорусы оплачивали 25% стоимости коммуналки, сейчас — около 80%

В 2010 году белорусы возмещали около 25% стоимости коммунальных услуг, остальное субсидировалось государством. Отказаться от перекрестного субсидирования нам не раз советовали эксперты (этот пункт в том числе входил в программу реформ для выдачи кредита МВФ), говорили об этом и чиновники. В 2010 предполагалось, что от перекрестного субсидирования страна полностью избавится к 2014 году, но этот план не удался. После этого власти начали называть новую дату — 2020 год (правда, без учета отопления — самой дорогой статьи коммунальных расходов).

По оценкам чиновников, в 2019 году белорусы должны были возмещать 80,5% затрат на оказание жилищно-коммунальных услуг. В 2018 году уровень возмещения составлял 75,6%, в 2017 году — 69,7%.Так что жители страны постепенно начинают оплачивать все большую часть реальной стоимости коммунальных услуг. А чтобы подорожание было не таким заметным, каждый год предельные тарифы могут увеличиваться не более чем на 5 долларов (кстати, президент уже подписал указ о новых тарифах на 2020 год).

-15%
-15%
-10%
-23%
-10%
-11%
-10%
-25%
-30%
-50%
-35%