реклама


/ /

Чтобы стабилизировать ситуацию на потребительском рынке, власти ввели временные ограничения на рост цен. Производителям и поставщикам запретили повышать их больше чем на 0,5% в месяц. Такая мера может помочь покупателям, но ставит под угрозу импортеров и производителей, считают специалисты. «К сегодняшнему дню многие малые и средние предприятия уже думают о том, стоит ли им в принципе сохранять свой бизнес. Попадание в такую вилку может стать дополнительным серьезным аргументом в пользу того, что не стоит», — говорит старший научный сотрудник BEROC Дмитрий Крук.

FINANCE.TUT.BY поговорил с экспертами о том, стоит ли опасаться дефицита товаров из-за ограничений на рост цен и как ограничения могут сказаться на производителях и импортерах.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Но в некоторых случаях превышение потолка по росту цен все-таки будет возможно. Это можно будет сделать по согласованию с комиссией по вопросам государственного регулирования ценообразования при Совмине. МАРТ сейчас разрабатывает регламент работы этой комиссии.

«Главная опасность постановления в том, что оно может подтолкнуть малые и средние предприятия свернуть бизнес»

Старший научный сотрудник исследовательского центра BEROC Дмитрий Крук считает, что в ближайшие два-три месяца дефицита товаров на полках ждать не стоит. Тому, по словам эксперта, есть несколько причин.

— Во-первых, у большинства предприятий все-таки есть какие-то запасы, и на фоне проседания спроса их распродажа займет какое-то время. Во-вторых, все мартовские всплески обменного курса, скорее всего, уже учтены в ценах большинства предприятий. Если новых шоков с курсами не будет, то, по крайней мере, в апреле-мае повышение цен не более чем на 0,5% в месяц для многих будет более-менее приемлемым вариантом. И в-третьих, на фоне проседания покупательской способности населения абсолютно естественна тенденция смещения потребительского спроса на более дешевые отечественные сегменты. Соответственно, спрос на импортные товары в принципе будет снижаться сам по себе.

Тем не менее такое решение гораздо хуже повлияет на экономику в целом, говорит Дмитрий Крук.

— Исходная мотивация понятна: власти не хотят резкого повышения цен. Но гораздо логичнее было бы для этого дать возможность предприятиям сократить издержки каким-нибудь относительно безболезненным способом: заморозить арендные ставки и отвязать их от иностранной валюты, предоставить налоговые и кредитные каникулы. Такие меры были бы гораздо эффективнее с точки зрения влияния на цены, — считает Дмитрий Крук. — Сейчас, с одной стороны, от предприятий по-прежнему без ограничений требуют все обязательные платежи в условиях существенного проседания спроса, а с другой, они становятся ограничены в ценообразовании и должны принимать на себя риск заключения новых контрактов в условиях дальнейших возможных скачков обменного курса. К сегодняшнему дню многие малые и средние предприятия уже думают о том, стоит ли им в принципе сохранять свой бизнес. Попадание в такую вилку может стать дополнительным серьезным аргументом в пользу того, что не стоит. Поэтому, на мой взгляд, главная опасность этого постановления в том, что оно может подтолкнуть малые и средние предприятия к концептуальному решению сворачивать бизнес.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

«Удержать рост цен практически невозможно даже для тех, кто реализует продукцию отечественного производства»

— С точки зрения потребителей такая мера действительно может казаться логичной, потому что в ближайшее время нас может ожидать снижение оплаты труда, неполная занятость и так далее. Но с точки зрения экономики применять такую меру практически ко всем поставщикам и производителям продукции считаю совершенно неоправданно, — говорит директор бизнес-союза предпринимателей и нанимателей имени Кунявского Жанна Тарасевич.

По словам собеседницы, в числе пострадавших окажутся не только предприятия-импортеры, но и белорусские производители, которые работают на импортном сырье.

— Допустим, чтобы произвести майонез, нужно подсолнечное масло, которое мы закупаем за валюту. Предприятия по производству рыбной продукции тоже заказывают ее за границей. Есть товары критического импорта: чай, кофе, некоторые фрукты. Конечно, на все поставки заключаются контракты в иностранной валюте. А курс доллара увеличился более чем на 20%, и с учетом этого удержать рост цен не более чем на 0,5% в месяц практически невозможно даже для тех, кто реализует продукцию отечественного производства, — объясняет Жанна Тарасевич. — И речь идет не только о продуктах питания. Пострадает и промышленное производство, для которого за границей закупаются, к примеру, та же мебельная фурнитура, ткани и так далее.

Жанна Тарасевич отмечает, что пока постановление действует до 30 июня, а это «достаточно короткий промежуток времени, если оно не будет продлено». Тем не менее временные ограничения на повышение цен могут привести к дефициту как импортных, так и белорусских товаров, в производстве которых используется импортное сырье.

— Если у кого-то на складах есть запас продукции, запас сырья и материалов — да, это требование можно будет выполнить. Но если запасов нет — маловероятно. Нужно понимать, что у нас не так много предприятий с относительно нормальной рентабельностью. В итоге такая мера может привести не только к дефициту товаров на полках, но и к снижению доходности и даже банкротству отдельных предприятий, — констатирует Жанна Тарасевич. — Здесь возникают определенные вопросы, потому что мы попытались причесать все предприятия под одну гребенку, не учитывая специфики отдельных производителей и продавцов, а также ситуацию на рынке с товарами критического импорта.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

«Пусть лучше цены растут так, как они растут, это будет естественный рынок»

По мнению Анатолия Змитровича, директора аналитического центра Республиканской конфедерации предпринимательства, любые вмешательства государственных органов в рыночную экономику грозят ей проблемами. Причем они возникнут и у покупателей, и у бизнеса.

— Мы с этим неоднократно сталкивались. Регулирование цен никогда ни к чему хорошему не приводило. Ни в одной стране. Пусть лучше цены растут так, как они растут. Это будет естественный рынок, он сам отрегулирует все. Если чего-то не будет хватать, будет стимул привозить. А если установят предел 0,5%, какой тогда смысл ввозить товар? Начнется спекуляция, бизнес уйдет в тень, — считает Анатолий Змитрович. — У нас и так в 30% торговли теневая экономика, это как минимум. Если власти хотят увеличить рост теневой экономики, пожалуйста. Может, это даже кому-то выгодно. Те люди, которые отработали серую схему ввоза товара, от этого выиграют.

Анатолий Змитрович говорит, что МАРТ борется со следствием, а не с причиной.

— Хотелось бы им напомнить постулат Анри Пуанкаре (это известный французский математик): малейшая погрешность, заложенная в начальных условиях для чего-либо, в конечном результате приводит к большим последствиям. 0,5% — это слишком мало. Чиновники считают, что они знают все механизмы и процессы, которые идут внутри рыночной экономики. Но сколько раз они уже промахивались? Есть общественно-консультативный комитет, есть рабочие группы. Почему бы сейчас сообща не выработать какие-то решения? Вопрос не был вынесен на обсуждение. Как говорится, пока подчиненные думают, как найти оптимальное решение, начальник уже принял самое плохое.

Если рост цен ограничить 0,5%, Анатолий Змитрович считает, что весь бизнес ляжет, будет дефицит. «Сейчас мы еще будем жить на старых запасах, а потом этот процесс пойдет и будет ускоряться. В первую очередь это отразится на ввозных товарах».

— Частный бизнес в пасынках у государства. Ему в таких сложных ситуациях помощи ждать не стоит. За 20 лет нам ни разу не помогли, а только усугубляли наше положение, — говорит Анатолий Змитрович.

«Раз белорусский рубль падает, а мы ведем разговоры о снижении цен, то потом всем будет капут»

Само МАРТ на данный момент не знает, как это выполнять это предписание, считает бизнесмен и сопредседатель Республиканской конфедерации предпринимательства Виктор Маргелов. Потому что четких инструкций, как это сделать, нет. Этот вопрос подвис в воздухе.

— Мы считаем, что это невыполнимо. И на это есть ряд причин, — говорит Виктор Маргелов. — Во-первых, курс белорусского рубля ушел почти на 30%. Вся система координат сдвинулась. В проигрыше останутся те, кто выполнял предыдущее предписание МАРТ — не повышать цены больше чем на 4% в год. У нас есть такие и молочные предприятия, и хлебозаводы, и другие производители социально значимых товаров. Теперь цены на все повысятся из-за роста курса валюты. Соответственно, эти предприятия уйдут в убытки. Либо будут ходить и по каждой позиции просить чиновников повышать цены.

Во-вторых, ограничивать рост цен имеет смысл только в том случае, если мы уверены, что белорусский рубль нашел дно, считает бизнесмен.

— А кто сейчас в этом уверен? Кто может сказать, что ниже он не упадет? Раз белорусский рубль падает, а мы ведем разговоры о снижении цен, то потом всем будет капут, — говорит Виктор Маргелов. — В-третьих, что делать с импортом? Если предприятия-импортеры в январе сделали закупку и продавали по честным ценам, а в апреле они привезут товар, а закупочные цены уже ведь совсем другие. Так что, им не завозить ничего? Таким образом мы оголим наш потребительский рынок, если все будут бояться нарушить указ, и получим обратную действительность. Вопросов очень много, надеемся, что МАРТ знает ответы. На консультативный совет эти вопросы не выносились.

«Трудно сказать, будет ли жесткий дефицит, но по ряду товаров у предприятий возникнут проблемы»

Как говорит Владимир Карягин, председатель высшего координационного совета Республиканской конфедерации предпринимательства, эта очень жесткая мера поставила предприятия в очень сложные условия.

— Сегодня на европейском, американском рынке цены даже на китайские товары выросли на 25%. Эту информацию дает торгово-промышленная палата США. Увеличилась стоимость доставки, риски, и некоторые трудозатраты — предприятиям приходится менять способы доставки, подготовки контрактов и прочее, — поясняет председатель. — Принятие такой меры — серьезный удар по бизнесу. Это, безусловно, защита потребителя, но целый ряд товаров может исчезнуть. Потому что для многих их доставка приобретает бессмысленный характер. Никто не будет работать себе в убыток. Трудно сказать, будет ли жесткий дефицит, но по ряду товаров у предприятий возникнут проблемы.

Владимир Карягин подчеркивает, что эта мера была принята без всякого обсуждения с деловым сообществом.

— Мы понимаем, что это срочная мера. Но когда мы просили принять срочные меры по поддержке бизнеса, как в других странах, мы не увидели какой-то оперативности, скорости. Мы первый квартал завершили в условиях полной неопределенности, что нам делать во втором. А здесь вот такая ограничительная мера, которая уже вступила в действие. Неизвестно, какие расчеты брались для принятия решения, учитывалось ли сложное положение, в котором сейчас находится бизнес и та же торговля. Поэтому Республиканская конфедерация предпринимательства однозначно не поддерживает такую меру. Мы выражаем тревогу, что такие меры принимаются не поэтапно, а внезапно и без согласования и обсуждения с деловым сообществом, с игроками рынка.

Принятое решение отразится не только на импортерах, но и на производителях отечественных товаров, которые закупают сырье за рубежом, отмечает Владимир Карягин.

-10%
-90%
-21%
-5%
-15%
-50%
-10%
-15%
-20%
-50%