Поддержать TUT.BY
69 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «Понял, что поменял шило на мыло». Три уехавших врача рассказывают, как изменилась их жизнь после выборов
  2. «Службой был доволен, не жаловался». Что известно о погибшем в части в Островце 18-летнем срочнике
  3. Бегуна из Новополоцка ждет суд за фото с забега Zombie Run. Соседи считают их «исключительно циничными»
  4. Минчанина судят за протест 9−10 августа: бросил цветок в ОМОН, нанес ущерб «Минсктрансу» на 27 тысяч
  5. Вынесли приговор минчанину, которого обвиняли в нападении на сотрудника ОМОНа, — 5 лет колонии
  6. Министр по чрезвычайным ситуациям Ващенко освобожден от должности
  7. «Я одна здесь уже 10 лет». История Галины, которая живет в мертвой деревне. Почти
  8. Представитель власти — это кто? Разобрались с юристом, кого нельзя будет оскорблять по новому УК
  9. Руководителей МЗКТ, МТЗ, БЕЛАЗа и других предприятий обвиняют в получении взяток от россиян
  10. Дмитрий Крук назвал сценарии для экономики в 2021 году и угрозы, способные их перечеркнуть
  11. Расследование BYPOL о смерти Бондаренко, подорожание топлива, повышение пенсий. Что происходило в Беларуси 27 января
  12. «Людей лишают «плюшек». Официальные профсоюзы придумали, как удержать работников и «наказать» тех, кто вышел
  13. В Беларуси повышают минимальные трудовые и социальные пенсии
  14. «Не подпишешь — премии не увидишь». Письмо профсоюзов по санкциям подписали больше 110 тысяч человек
  15. Опознана одна из девушек, которая часто появляется в окружении Лукашенко. Она тоже срезала ленточки во дворах
  16. «Нет, алкоголем не пахнет вообще». BYPOL опубликовал свое расследование по факту смерти Романа Бондаренко
  17. «Меня завезли в отдел, стали избивать». По делу о «коктейлях Молотова» дал показания 16-летний обвиняемый
  18. Минское «Динамо» проиграло дома нижегородскому «Торпедо»
  19. Конфликт в столичной маршрутке. Водитель хотел высадить пассажира из-за неприятного запаха
  20. «Цепкало участвовать не планирует». Экс-представитель штаба Цепкало хочет зарегистрировать партию
  21. С 28 января снова дорожает автомобильное топливо
  22. На пациента, ударившего в «политическом конфликте» врача скорой в Бресте, завели уголовное дело
  23. Горный инженер из Могилева предлагает пешеходный туннель под Днепром — и это звучит круто. Он все рассчитал
  24. Тест по роману Короткевича. Его должен пройти на 10 из 10 каждый белорус
  25. «Сложно найти девушку, не все хотят тут жить». Как айтишник переехал в 120-летний дом на хуторе
  26. «Он держится, и я держусь». Девушка одаренного студента, осужденного на 4 года, ищет ему работу и стажировки
  27. Расследование по Бондаренко, крепкие парни в Новой Боровой, суды, приговоры и дача за 4 тысячи — все за вчера
  28. «Любимая пациентка» доктора Менгеле. Как белоруска выжила после опытов палача из Освенцима и написала письмо его сыну
  29. Генпрокуратура опровергла задержание прокурора Витебска. Он уволен
  30. Правозащитники опубликовали доклад о пытках в Беларуси
реклама


/

С ростом курса доллара цены на некоторые импортные товары стремительно пошли вверх, особенно на те, на которые вырос спрос. За последнюю неделю сильно подорожали лимоны, имбирь, чеснок. И если с первыми двумя все ясно: эти культуры у нас не растут, — то чеснок выращивают в Беларуси. Однако в магазинах и на рынках продают китайский и египетский. FINANCE.TUT.BY узнал, почему у нас на прилавках нет отечественного чеснока и откуда такие высокие цены на импортный — в некоторых магазинах они превышают 17 рублей за килограмм.

Белорусский чеснок у нас можно купить разве что у фермеров или бабушек на рынке. В магазинах же продают китайский, египетский — какой угодно, но только не отечественный. Причем такая ситуация в торговле уже далеко не первый год. Ее пытались исправить, но предпринятые меры не увенчались успехом.

— Мы ввозим в Беларусь 1000−1100 тонн импортного чеснока в год. Объема отечественного нам не хватает, чтобы обеспечивать население, — рассказывает генеральный директор Гомельской областной ассоциации производителей плодоовощной продукции Валерий Попков. — Чтобы избавиться от импорта, в 2008 году президент поручил развернуть в стране программу «Чеснок» и обеспечить выращивание вот этой недостающей 1000 тонн для обеспечения населения. Исполнителем выступила Гомельская область. Мы разработали программу, необходимые мероприятия, их утвердили в Минсельхозпроде. Начали работать.

В программе принимали участие 27 сельхозорганизаций. Среди них были Светлогорская овощная фабрика, комбинат «Восток» Гомельского района, Минский тепличный комбинат, фермерские хозяйства Минской, Могилевской и Гомельской областей и другие. Государство выделило кредиты на покупку необходимого оборудования для производства чеснока и создания специализированных сельхозмашин — посадочных, для междурядной обработки, уборочных и других. Даже машины для дробления луковиц и сортировки зубка чеснока. Делал их «Лидсельмаш».

— Хозяйства начали работать. Мы базировались в основном на отечественных семенах и украинской «Любаше» — завезли их из Запорожской области. Вышли на производство 700 тонн чеснока. Это неплохо. Но мы столкнулись с проблемой. Объем чеснока мы получили неплохой, но он оказался низкотоварным. Только 40% товарного чеснока. То есть из 700 тонн валового сбора после сушки осталось 550 тонн, а из них только 220 тонн товарного чеснока. Но ведь для возобновления посадки тоже нужен чеснок — 1,5 тонны на гектар. Этого количества хватило бы примерно на 140 гектаров. Это значит, что на реализацию ничего не остается, — продолжает гендиректор ассоциации.

По словам Валерия Попкова, какую-то часть урожая тогда все равно отдали на реализацию. Но не в торговые сети, на них не рассчитывали. Потенциальными покупателями производители считали мясокомбинаты и пищеконцентратные комбинаты.

— Но у нас осталось еще 220 тонн нестандартного чеснока, который не мог пойти на реализацию, — напоминает гендиректор ассоциации. — Мы внесли предложение правительству выделить по тем временам 10 миллиардов рублей (после деноминации — миллион рублей) на строительство предприятия по промышленной переработке мелкой фракции чеснока. Чтобы она не пропадала и за счет этого выросла рентабельность производства культуры. Тогда бы и хозяйства были заинтересованы в ее выращивании. Предлагали выпускать измельченный сухой чеснок, порошок чеснока, замороженный мелкий чеснок, отжатые чесночные настойки — всего больше 10 наименований продукции. Но предприятие так и не построили. Хозяйства несли убытки, за два года свернули эту программу и прекратили выращивание.

Валерий Попков говорит, что причин, почему у нас низкий процент выхода товарного чеснока, очень-очень много. Это связано и с сортами.

— Нельзя сказать, что наши селекционеры получают плохие сорта, — подчеркивает гендиректор. — Но нужно, чтобы товарность была как минимум 80%. В некоторых условиях выращивания они дают высокую товарность, а в некоторых совсем низкую. Чеснок — культура очень прихотливая, консервативного характера, не любит переброски. Если она в каком-то месте хорошо растет, значит, там она и будет хорошо расти. Если бы мы смогли найти такие места, где бы чеснок работал с высокой товарностью, но пока не смогли. Садили его на хороших участках, соблюдали технологию, но результат хороший не получили.

Однако те, кто участвовал в программе по выращиванию чеснока, готовы попробовать еще раз. В этом году его снова попробуют выращивать в Светлогорске. Некоторые фермеры занимаются этим и сейчас.

— Если бы мы могли завезти семена чеснока из штата Дакота США и с ними поработать селекцией. Там климат очень схож с нашим. Тогда бы, может, мы и получили положительный результат. Мы готовы, у нас опыт и технологии. Подобрали бы подходящие земли. Может, программу удалось бы осуществить, — говорит гендиректор ассоциации.

Пока же белорусский чеснок не может конкурировать в цене с китайским. Его закупочная цена вместе с логистикой в 2,7 раза ниже, чем себестоимость белорусского.

— Мы из Китая получаем чеснок со всей логистикой по 1 доллару за килограмм. То есть по сегодняшнему курсу по 2,6 рубля примерно. А у нас себестоимость килограмма чеснока 2,7 доллара, или около 7 рублей. Заниматься его производством было бы можно только на условиях монополии, — говорит Валерий Попков.

Если из Китая к нам чеснок приезжает по 2,6 рубля, то почему он продается в магазинах по 8−17 рублей? Гендиректор говорит, что «цену накручивают белорусские логисты».

— Не так давно чеснок продавали по 6−7 рублей, но цены выросли, потому что спрос поднялся. На нем зарабатывают логисты в Беларуси, которые занимаются ввозом этого чеснока. Чеснок поступил в Минск из Китая, его довезли до Гомеля. Сколько это стоит? Явно не 5 рублей за килограмм. Но берут столько. Допускаю, что им нужно заработать 1,5 рубля — это 150%. Но тогда чеснок должен стоить 4−5 рубля за килограмм, — подсчитывает Валерий Попков.

Он говорит, что судьба чеснока скоро постигнет и лук — хозяйства откажутся от его выращивания.

— Сегодня лука в Беларуси практически нет. Нет потому, что сократили посевные площади, потому что хозяйства не в состоянии сами закупить семена. Их стоимость занимает 51% в себестоимости лука. Если не помогать им из каких-то других источников с приобретением семян, мы сведем на нет и лук.

-80%
-20%
-40%
-50%