реклама
Испытательный
Банк ВТБ
13.6%
Всё серьёзно
Банк ВТБ
19.9 - 26.9%
Новенький
Банк ВТБ
19.9 - 29.9%

Все кредиты

Рублю, Ergo Sum онлайн-депозит
Белорусский народный банк
13.75%
СуперСемь
Банк ВТБ
10.9 - 13.4%
Рублю, Ergo Sum онлайн-депозит
Белорусский народный банк
13.5%

Все вклады


/

С ростом курса доллара цены на некоторые импортные товары стремительно пошли вверх, особенно на те, на которые вырос спрос. За последнюю неделю сильно подорожали лимоны, имбирь, чеснок. И если с первыми двумя все ясно: эти культуры у нас не растут, — то чеснок выращивают в Беларуси. Однако в магазинах и на рынках продают китайский и египетский. FINANCE.TUT.BY узнал, почему у нас на прилавках нет отечественного чеснока и откуда такие высокие цены на импортный — в некоторых магазинах они превышают 17 рублей за килограмм.

Белорусский чеснок у нас можно купить разве что у фермеров или бабушек на рынке. В магазинах же продают китайский, египетский — какой угодно, но только не отечественный. Причем такая ситуация в торговле уже далеко не первый год. Ее пытались исправить, но предпринятые меры не увенчались успехом.

— Мы ввозим в Беларусь 1000−1100 тонн импортного чеснока в год. Объема отечественного нам не хватает, чтобы обеспечивать население, — рассказывает генеральный директор Гомельской областной ассоциации производителей плодоовощной продукции Валерий Попков. — Чтобы избавиться от импорта, в 2008 году президент поручил развернуть в стране программу «Чеснок» и обеспечить выращивание вот этой недостающей 1000 тонн для обеспечения населения. Исполнителем выступила Гомельская область. Мы разработали программу, необходимые мероприятия, их утвердили в Минсельхозпроде. Начали работать.

В программе принимали участие 27 сельхозорганизаций. Среди них были Светлогорская овощная фабрика, комбинат «Восток» Гомельского района, Минский тепличный комбинат, фермерские хозяйства Минской, Могилевской и Гомельской областей и другие. Государство выделило кредиты на покупку необходимого оборудования для производства чеснока и создания специализированных сельхозмашин — посадочных, для междурядной обработки, уборочных и других. Даже машины для дробления луковиц и сортировки зубка чеснока. Делал их «Лидсельмаш».

— Хозяйства начали работать. Мы базировались в основном на отечественных семенах и украинской «Любаше» — завезли их из Запорожской области. Вышли на производство 700 тонн чеснока. Это неплохо. Но мы столкнулись с проблемой. Объем чеснока мы получили неплохой, но он оказался низкотоварным. Только 40% товарного чеснока. То есть из 700 тонн валового сбора после сушки осталось 550 тонн, а из них только 220 тонн товарного чеснока. Но ведь для возобновления посадки тоже нужен чеснок — 1,5 тонны на гектар. Этого количества хватило бы примерно на 140 гектаров. Это значит, что на реализацию ничего не остается, — продолжает гендиректор ассоциации.

По словам Валерия Попкова, какую-то часть урожая тогда все равно отдали на реализацию. Но не в торговые сети, на них не рассчитывали. Потенциальными покупателями производители считали мясокомбинаты и пищеконцентратные комбинаты.

— Но у нас осталось еще 220 тонн нестандартного чеснока, который не мог пойти на реализацию, — напоминает гендиректор ассоциации. — Мы внесли предложение правительству выделить по тем временам 10 миллиардов рублей (после деноминации — миллион рублей) на строительство предприятия по промышленной переработке мелкой фракции чеснока. Чтобы она не пропадала и за счет этого выросла рентабельность производства культуры. Тогда бы и хозяйства были заинтересованы в ее выращивании. Предлагали выпускать измельченный сухой чеснок, порошок чеснока, замороженный мелкий чеснок, отжатые чесночные настойки — всего больше 10 наименований продукции. Но предприятие так и не построили. Хозяйства несли убытки, за два года свернули эту программу и прекратили выращивание.

Валерий Попков говорит, что причин, почему у нас низкий процент выхода товарного чеснока, очень-очень много. Это связано и с сортами.

— Нельзя сказать, что наши селекционеры получают плохие сорта, — подчеркивает гендиректор. — Но нужно, чтобы товарность была как минимум 80%. В некоторых условиях выращивания они дают высокую товарность, а в некоторых совсем низкую. Чеснок — культура очень прихотливая, консервативного характера, не любит переброски. Если она в каком-то месте хорошо растет, значит, там она и будет хорошо расти. Если бы мы смогли найти такие места, где бы чеснок работал с высокой товарностью, но пока не смогли. Садили его на хороших участках, соблюдали технологию, но результат хороший не получили.

Однако те, кто участвовал в программе по выращиванию чеснока, готовы попробовать еще раз. В этом году его снова попробуют выращивать в Светлогорске. Некоторые фермеры занимаются этим и сейчас.

— Если бы мы могли завезти семена чеснока из штата Дакота США и с ними поработать селекцией. Там климат очень схож с нашим. Тогда бы, может, мы и получили положительный результат. Мы готовы, у нас опыт и технологии. Подобрали бы подходящие земли. Может, программу удалось бы осуществить, — говорит гендиректор ассоциации.

Пока же белорусский чеснок не может конкурировать в цене с китайским. Его закупочная цена вместе с логистикой в 2,7 раза ниже, чем себестоимость белорусского.

— Мы из Китая получаем чеснок со всей логистикой по 1 доллару за килограмм. То есть по сегодняшнему курсу по 2,6 рубля примерно. А у нас себестоимость килограмма чеснока 2,7 доллара, или около 7 рублей. Заниматься его производством было бы можно только на условиях монополии, — говорит Валерий Попков.

Если из Китая к нам чеснок приезжает по 2,6 рубля, то почему он продается в магазинах по 8−17 рублей? Гендиректор говорит, что «цену накручивают белорусские логисты».

— Не так давно чеснок продавали по 6−7 рублей, но цены выросли, потому что спрос поднялся. На нем зарабатывают логисты в Беларуси, которые занимаются ввозом этого чеснока. Чеснок поступил в Минск из Китая, его довезли до Гомеля. Сколько это стоит? Явно не 5 рублей за килограмм. Но берут столько. Допускаю, что им нужно заработать 1,5 рубля — это 150%. Но тогда чеснок должен стоить 4−5 рубля за килограмм, — подсчитывает Валерий Попков.

Он говорит, что судьба чеснока скоро постигнет и лук — хозяйства откажутся от его выращивания.

— Сегодня лука в Беларуси практически нет. Нет потому, что сократили посевные площади, потому что хозяйства не в состоянии сами закупить семена. Их стоимость занимает 51% в себестоимости лука. Если не помогать им из каких-то других источников с приобретением семян, мы сведем на нет и лук.

-15%
-50%
-20%
-20%
-20%
0069983