реклама
Испытательный
Банк ВТБ
14%
Всё серьёзно
Банк ВТБ
19.9 - 26.9%
Новенький
Банк ВТБ
19.9 - 29.9%

Все кредиты

Рублю, Ergo Sum онлайн-депозит
Белорусский народный банк
13.75%
СуперСемь
Банк ВТБ
10.9 - 13.4%
Вклад в будущее (онлайн-депозит)
Белорусский народный банк
13.5%

Все вклады


/

Многих белорусов манит работа в IT: самая высокая средняя зарплата в стране (а нередко еще и привязанная к доллару), корпоративные «плюшки», необычные офисы… Но есть те, кто решает отказаться от комфорта ради профессии мечты — и не жалеет. «До этого у меня на первом месте была материальная сторона, а тут я наконец-то почувствовала искреннее удовлетворение от работы», — признается Наталья Грунтова, она ушла из айтишников в визажисты. «В IT я вернулась бы только в крайнем случае», — добавляет Татьяна Дергай, которая уже два года работает психологом.

FINANCE.TUT.BY поговорил с бывшими айтишниками о том, почему они решили сменить сферу деятельности, как получали новую профессию и легко ли было ради нее отказаться от материального комфорта.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

FINANCE.TUT.BY продолжает новый проект под названием «Наоборот», в котором мы будем рассказывать про людей, которые что-то делают по непривычной схеме. К примеру, мы уже писали про итальянца Антонио, который решил открыть бизнес и работать в Беларуси, в то время как многие белорусы хотят уехать работать за границу. А сегодня расскажем о том, кто уходит из «хлебной» IT-сферы, хотя многие были бы не против оказаться в этой отрасли.

Из бизнес-аналитика — в визажиста: «Некоторые знакомые считали, что у меня с головой не в порядке, раз я ухожу из IT»

В середине 2000-х Наталья Грунтова окончила иняз с дипломом переводчика. Чуть меньше года она проработала в турфирме, а потом начала искать работу, где можно было бы поддерживать знание иностранных языков. Так Наталья оказалась в IT-компании, которая занималась мобильными играми.

— С того момента и до 2018 года я работала в этой сфере, менялись только компании и должности, — рассказывает Наталья. — Сначала это был перевод, потом я стала техническим писателем, а после этого переквалифицировалась в бизнес-аналитика и уходила из IT уже в этой должности.

По словам собеседницы, с текстами она всегда работала с удовольствием, карьера бизнес-аналитика тоже складывалась успешно и «даже были перспективы взять людей в подчинение». Поворотной точкой стал декретный отпуск. Наталья планировала провести в нем один год, потому что «очень хотела вернуться на работу», но в итоге осталась на все три.

— Не могу сказать, что у меня разыгрались гормоны или еще что. Скорее, просто появилось время остановиться, посмотреть на свою жизнь и подумать, чем я на самом деле хочу заниматься, — рассуждает Наталья. — Тогда я вспомнила о своем увлечении макияжем. Еще до университета я ходила на какие-то курсы визажистов, но оставила эту тему, потому что нужно было получить «нормальную» профессию. А в декрете прошла индивидуальный курс у визажиста Алисы Островской — и меня так зацепило! Я наконец-то почувствовала искреннее удовлетворение от работы. До этого у меня на первом месте была материальная сторона, а все остальное — ну вроде нормально, ходишь на работу, что-то делаешь, с кем-то общаешься. А тут видишь мгновенный результат и реакцию человека.

Наталья признается, что после выхода из декрета она не сразу решилась оставить прежнюю работу и еще два года совмещала должность бизнес-аналитика на полную ставку, подработку в качестве визажиста и воспитание маленького ребенка. Но постепенно новая профессия начала перевешивать.

— Когда я вернулась на работу, у меня был шок, потому что за три года все очень изменилось. Отношения с коллегами тоже стали другими. Когда-то мы вместе тусили, активно общались, а теперь у всех семьи, дети. Отработали — и по домам, — рассказывает Наталья. — Потом в компании начались изменения, которые затронули в том числе наш отдел. Некоторые стали уходить. Я тоже поняла, что нужно что-то менять: или должность, или компанию, или сферу деятельности.

И все-таки, говорит собеседница, решиться на уход из IT было очень тяжело.

— За столько лет я привыкла, что каждый месяц у меня зарплата выше средней, можно идти в магазин и вообще не думать о ценах. А тут понятно, что какое-то время таких денег точно не будет. В этот момент меня очень поддержал муж, сказал, что если хочется, то надо попробовать. Поэтому я решила, что возьму паузу год-два и посмотрю, что будет, а если захочу вернуться, то с моим опытом меня наверняка куда-нибудь возьмут.

Из IT-компании Наталья уволилась в начале лета 2018 года. Благодаря тому, что она уже почти три года занималась макияжем и «вращалась в этих кругах», первых клиентов удалось найти достаточно быстро. Опыт в IT тоже оказался полезным, но с финансовой точки зрения.

— Визаж — очень затратное занятие, особенно в начале карьеры. Мне нравится работать на качественной косметике, с хорошими инструментами, и все это очень, очень дорого стоит. Если бы у меня не было той высокооплачиваемой работы, я бы мало могла себе позволить, — объясняет Наталья.

Период адаптации, по ее воспоминаниям, продлился около полугода. В это время «было непривычно и одолевали сомнения».

— Некоторые мои знакомые, которые хотели попасть в IT и конкретно в мою компанию, считали, что у меня с головой не в порядке, раз я оттуда ухожу. Родители тоже не совсем понимали, зачем я это сделала, а мне сложно было их переубедить, потому что я и сама не была уверена, что поступаю правильно. И я привыкла к определенному уровню дохода, а тут все изменилось кардинально, потому что в первое время работы могло не быть долго. Так что бывали периоды, когда сложно было не растерять веру в то, что этим стоит заниматься. Но мне удалось пережить этот переломный момент.

Со временем, говорит Наталья, новая работа вошла в колею и стала приносить удовольствие и деньги. О своем уходе из IT собеседница не жалеет.

— Мне очень нравится, что ты сам себе хозяин, можешь днем выйти погулять, ни у кого не отпрашиваясь. Заказов стало больше, но я все равно могу регулировать, сколько хочу работать в день или когда у меня будут выходные, — описывает плюсы новой работы Наталья. — Если говорить о доходе, то сейчас в месяц в среднем я зарабатываю меньше, чем раньше, но при этом заработок за час стал гораздо больше. То есть оказалось, что в целом я могу получать те же деньги, а работать меньше. Это стало для меня открытием. Конечно, если ситуация изменится, я пойду на любую другую работу, но очень надеюсь, что этого делать не придется. Даже во время нынешнего кризиса у меня остается какой-то заработок и возможность заниматься своим развитием в этой сфере.

Из UX-исследователя — в психолога: «После семи лет в IT поняла, что хочу вкладываться в развитие человека, а не технологий»

Татьяна Дергай из Минска работает психологом ровно два года, а до этого провела в IT больше семи лет.

— На самом деле в университет я поступила именно на психолога. Но тогда я сидела за партой и не понимала, зачем мне это нужно, как я смогу эти знания в жизни применить. К тому же в тот момент я съехала от родителей, и меня больше занимало то, как заработать денег, — смеется Татьяна. — Через два года я окончательно бросила университет, и тогда знакомый предложил мне пойти в тестировщики. С одной стороны, я увлекалась разными социальными активностями, и работа тестировщика мне казалась не очень интересной, а с другой, я хорошо говорила по-английски, неплохо разбиралась в компьютерах. Например, могла установить Linux, что не все девочки в 20 лет умеют. В конце концов я сказала брату-программисту, что думаю стать тестировщиком. А он мне в ответ: «Я бы тебя на такую работу не взял». Тут я поняла, что вызов принят!

Чтобы подготовиться к работе, Татьяна смотрела лекции в интернете, читала учебники, общалась со знакомыми из этой сферы. Первые несколько собеседований она завалила, а потом все же устроилась в компанию, которая занималась «онлайн-игрушками про казино».

— Я прошла испытательный срок, все было нормально. Но через полгода случился какой-то кризис, и проект, в котором я работала, закрыли. Тогда я снова начала искать работу и оказалась в Wargaming. В то время это была не такая огромная корпорация, как сейчас, и они как раз искали тестировщика, — вспоминает Татьяна. — В Wargaming я проработала еще семь лет: первые два — тестировщиком, даже стала менеджером небольшой команды, а потом перешла в UX-исследования. На тот момент это была совсем новая специальность — тестирование дизайна пользовательского интерфейса, исследование пользовательских реакций на программные продукты, игры.

Татьяна говорит, что это направление очень ее увлекло, потому что ей «все равно была интересна психология».

— Исследования, которые мы проводили, находились на стыке психологии, технологии, дизайна. Чем больше интервью я брала, тем больше понимала, что меня в первую очередь интересуют вещи, связанные с людьми: какие эмоции испытывает человек во время игры, что происходит в его внутреннем мире, — объясняет Татьяна.

Благодаря новой волне интереса к психологии она восстановилась в университете и все-таки его окончила, а потом параллельно с работой получила еще одно психологическое образование, на этот раз практическое.

— После него у меня была дипломная практика, первый клиент, с которым мы работали полгода. И когда я увидела, как интересно это проживать, как может меняться человек — меня «торкнуло». Я поняла, что просто влюбилась в эту профессию и хочу вкладываться в развитие человека, а не технологий. После этого меня было уже не остановить, — смеется Татьяна. — Конечно, в чем-то я сомневалась, не сразу была готова сказать об этом своим коллегам, но внутренне уже все понимала. Страх был, но он не должен останавливать от перемен, когда ты чувствуешь, что они тебе нужны.

К финансовым потерям на первом этапе Татьяна тоже была готова. Во-первых, за время работы в IT у нее накопилась «подушка безопасности», во-вторых, помогать был готов и муж.

— И это было не спонтанное решение, все-таки я получила два профильных образования, — добавляет Татьяна. — Но все равно в первое время ничего не получалось, и я просто сходила с ума. Было очень сложно перестроиться от работы в корпорации с налаженными процессами, с той же столовой, где можно пообедать, а то и поужинать. Я не могла понять, как организовать свою работу, как привлекать клиентов — это же тоже отдельный кусок работы. Во время особенно сильных провалов думала, что зря я вообще все это затеяла, денег тут не заработаешь, да и работать, кажется, не сильно получается. Но это нормальный процесс, не бывает такого, чтобы ты сменил специальность — и сразу все в шоколаде. Тем более это не та профессия, где можно быстро выстрелить. Но все равно в такие моменты мысли вернуться в IT иногда появлялись.

По словам Татьяны, «турбулентность прошла где-то через год». За это время она успела поработать в частном центре, начала проводить вебинары и презентации, стала активно вести блог, а вдобавок к этому слушала в интернете курсы о том, как продвигать себя в интернете и создавать личный бренд.

— Сейчас моя частная практика загружена не полностью, но она есть и выросла за два года. Чувствую я себя достаточно комфортно. Не скажу, что пожинаю какие-то лавры, наоборот, постоянно продолжаю учиться в области психологии и развития человека, — говорит Татьяна. — Конечно, заработок у меня не такой, как раньше, но он приемлемый. Я примерно ориентируюсь на свой прежний уровень дохода и планирую прийти к нему в этому году или в следующем. Сейчас моя ситуация уже позволяет что-то финансово планировать.

Татьяна не исключает, что это не последняя смена профессии в ее жизни, но говорит, что в IT «вернулась бы только в крайнем случае».

— Сейчас я начала учиться на курсе по телесной осознанности, и мне очень нравится, как эти практические навыки и знания «ложатся» в то, что я уже знаю. Очень хочу расширить свою работу до работы с телом, телесными паттернами. И была бы рада проводить такие тренинги именно в IT — хочется поддержать бывших коллег, потому что там многие не уделяют этому внимания, — констатирует Татьяна.

Из программиста — в автомеханика: «Зарабатывать на СТО можно больше среднего по стране, но IT-специалист все равно будет получать еще больше»

Карьера айтишника для минчанина Юрия началась в тот момент, когда в 2007 году он поступил в БГУИР на инженера-программиста.

— Сам я хотел пойти в БНТУ на автотракторный факультет. Но меня, по сути, переубедили родители — сказали, что лучше поступать туда. Я со своими баллами прошел только на платное, — вспоминает Юрий. — Лично мне в БГУИР было учиться очень тяжело. С программированием все шло неплохо, но такие вещи, как высшая математика и физика, давались с трудом. Но все-таки я выучился и еще семь лет работал по специальности.

Из личного архива
Из личного архива

За это время Юрий успел сменить несколько мест в IT-подразделениях разных банков. Занимался он тем, что «писал серверную часть приложений». Сейчас это называют бэкенд-разработкой, но тогда такого понятия еще не существовало, отмечает собеседник.

— По сравнению с учебой работа напоминала отпуск: один предмет, один язык программирования, специфика достаточно узкая. Но в этом и была проблема. В какой-то момент я уперся в то, что моих знаний хватало практически на все задачи в этой области. И не потому, что я какой-то крутой специалист, а потому, что там не было глобальных задач. В основном это была техподдержка деятельности банка: что-то поправить, починить, настроить. Например, изменилось законодательство или у банка появились новые продукты — значит, надо подогнать программное обеспечение под реальность, — рассказывает Юрий.

К тому моменту должность и опыт позволяли ему «ничего не делать и получать хорошие деньги», но, по словам собеседника, именно это его и пугало.

— Я никуда не развивался и в какой-то момент вообще уже не понимал, зачем все это делаю, — признается он. — В итоге все сложилось само собой: в 2017 году в банке, где я тогда работал, начались серьезные сокращения, и моя должность тоже под них попала. Специальность у меня узкая, рабочих мест в ней в принципе не так много. В итоге я подумал, что лучше будет уйти.

Новая работа появилась у Юрия благодаря стечению двух обстоятельств. Во-первых, ему всегда хотелось заниматься собственным делом и не проводить за компьютером целый день. А во-вторых, с 2011 года он увлекался трофи-рейдом — соревнованиями по преодолению бездорожья.

— Благодаря этому у меня появился внедорожник и необходимость часто его чинить. А тут есть два варианта: либо у тебя очень хорошо с доходами, либо ты можешь закрыть какую-то часть расходов, потому что чинишь машину сам. Поэтому я научился ремонтировать машину: что-то красить, варить, — объясняет Юрий. — В этом спорте вообще много людей, которые либо работают в СТО, либо у них есть своя СТО. Я решил, что второй вариант мне подходит.

Из личного архива
Из личного архива

Так Юрий из программиста переквалифицировался во владельца собственной автомастерской. Деньги на ее открытие были: часть скопилась за время работы в IT, часть пришла в качестве компенсаций за официальное сокращение. Изначально пришлось вложить около 5−7 тысяч долларов, но потом пришлось взять в долг еще 6 тысяч из-за «неправильных цен и неоплат выполненных работ».

— Я сразу же открыл ИП, взял сварочное оборудование, которое у меня было, докупил то, чего не было, нашел подходящее помещение — и начал работать, — кратко описывает создание своего бизнеса собеседник. — В первое время у меня были заказы от знакомых, потом друзья помогли сделать сайт, настроить рекламу. Пошли звонки извне, запустилось сарафанное радио. В целом работы хватало. За эти три года в отпуске я не был, часто работал по выходным, иногда и по ночам. К счастью, в какой-то момент в 12 ночи стали отрубать электричество, приходится прекращать и идти домой.

Несмотря на неплохие результаты, эту историю все же можно назвать историей разочарования. Как признается Юрий, если бы он «знал то, что знает сейчас, не стал бы открывать СТО».

— Теперь мне понятно, что в тот момент это в какой-то степени было паническим решением. Могу сказать, что по деньгам я в итоге потерял очень жестко. У меня совершенно не было опыта продаж, управления людьми, переговоров. Сейчас я этот опыт получил и очень рад, что он у меня есть, но платить приходилось дорого — и силами, и деньгами, — рассказывает Юрий. — Знаете, во всяких умных книжках пишут: если взять хобби и сделать его работой, то ты больше никогда не будешь работать. Но на самом деле у тебя не остается хобби — только работа.

Например, говорит собеседник, больше всего ему нравится реставрировать старые автомобили — «чем старше, тем интереснее». Но такая работа не очень востребована и в ней нельзя сделать что-то по-своему, не так, как просит клиент.

— Тем, что интересно лично мне, удавалось заниматься после основной «поточной» работы. Приходилось постоянно напоминать себе, что сейчас я занимаюсь всем этим в первую очередь ради денег, это моя работа, — комментирует Юрий. — Если говорить о деньгах, то зарабатывать на СТО в принципе можно даже больше официальной средней зарплаты по стране. Но хороший наемный работник в IT все равно будет получать столько же или больше, работая при этом меньше и имея меньше ответственности. Еще работа в сфере обслуживания очень сильно завязана на доходах других людей. А они, к сожалению, не растут.

Сейчас Юрий планирует закончить реставрацию «сложной» машины, которая стоит у него практически с момента открытия СТО, а потом все-таки закрыть мастерскую.

— Хочется отдохнуть и подумать, чем заниматься дальше. Когда я шел в автообслуживание, у меня была усталость от работы, ощущение, что я занимаюсь нелюбимым делом. Но, как стало ясно позже, дело было не только в работе, но и в других вопросах личного характера. Возможно, подумаю в том числе над возвращением в IT, — резюмирует Юрий.

Из тестировщика — в специалиста по собакам: «Однажды у меня был заказ на собачью амуницию из Новой Зеландии»

— Я сейчас занимаюсь собаками, — в общих чертах описывает свою работу Марина Амбражейчик из Минска. — Веду блог про собак и кинологию, консультирую по проблемам поведения и воспитания, изготавливаю амуницию — поводки, шлейки, одежду, подстилки. В прошлом году решила, что буду заниматься еще и организацией мероприятий для владельцев собак. Первое должно было пройти в мае, но из-за коронавируса его пока пришлось отменить.

Работать с собаками Марина начала около пяти лет назад, а до этого она 2,5 года занималась ручным тестированием в белорусском стартапе.

— Хотела, что называется, сходить за деньгами, — комментирует выбор профессии собеседница. — К тому моменту мне надоела моя предыдущая работа в области видеонаблюдения: сидишь, пялишься в монитор, развиваться негде. Поэтому параллельно с работой я окончила курсы тестировщиков при ПВТ и почти сразу как-то случайно устроилась на работу в стартап к своим старым знакомым. Просто спросила наудачу: «А вам случайно тестировщик не нужен?». Оказалось, что нужен. Туда я и ушла.

Марина оказалась единственным тестировщиком в небольшой команде из шести человек. Поначалу все шло неплохо, но девушка признается, что весь последний год работы думала об уходе.

— Мне не очень нравилась организация процесса. Я люблю четко понимать свою задачу, что и в какой момент нужно сделать, хочу получать нормальную обратную связь по своей работе. Там всего этого не было. График тоже был не очень удобным. В стартапах все устроено очень свободно, мои коллеги приходили на работу часам к трем дня и сидели допоздна. А у меня собака, с которой нужно гулять утром и вечером, муж, с которым тоже надо как-то видеться. В итоге я приходила и уходила раньше, с коллегами пересекалась только часть рабочего дня. Когда спонсорские деньги закончились и меня уволили, я, честно говоря, очень обрадовалась, — смеется Марина.

Поначалу, говорит собеседница, она какое-то время размышляла над тем, чтобы устроиться в другую компанию на ту же должность, но переживала из-за своей квалификации.

— Я не была уверена в том, что из меня получился такой уж суперработник: из образования только курсы, опыт работы относительно небольшой, не было старших коллег по специальности, от которых я бы получала фидбэк. Очевидно, что нужно было приложить усилия на дополнительную подготовку. Одновременно с этим я поняла, что мне очень тяжело работать на пятидневке, — объясняет Марина. — В видеонаблюдении я работала два через два, и это было идеально: успеваешь отдохнуть, куда-то съездить, сходить в поход. А на пятидневке не оставалось энергии ни на семью, ни на собак, ни на другие хобби. В конце концов я решила, что не пойду никуда тестировщиком, лучше буду работать с собаками и развиваться в этом направлении.

Специального кинологического образования Марина не получала, но зато у нее есть высшее ветеринарное.

— Это база, на которой вкупе с многолетним увлечением психологией я начала осваивать кинологию. Плюс самообразование, опыт с собственными собаками и даже самотерапия, — комментирует Марина.

А заниматься изготовлением собачьей амуниции помогает опыт в рукоделии и шитье, которыми девушка увлекается уже давно.

— Здесь не нужны какие-то особые швейные навыки или оборудование, достаточно обычной швейной машинки. Гораздо важнее навыки, связанные с собаками: какие нужны материалы, текстура, сколько будет весить амуниция, комфортно ли в ней собаке. На самом деле все это очень востребовано. Например, на маленьких собак вроде шпицев или папильонов найти в обычных магазинах маленький поводок с маленьким карабином просто нереально. Или, например, выгульные поводки бывают максимум 5 метров, а людям нужно 10. Однажды у меня был заказ даже в Новую Зеландию! Белоруска, которая там живет, попросила сделать амуницию с национальным орнаментом для ее собаки.

Как и другие экс-айтишники, в первое время Марина переживала из-за падения доходов. У нее тоже была финансовая подушка, а еще — зарплата мужа.

— Это позволило мне потихоньку расти в том направлении, в каком я хочу, без особых вложений в рекламу. Я очень благодарна мужу, что в это время он не говорил мне ничего о том, чтобы я шла на работу. В итоге мы справились, — говорит Марина. — Думаю, сейчас я могла бы зарабатывать даже больше, чем раньше, если бы уперлась рогом и впахивала. Но я поняла, что на самом деле для меня важны не деньги, а личный комфорт. Поэтому загрузку выбираю так, чтобы работы было посильное количество, а в магазине не приходилось долго думать, что купить. Да, мы не ездим в отпуск за границу, но не сильно от этого страдаю — хватает и поездок по Беларуси. Сейчас вот стало понятно, что нужна машина, так что будем работать в этом направлении. Тем более теперь в IT собирается уже муж — его специальность это позволяет.

-20%
-10%
-15%
-35%
-15%
-15%
-20%
-21%
-50%
-25%
0069983