реклама
Испытательный
Банк ВТБ
14%
Всё серьёзно
Банк ВТБ
19.9 - 26.9%
Новенький
Банк ВТБ
19.9 - 29.9%

Все кредиты

Рублю, Ergo Sum онлайн-депозит
Белорусский народный банк
13.75%
СуперСемь
Банк ВТБ
10.9 - 13.4%
Вклад в будущее (онлайн-депозит)
Белорусский народный банк
13.5%

Все вклады


/ / Фото: Мирон Климович /

Помните, мы рассказывали, как белорусские гастарбайтеры теряют работу из-за пандемии и закрытых границ? А вот в агрогородке Коптевка Горецкого района не все так однозначно. Во-первых, тут уникальный случай: десяток жителей работают у одного нанимателя — местного уроженца, а ныне гендиректора крупной дорожно-строительной фирмы в Смоленске. Во-вторых, кое-кто из гастарбайтеров все же спокойно пересекает границу. Ну, а в-третьих — невиданное дело! — фирма собирается судиться с ФСБ России из-за своего работника, которого задержали на границе и депортировали после закрытия границ.

Фото: Мирон Климович, TUT.BY

Ничто в агрогородке Коптевка внешне не говорит о коронавирусе. Местные шутят, что вирус до них даже если захочет — не доберется. Это люди так самоуспокаиваются: понимают, что привезти заразу может любой, и относятся к этому по-своему ответственно. Например, подозрительно спрашивают, откуда приехали «чужаки», и бдят, чтобы они, упаси боже, не кашляли.

Коптевка — центр сельсовета, потому тут относительно многолюдно: живет человек триста. Из них трудоспособные — около половины. Так что в сравнении с этим числом с десяток работающих в России местных — мизер. Зато — многогранно отражающий сложившуюся ситуацию.

Фото: Мирон Климович, TUT.BY

«Границу пересек спокойно»

Вот, например, Иван Рыжанков спокойно пересек белорусско-российскую границу 30 апреля и заступил на вахту. Он, как и еще с десяток его земляков, уже 13 лет работает на предприятии «РБДС» в Смоленске, управляет которым белорус — уроженец деревни Чурилово, что в 6 км от Коптевки, Владимир Тишков. Его брат Александр работает в той же огромной дорожной конторе замом. К сожалению, более чем за неделю нам не удалось связаться с обоими Тишковыми, чтобы обсудить ситуацию с белорусскими работниками прямо сейчас.

Местные рассказывают, что Тишков был бухгалтером в госфирме с тем же названием — РБДС, которое расшифровывалось как «российско-белорусская дорожная служба». Она обслуживала трассу Минск — Смоленск. Потом был развал СССР, но фирма осталась, а Тишков стал ее гендиректором. Название осталось прежним, только теперь это ЗАО «РБДС» и расшифровывается как «ремонтная бригада дорожной службы». На сайте организации указано, что за 24 года она построила 1120 км дорог, в ее состав входят 6 заводов по производству асфальтобетона.

Коптевцы уточняют: дороги фирма строит сейчас в Смоленском районе и Смоленской области — например, под Рославлем, в Гагарине. И строят, в основном, белорусы — из Могилевской, Гомельской, Брестской областей. Ну, как строят: сейчас-то нет — коронавирус, граница закрыта, на работу едут единицы — те, кто успел оформить вид на жительство. Как Иван Рыжанков.

— Как чувствовал — получил документы в феврале, — говорит его жена Жанна Анатольевна. — Границу пересек спокойно. Ехал в Рославль через Пустынки. На границе россияне его остановили, проверили документы, спросили, как настроение в Беларуси, — и пропустили. Муж работал раньше в местном хозяйстве водителем на МАЗе, на бензовозе. Сейчас работает на тягаче — перевозит тяжелую технику.

Женщина говорит, что супруг, может, и не уехал бы на заработки в Россию, но у них платно училась в университете в Могилеве дочка. А Жанна Анатольевна в тот момент была в декретном отпуске с третьим ребенком. Семье нужны были деньги.

— Мужу особо много не платили. Разве что в сезон, когда зерно возил. Что я в уборочную его не видела, что во время вахты — без разницы. А вот разница в зарплате огромная, — говорит женщина.

Фото: Мирон Климович, TUT.BY

Иван Иванович после вахты пока не будет возвращаться в Беларусь: «Вдруг заразу с собой привезу», — объяснил он жене. Ну, и работать кому-то нужно: белорусы на смену приехать не могут, россиянам приходится работать без выходных — сезон ведь.

В «РБДС» работают сын Рыжанковых Олег и зять Сергей — тоже поехали за хорошим заработком.

— Там ведь все официально: зарплата, страховка, налоги. Муж моей коллеги вообще успел там на пенсию заработать за 15 лет работы, теперь получает и белорусскую, и российскую, — говорит Жанна Анатольевна. — К тому же график удобный: 15 рабочих на 15 выходных, в сезон — 20 на 10.

Но и сын, и зять Жанны Рыжанковой сейчас в Беларуси — пересечь границу они не могут, потому ждут ее открытия. Да и не хотят повторить историю земляка с депортацией.

«Задержали и депортировали на 5 лет»

Василий Леоненко из соседней деревни Песочня работает в «РБДС» водителем погрузчика с 2002 года. До этого был шофером в местном хозяйстве, но оставил место без сожаления — зарплаты, говорит, различались «как небо и земля». Как, впрочем, и сейчас.

30 апреля Василий Васильевич выехал, чтобы заступить на вахту. Чтобы вы понимали — прошел уже месяц после полного закрытия границы с Россией.

— Я слышал, что границу закрывают, но на работу же надо ехать! Я ехал по вызову. У меня и временная регистрация на год есть. К тому же у нас как у строителей есть разрешения на передвижение по дорогам Смоленского района — там, где мы работаем, — так объясняет свое решение поехать мужчина.

Фото: Мирон Климович, TUT.BY

Он поехал на своей машине по привычной дороге через деревню Пустынки Мстиславского района — так, говорит, ближе. Где-то через 10 км после границы на дороге стояла машина и сотрудник пограничной службы ФСБ.

— Он меня остановил, попросил документы, в том числе разрешение на передвижение по дорогам. Пограничник позвонил какому-то своему начальству, потом мне сказал, что это разрешение недействительно. Я говорю, мол, ладно, тогда поеду назад. Он говорит: «Нет, я уже позвонил. Сам поедешь [на оформление] или тревожную группу вызывать?» Я говорю: «Сам, конечно».

Василий Васильевич поехал с пограничником в российские Хиславичи для оформления документов. На все про все ушло, говорит, 6−8 часов. Его оштрафовали на 2 тысячи российских рублей — это почти 67 белорусских, и оформили депортацию на 5 лет с выдворением, то есть обратно до границы его сопровождали силовики.

Сейчас Василий Васильевич занимается домашним хозяйством и ждет, что решение аннулируют. По крайней мере, его наниматель уверил, что так просто это не оставит — и намерен подавать в суд. А еще сами сотрудники ФСБ советовали ему написать заявление и оспорить депортацию.

— Потому что все это только из-за коронавируса. Я ведь не убил никого, ничего не украл, не террорист — почему меня депортируют на 5 лет? Да и границ у нас же нет — мы же Союзное государство. Или нет? — задается вопросами Василий Леоненко. — Я когда с пограничниками разговаривал, в горле что-то запершило, я кашлянул. Они аж подпрыгнули: «Ты больной, что ли? Сейчас тебя на 14 суток в Хиславичах оставим на карантине». Я говорю: «Да вы что? Меряйте температуру». Померили — все нормально.

Вместе с ним, говорит мужчина, депортировали на 5 лет и группу мужчин из Гомельской области, которые тоже работают в «РБДС» на катках и ехали на вахту. Правда, штраф выписали гораздо больший — гомельчане вроде бы пытались скрыться, говорит Василий Васильевич.

Если депортация сохранится, то ему придется искать работу — «в Горках или в местном хозяйстве». Пока вакансиями он не интересовался, зарплатами — тоже.

— Я бы никуда и не ездил, если бы зарплата тут была тысяча рублей белорусскими, — утверждает мужчина.

«Шеф у нас хороший — определил пособие и ждет нас на работу»

К слову, в хозяйстве «Коптевская нива» работа есть, говорит управделами Коптевского сельсовета Татьяна Шпакова.

Бухгалтер организации Жанна Рыжанкова — мы уже с ней встречались, помните? — подтверждает: работникам приходится ездить даже из Горок — трактористам, водителям, животноводам. Их и не хватает.

 — Средняя зарплата в хозяйстве — 600 рублей. Летом, конечно, будет выше. Те, кто работает на больших тракторах, получают сейчас под 2 тысячи рублей. Их, конечно, пять штук всего, и работать приходится много, но заработок ведь хороший, — говорит Жанна Рыжанкова. — У водителя на МАЗе за месяц было два выходных — на Пасху и на Радуницу, и он получил 1,1 тыс. рублей.

Правда, ее муж за 15 дней на вахте заработает больше.

Фото: Мирон Климович, TUT.BY

Его коллега Андрей Евдокимов это подтверждает. Мужчина за 20 дней работы на погрузчике в том же «РБДС» получил около 1,7 тыс. белорусских рублей в эквиваленте. Он приехал домой 30 апреля и до 13 мая был на изоляции, причем это строго контролировали эпидемиологи и милиция.

А вообще, Андрей Афанасьевич будет дома, пока не откроют границу. Он уже было думал пытаться «прорваться» на работу, но его остановили грустный опыт Василия Леоненко и пособие, которое назначил наниматель.

— Шеф у нас хороший человек, он будет нам платить около 385 белорусских рублей, пока границы не откроют и мы не приедем работать. Это же больше, чем заработаешь в колхозе! — говорит мужчина, а на наше замечание про среднюю зарплату в хозяйстве отмахивается, мол, «не верю»: — Там столько не заплатят.

Работать в Беларуси, говорит, он бы остался. Но за «достойную зарплату — хотя бы тысячу долларов». И «при нормальном отношении» руководства к работникам.

Фото: Мирон Климович, TUT.BY

— У нас же как? Что-то не так руководству — сразу «зах…», «нах…» и «иди домой на печь». А ты обеспечь человека спецодеждой, защитой, инструментом, запчастями — всеми условиями для выполнения трудовых обязанностей. А потом спрашивай с него, — рассуждает Андрей Евдокимов. — У нас на предприятии [в «РБДС»] все четко. Например, мое дело — руль. А если в погрузчике нужно масло поменять, приезжает специальная бригада и меняет. Как там сейчас обстоят дела, точно не скажу, но знаю, что тяжело — работников-то нет. Быстрее бы границу открыли, ну хотя бы для работающих — кто же им дороги-то строить будет, если все строители — в Беларуси?

Как дважды пересечь закрытую границу

А вот Андрей (имя изменено. — Прим. TUT.BY) из Витебской области, который работает вахтовым методом на российских стройках, уже дважды пересекал закрытую для белорусов границу. Это, говорит, вполне реально, белорусские законы он при этом не нарушает, в России же рискует быть депортированным. Но чем сидеть на родине, где для него, по его словам, работы нет, он предпочел рискнуть.

Первый раз в Москву он ехал в апреле, чтобы забрать свой автомобиль, который оставил на стоянке после вахты, — не думал, что карантин затянется.

Перевозчика Андрей нашел через группы в соцсетях. Вышел на связь с водителем, его телефон передали «диспетчеру». Через некоторое время позвонили и сказали, в какое время и где его будет ждать маршрутка до Москвы. По словам Андрея, в то время поток пассажиров был относительно высокий, поэтому стоимость билета была ниже — около 1,5 тысячи российских рублей, или 50 белорусских. Сейчас цена выросла до трех-четырех тысяч — 100−130 белорусских рублей.

Вместе с Андреем в микроавтобусе ехали еще четыре пассажира. Все — с белорусскими паспортами. До границы их вез водитель-белорус, а на российской стороне их встречал его коллега.

На белорусской стороне водитель высадил группу перед границей, объяснил пассажирам, как пересечь границу через лес, и рассказал, где на российской стороне их будет ждать второй бус.

По словам Андрея, пассажиры микроавтобуса брели «партизанскими тропами» около часа. Затем вышли в указанную точку и сели в российский бус, который довез их до Москвы. Андрей забрал автомобиль и без проблем вернулся обратно в Беларусь. Изначально он думал пересидеть пандемию дома, но работы на родине не было, а границы все не открывались — поэтому решил снова ехать в Россию.

Перевозчика Андрей нашел так же. Принцип пересечения границы — тот же. Единственное отличие — в этот раз не нужно было менять бусы. От Минска до Москвы пассажиров вез российский бус.

— Ехали с одним водителем. Он нас привез к границе, высадил, мы перешли границу, он ее проехал. На российской стороне он подобрал нас и довез до Москвы, — рассказал белорус.

Сейчас Андрей в России. По его словам, с трудоустройством проблем нет — вакансий из-за пандемии хватает:

— Многие гастарбайтеры вернулись на родину, а работать кому-то надо.

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY
Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

Предложения о перевозке пассажиров по маршруту Минск — Москва — Минск без труда можно найти в тематических группах в соцсетях и мессенджерах. Большинство перевозчиков работают только легально: едут по М1, минуя пункт пропуска возле российской деревни Красная Горка, и берут только тех пассажиров, которым можно пересекать границу: из Москвы в Минск — это белорусы, в обратном направлении — россияне или те, у кого есть вид на жительство. Стоимость билета — 1500 российских рублей (50 белорусских).

Нелегальные же перевозчики в паспорт не смотрят, едут «огородами» и берут за свои услуги как минимум в два раза больше.

Мы связывались с водителями, которые набирали пассажиров для поездки из Минска в Москву. Двое обещали отвезти белоруса за 3 тысячи российских рублей (100 белорусских). Еще один предлагает за 4 тысячи (130 наших рублей). Это варианты с высадкой. То есть пассажиров довезут до границы и расскажут, как пешком обойти пункт пропуска. В условленном месте на российской стороне их будет ждать бус до Москвы.

Вариант без лесных прогулок обойдется в 10 тысяч российских рублей — более 300 белорусских.

«Комфорт, своя машина, 100% гарантия, никаких лесов: сели в Минске, приехали в Москву, вышли. Не придется в тулупах по болотам бегать», — рекламирует свои услуги один из перевозчиков, которого мы нашли по объявлению в соцсетях.

За 10 тысяч рублей нам предложили место в минивэне, который пересечет белорусско-российскую границу «по своим каналам» через Брянскую область.

— Через Оршу уже не проехать — там все тропы позакрывали, — объяснил перевозчик.

Какая ответственность предусмотрена для белорусов, стремящихся в Россию через закрытую границу

Белорусских законов наш гражданин не нарушает — наши границы открыты в любом направлении, с нашей стороны пограничных постов с Россией как не было, так и нет.

А вот если белоруса задержат при незаконном пересечении закрытой российской границы, то отвечать придется по российским законам: ст. 18.1 КоАП РФ гласит, что нарушение правил пересечения Государственной границы Российской Федерации… иностранным гражданином… влечет наложение административного штрафа в размере от 2 до 5 тыс. российских рублей (67−170 белорусских) с административным выдворением за пределы Российской Федерации или без такового.

Выдворение за пределы РФ представляет собой запрет въезда на территорию страны в течение 5 лет со дня выдворения (в исключительных случаях, при выдворении не через суд, а должностными лицами Пограничной службы ФСБ России, этот срок может составлять год).

TUT.BY попробовал уточнить, сколько белорусских граждан было задержано при незаконном пересечении границы Пограничной службой ФСБ и отправлено на родину — со штрафом и запретом на въезд. Но мы не смогли получить оперативный комментарий в ФСБ России и направили запрос. Как только получим ответ, сразу его опубликуем.

Напомним, пока вопрос с открытием границ для работающих в России белорусов остается подвешенным. Беларусь границы не закрывала. А въезд в Россию с 30 марта 2020 года временно ограничен для наших граждан через автомобильные, железнодорожные, пешеходные, речные и смешанные пункты пропуска «в целях предупреждения проникновения на территорию Российской Федерации новой коронавирусной инфекции».

Использование материала в полном объеме разрешено только медиаресурсам, заключившим с TUT.BY партнерское соглашение. За информацией обращайтесь на nn@tutby.com

-50%
-50%
-10%
-10%
-15%
-20%
-50%
-10%
-50%
-20%
0069983