реклама


/

Коронакризис продолжает серьезно влиять на белорусскую экономику. Согласно результатам опросов, больше половины малых и средних предприятий потеряли более 20% своего дохода, многие из них отреагировали увольнениями или уводом сотрудников «в тень». При этом государственная система соцзащиты, по мнению экспертов, неспособна своевременно предоставить помощь тем, кто окажется в тяжелой ситуации. Однако эти шоки не должны стать поводом для того, чтобы отложить структурные реформы экономики. Наоборот: по мнению Всемирного банка, их нужно ускорить, чтобы адаптироваться к экономическим стрессам. Речь об этом шла на вебинаре «Поднять целину. Как коронавирус повлиял на экономику Беларуси и что нужно сделать, чтобы прорваться», организованном Исследовательским центром ИПМ и фондом имени Конрада Аденауэра.

Фото: Александра Квиткевич
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Александра Квиткевич

«Даже строительный сектор оказался в критическом положении». Помог ли предприятиям указ о поддержке экономики

Многие представители малого и среднего бизнеса уже столкнулись с такими последствиями коронакризиса, как падение доходов и необходимость сокращения штата. Об этом говорят результаты опроса, проведенного BEROC совместно с компанией MIA Research. Исследование проходило с 13 по 27 апреля, в нем приняло участие 100 микро-, малых и средних организаций, работающих в разных отраслях, причем выбраны они были случайным образом.

— Основная проблема — это шок спроса. 64% малых и средних предприятий сказали, что у них упали доходы. Март и начало апреля также ознаменовались достаточно неопределенной ситуацией, связанной с изменением курса рубля (об этом сказали 40%), — комментирует Родион Морозов, старший научный сотрудник BEROC.

О том, что их доходы упали более чем на 20%, заявили 40% опрошенных предприятий. Еще 38% отметили, что уменьшили расходы на оплату труда, а 25% — что им пришлось увольнять сотрудников. При этом ситуация с уменьшением доходов и увольнениями заметно отличается по отраслям.

— Сферы досуга и спорта, отелей и ресторанов, транспорта чаще всего отвечали увольнениями сотрудников. Например, в сфере транспорта 55% компаний в апреле уже начали сокращать численность занятых. В отелях и ресторанах это 44%, в досуге и спорте — порядка 30%, — приводит цифры Родион Морозов. — В таких отраслях, как обрабатывающая промышленность или IT, увольнения персонала — это крайняя мера, компании стараются по максимуму сохранить человеческий капитал. В этих отраслях бизнес практически не увольняет.

Также у представителей бизнеса поинтересовались, на какой период им хватит их подушки безопасности. О том, что денежных запасов менее чем на два месяца, чаще всего говорили компании из сферы гостинично-ресторанного бизнеса (78%), отдыха, красоты и спорта (70%), строительства (60%). Лучше всего дела обстоят в сфере транспорта, там о наличии подушки безопасности менее чем на два месяца заявило 9% компаний.

— Даже строительный сектор оказался в критическом положении, что является своего рода индикатором всей экономики, — констатирует Родион Морозов.

Директор бизнес-союза предпринимателей и нанимателей имени Кунявского Жанна Тарасевич отмечает, что в таких сферах, как торговля и пассажирские перевозки, микробизнес начал частично уходить в тень из-за отсутствия подушки безопасности и необходимости платить зарплаты и высокие социальные отчисления.

— Условно, работник работал на ставку, а стал работать на 0,25 либо был полностью уволен, но при этом продолжает работать и получать оплату «вчерную». Фактически наша занятость снова начала уходить в теневой рынок. Но это характерно именно для микроорганизаций и ИП, — поясняет Жанна Тарасевич.

Подписанный президентом указ о поддержке экономики, по словам эксперта, пока предприятиям помог не сильно.

— Бизнес надеялся на определенные отсрочки тех же налоговых платежей по итогам квартала. Но указ, который дал такую возможность, был принят только в конце апреля, уже после сроков уплаты. Можно сказать, что бизнес, как говорил президент, собрал все, что было в кубышках, выплатил эти налоги и на самом деле сегодня какой-то финансовой подушки уже не осталось, — комментирует Жанна Тарасевич. — Часть импортеров на какой-то период времени приостанавливали деятельность из-за не очень разумных действий со стороны правительства по поводу ценообразования: ограничили рост цен 2 процентами, потом — оптовыми и торговыми надбавками, когда импортерам, по большом счету, лучше было остановиться и не работать, нежели работать себе в убыток. <…> Малый и средний бизнес практически не получил поддержки со стороны государства, за исключением небольших изменений в налогообложении для ИП и арендной платы, поэтому надеяться приходится только на себя.

Фото: Александра Квиткевич
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Александра Квиткевич

«Это пробел в системе соцзащиты, который подчеркнул текущий кризис». Сможет ли государство помочь всем тем, кто пострадает

Нынешний кризис станет серьезным вызовом и для системы соцзащиты, особенно с учетом того, что он отличается от тех кризисов, с которыми Беларусь сталкивалась раньше. Экономист Исследовательского центра ИПМ Глеб Шиманович объясняет, что предыдущие кризисы чаще всего не приводили к серьезному росту неравенства.

— Зачастую мы даже видели некоторое его снижение за счет того, что у менее обеспеченных групп населения доходы восстанавливались быстрее, чем у остальных. Государство проводило политику активного стимулирования внутреннего спроса, и эти группы населения оказывались первыми, кто выигрывал от этой поддержки. Но ситуация в экономике поменялась: если мы посмотрим на кризис 2015—2016 годов, то увидим, что социально уязвимые группы были среди основных проигравших, — говорит Глеб Шиманович.

Тогда закономерность стала обратной: чем беднее была группа населения, тем сильнее у нее упали доходы. Согласно исследованиям, которые проводили Всемирный банк, Исследовательский центр ИПМ и BEROC, одними из наиболее пострадавших оказались неполные и многодетные семьи, жители малых городов и сельской местности, люди со средним специальным образованием, те, кто занят на рабочих специальностях, а также частично или неформально. По мнению Глеба Шимановича, во время коронакризиса ситуация будет очень похожей. Это подтверждают и первые результаты опросов.

— Больше половины населения уже столкнулось со снижением доходов. Они существенно снизились у людей не занятых или частично занятых, в относительно малообеспеченных домохозяйствах с доходом менее 250 рублей на человека. То есть социально уязвимые категории страдают сильнее и чаще говорят о том, что их доход значительно сократился, чем население в среднем.

Фото: Александра Квиткевич
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Александра Квиткевич, TUT.BY

Вместе с тем есть и отличия от предыдущих кризисов, отмечает эксперт. Так, «пока основной шок принимают на себя жители крупных городов», что связано с тем, по каким отраслям кризис ударил в первую очередь.

— Больше всего страдает сектор услуг, а если мы посмотрим на форму собственности, то это в первую очередь частные предприятия, которые сокращают работников и оптимизируют расходы на оплату труда быстрее, чем государственные. Но это первая волна шока. Она не означает, что в более долгосрочной перспективе ситуация не поменяется. Воздействие шока на государственные предприятия в итоге может оказаться более значительным, чем на частные, — объясняет Глеб Шиманович.

Поэтому, говорит эксперт, очень важным окажется то, как на эту ситуацию отреагирует система социальной политики.

— В классическом случае в период кризиса должны работать так называемые автоматические стабилизаторы: пособия по безработице, пособия, связанные с тем, что человек оказался за чертой бедности. В условиях кризиса расходы по этим статьям резко увеличиваются. Но у нас данные инструменты социальной помощи не столь эффективны и не пользуются спросом среди населения, потому что размеры пособий достаточно низкие, а критерии их предоставления — жесткие. Поэтому правительство вынуждено пытаться как-то их модифицировать, чтобы они стали рабочими. Как мы видим, этот процесс занимает достаточно долгое время, что негативно отражается на состоянии социально уязвимых групп населения, — комментирует Глеб Шиманович. — Проблема в том, что эти инструменты надо было сделать рабочими изначально. Это пробел в системе социальной защиты Беларуси, который подчеркнул текущий кризис, и мы ждем, когда правительство примет какие-то меры, чтобы более активно поддерживать наиболее пострадавшие группы.

Фото: Александра Квиткевич
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Александра Квиткевич

«Рекомендации по реформам стали еще более актуальными». Почему не стоит откладывать реформы до лучших времен

Глава представительства Всемирного банка в Беларуси Алекс Кремер уверен, что в нынешней ситуации структурные реформы, о которых ранее не раз говорил Всемирный банк, должны быть продолжены либо ускорены.

— В течение долгого времени мы спорили о том, что причиной нынешних проблем белорусской экономики является неэффективность и неустойчивые заимствования госсектора. Это оставило в экономике совсем мало места для реагирования на нынешний кризис, поддержку предприятий и населения, — объясняет Алекс Кремер. — Поэтому очень важно, чтобы правительство как минимум пришло к первым этапам реструктуризации государственных предприятий. Рекомендации по реформам, которые мы обсуждали в последние два года, не просто важны — они стали еще более актуальными для того, чтобы Беларусь адаптировалась к нынешним серьезным экономическим стрессам. Это давление существовало еще в 2018 году, налоговый маневр ухудшил ситуацию, а COVID-19 усугубил ее еще больше. Поэтому для экономической адаптации реформы сейчас как никогда актуальны.

В частности, Всемирный банк рекомендует избавиться от несистемных налоговых упрощений (в первую очередь это касается льгот по НДС), ускорить отказ от субсидий на теплоснабжение. Сэкономленные средства можно потратить на соцподдержку, адресные субсидии, поддержку безработных. Еще одна рекомендация Всемирного банка — это пересмотр правовых основ защиты депозитов и урегулирования проблемных банков.

— Я не хочу сказать, что банки начнут банкротиться, просто в рамках нынешней экономической ситуации для финансового сектора очень важно иметь такую подушку безопасности, — пояснил Алекс Кремер.

По мнению постоянного координатора ООН в Беларуси Иоанны Казана-Висьневецкой, сейчас самая важная задача для государства — это спасти рабочие места и поддерживать доходы людей на должном уровне, что будет поддерживать внутренний спрос.

— Уверена, что со стороны правительства будут приняты меры, которые оно сейчас рассматривает. Это согласуется с тем, что происходит в других странах для реагирования на эпидемию COVID-19. Меры долгосрочной политики также чрезвычайно важны, речь идет о соцзащите и оплате пособий по безработице, — говорит Иоанна Казана-Висьневецка.

-25%
-40%
-10%
-20%
-50%
-40%
-10%