реклама


/

По результатам опросов, у трети белорусов сбережений хватит меньше чем на месяц в том случае, если они потеряют работу, при этом количество тех, кто столкнулся с потерей работы и дохода, продолжает расти. Это означает, что «пересидеть» нынешний кризис жители страны не смогут. Поэтому государству следует как можно быстрее совершенствовать меры социальной поддержки: повысить пособие по безработице и расширить охват субсидий на оплату коммуналки. Об этом эксперты говорили во время онлайн-встречи в рамках проекта «Открытый диалог по экономическим реформам», посвященной социальным последствиям пандемии и необходимым мерам поддержки населения.

Фото: Александра Квиткевич
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Александра Квиткевич

«Потеря работы и доходов переместилась из Минска в малые города»

В мае эксперты BEROC и SATIO провели третью волну социологического исследования, цель которого — понять, как из-за пандемии меняется финансовое положение домохозяйств, потребительское поведение и ситуация на рынке труда. Академический директор BEROC Катерина Борнукова отмечает, что один из главных выводов исследования — это «изменение динамики потери работы и доходов, которые переместились из Минска и сферы услуг в малые города и сферу промышленности».

— В апреле мы говорили, что в Минске доходы падают больше всего, и это были относительно хорошие новости, потому что в Минске доходы у людей изначально были выше. Была надежда, что у них и подушка безопасности больше и доходам снижаться есть куда. А в мае мы вдруг увидели резкий рост числа людей, которые говорят, что у них снизились доходы, и которые при этом живут в малых городах с населением до 5 тысяч. Это гораздо большая проблема, потому что у этих людей изначально были более низкие доходы, им тяжелее будет найти подработку и так далее, — объясняет Катерина Борнукова.

Со снижением доходов в мае столкнулись 49% опрошенных, и это чуть меньше, чем в апреле (тогда таких было 52%). Катерина Борнукова называет это снижение «небольшим и статистически незначимым, но есть надежда, что этот тренд показывает приостановление снижения доходов». Изменились и причины этого снижения. Если в апреле респонденты поставили на первое место изменение курса рубля, то в мае — уменьшение количества заказов и клиентов.

— Это очень характерно для Минска, для предпринимателей, для частных предприятий и для тех, кто зарабатывает больше 1000 рублей в месяц. Такие люди чаще оказываются в тех специальностях, где доходы привязаны к результатам деятельности, — комментирует Катерина Борнукова. — Также интересно достаточно существенное увеличение количества людей, которые столкнулись либо с сокращением рабочих дней, либо с тем, что их отправляют в отпуск за свой счет. Мы знаем из СМИ, что это те методы, которые достаточно часто используются на наших предприятиях - промышленных гигантах, и это подтверждается результатами нашего опроса. С сокращением рабочих дней чаще всего сталкиваются квалифицированные рабочие и те, кто работает в промышленности, а с отпуском за свой счет — те, кто работает в промышленности, на государственных предприятиях и в небольших городах до 30 тысяч населения.

Эксперты также поинтересовались у белорусов, каких мер от государства они ждут. Катерина Борнукова отмечает, что это «совсем не те ответы, которые экономисты советуют государству».

— Большинство людей сказали, что надо бы запретить повышать цены на продукты. Поддержка этой идеи достаточно ровно распределена по всему населению. К счастью, очень малый процент просит установить фиксированный курс доллара или запретить увольнения. Достаточно удивительно, что меры на рынке труда не пользуются большой популярностью. Возможно, потому, что пока население не видело таких мер поддержки со стороны государства и не понимает, насколько они могут быть эффективными, — рассуждает эксперт

Также из результатов опроса выяснилось, что у 33% респондентов сбережений хватит меньше чем на месяц, если они потеряют все источники дохода, а у 23% — только на один месяц. То есть более чем у половины белорусов есть деньги на месяц жизни или меньше. При этом тех, кто сможет прожить на сбережения полгода и больше, только 7%.

— Значит, рассчитывать на то, что люди смогут пересидеть этот кризис, не приходится. У них нет достаточного количества сбережений, и государству нужно действовать достаточно быстро, если мы хотим этих людей поддержать, — констатирует Катерина Борнукова.

«В повышении пособий по безработице нельзя допускать никакой эксклюзивности»

Говоря о мерах поддержки, на которые сейчас может пойти государство, глава представительства Всемирного банка в Беларуси Алекс Кремер отмечает, что в Беларуси «невозможно скопировать меры, которые принимаются в других странах, особенно западных, и поэтому подход должен быть в первую очередь качественным, а не количественным».

— Это хорошее время для того, чтобы сделать шаги в сторону улучшения инвестиционного климата. В этом контексте мы несколько обеспокоены мерами, направленными на то, чтобы перевести государственные предприятия из частных банков в государственные. Это посылает отрицательный сигнал инвесторам о том, что к частному сектору в Беларуси будут относиться как к гражданам второго сорта.

Алекс Кремер также напомнил о важности социального дистанцирования, которое является в том числе вопросом экономики.

— Чем раньше вводятся меры социального дистанцирования, тем короче будет период, когда они должны быть введены, тем меньше будет их экономическое влияние, тем раньше люди станут уверены в том, что они могут выходить и снова тратить деньги. Нам нужно избегать спекуляций о том, что эпидемия достигла пика и уменьшение начнется само по себе. Такое возможно, но в настоящий момент, судя по опыту других стран, нет свидетельств того, что эпидемия закончится так рано, — говорит Алекс Кремер.

Во Всемирном банке положительно оценивают то, что власти в связи с коронакризисом изменили порядок начисления государственной адресной социальной помощи (ГАСП). В частности, критерий нуждаемости увеличился со 100% до 115% величины бюджета прожиточного минимума (с 246,78 до 283,80 рубля). Семьи, где среднедушевой доход недотягивает до этой планки, получат доплату в размере той суммы, которой до нее не хватает. Однако, по мнению директора Исследовательского центра ИПМ Александра Чубрика, «важной мерой было бы установить размер этого пособия в размере 50% бюджета прожиточного минимума, чтобы повысить положительные эффекты от этого инструмента».

Фото: Александра Квиткевич
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Александра Квиткевич

— В рамках ГАСП есть еще единовременное пособие. Там довольно много дополнительных условий, ситуаций, при которых это пособие не предоставляется. В нынешней ситуации нам кажется, что этот перечень ситуаций нужно довольно существенно пересмотреть, — добавляет Александр Чубрик. — Самый важный момент: сейчас в качестве критерия нуждаемости считается совокупный доход семьи за последние 12 месяцев. Но это очень много. Получается, если сейчас ты столкнулся с тяжелой ситуацией: потерял работу, потерял доходы — то за последние 12 месяцев можешь чувствовать себя в общем-то неплохо. Поэтому было бы правильно снизить период, за который производится расчет совокупного дохода семьи.

Самой важной мерой в нынешней ситуации эксперт называет пособие по безработице. Его повышение обсуждается, но пока только для безработных предпенсионного возраста и проживающих на территориях с напряженной ситуацией на рынке труда. Александр Чубрик констатирует, что «территория с напряженной ситуацией на рынке труда сейчас называется Республика Беларусь, а также Российская Федерация, Польша и так далее».

— Поэтому здесь категорически нельзя допускать никакой эксклюзивности. Пособие по безработице важно повысить до уровня прожиточного минимума для всех, кто будет зарегистрирован. Дополнительно мы бы предложили установить размер пособия в первый месяц его выплаты на уровне минимального потребительского бюджета (513,77 рубля). Он значительно выше, чем БПМ (246,78 рубля). Первый месяц после потери работы — это самый большой удар, потому что ты ничего не успел найти, не успел обратиться за ГАСП, да и не пройдешь по критерию нуждаемости. Вот ты получаешь в первый месяц ту самую выплату, о которой, по результатам опроса, говорило довольно много населения.

Фото: Александра Квиткевич
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Александра Квиткевич

«Трудовая миграция, которая раньше решала проблемы белорусского рынка труда, свернется»

Говоря о снижении тарифов на ЖКХ, которого, по результатам опросов хотят больше половины белорусов, Александр Чубрик отмечает, что «мы и так уже довольно долго страдаем от перекрестного субсидирования». Поэтому эксперт предлагает вместо уменьшения тарифов увеличить охват безналичных жилищных субсидий.

— В настоящее время их могут получить только те домохозяйства, у которых расходы на услуги ЖКХ превышают 20% их дохода в городской местности и 15% в сельской. Мы бы предложили снизить критерий для города и села до 10% от совокупного дохода. Это позволило бы действительно увеличить охват, потому что 20% — это огромный показатель, — поясняет Александр Чубрик. — Есть еще и льгота на потребленный газ — 3 тысячи и 5,5 тысячи кубов газа в год. Такие объемы потребления актуальны для очень обеспеченных домохозяйств, поэтому и получается, что такая льгота — это их прямая поддержка. Поэтому нам кажется, что было бы справедливо это отменить.

По мнению эксперта, стимулом для государства принять все эти меры поддержки могут быть растущие риски социальной нестабильности.

— Они не пойдут на спад по одной простой причине: в условиях пандемии трудовая миграция, которая раньше решала проблемы белорусского рынка труда, сильно свернется. Не думаю, что страны сейчас будут с распростертыми объятиями ждать белорусских трудовых мигрантов, им своих безработных некуда девать. Наверняка ужесточится миграционная политика основных реципиентов нашей рабочей силы, и восточные регионы Беларуси не смогут воспользоваться теми возможностями, которые были раньше.

-90%
-50%
-70%
-21%
-10%
-10%
-15%
-20%