реклама

опубликовано: 
обновлено: 
/

11 июня утром работники ДФР забрали из дома и увезли в СИЗО КГБ подругу семьи Виктора Бабарико и члена его инициативной группы, координатора по одному из районов Минска Светлану Купрееву. Ее друзья рассказывают, что она была обычным бухгалтером, никогда никакого отношения к Белгазпромбанку и другим компаниям, где недавно прошли обыски, она не имеет. А Виктор Бабарико уточняет, что их со Светланой связывают сугубо дружеские, а не деловые отношения. Как нам стало известно, Светлана — дочь поэта Николая Купреева.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Напомним, Светлану Купрееву задержали у себя дома в присутствии ее 81-летней матери. В квартире прошел обыск. Саму Светлану без вещей и сменной одежды увезли в СИЗО КГБ, где 12 июня допросили, но не освободили. Не выпустили ее и через 72 часа, что может означать лишь то, что была применена мера пресечения в виде заключения под стражу. Вечером 15 июня имущество Светланы, находящееся в ее квартире, описали и наложили на него арест.

Фото: из соцсетей
Фото из соцсетей

Виктор Бабарико: «Она очень хороший бухгалтер, поэтому позже ушла из налоговой и вела бухгалтерию в разных компаниях»

Претендент в президенты Виктор Бабарико рассказал сегодня TUT.BY, что познакомился со Светланой Купреевой еще в далеком 1987 году. Она была одной из лучших подруг его тогда еще будущей супруги.

— Она была свидетелем на нашей свадьбе. Позже стала крестной моей дочери, — рассказывает Виктор Бабарико. — То есть все 33 года, что мы знакомы, этот человек является практически членом нашей семьи. Мы и праздники совместно отмечали, она всегда была с нашей семьей.

По его словам, Светлана когда-то работала в налоговой инспекции налоговым инспектором.

— Она очень хороший бухгалтер, поэтому позже ушла из налоговой и вела бухгалтерию в разных компаниях — и как частный бухгалтер, и как штатный. К компаниям, где проходили обыски, она никакого отношения не имеет, — подчеркивает Виктор Бабарико. — Единственное, что могло ее связывать с Белгазпромбанком — вероятно, у нее там были счета или их карточка. Что касается поводов для задержания, с моей точки зрения, ее основная вина в том, что она близкий друг нашей семьи.

Виктор Бабарико говорит, что Светлана даже не была толком знакома с работниками компаний, где прошли обыски.

— Конечно, когда были общие мероприятия у Белгазпромбанка — театральные, художественные, она, как достаточно развитый эстетически человек, присутствовала на них, пересекалась с сотрудниками Белгазпромбанка. Наверняка кого-то из задержанных людей она знала. Но это даже нельзя назвать знакомством, просто были представлены друг другу. Насколько я знаю, никакой дружбы, а уж тем более делового сотрудничества ни с этими компаниями, ни с людьми, которые там работают, у нее не может быть, — продолжает претендент в президенты. Она никогда не была бизнесвумен. У нее достаточно активная жизнь, хоть она и на заслуженном отдыхе, но не отдыхает.

Подруга: «В банке, которым управлял Бабарико, она никогда не работала»

Близкая подруга Светланы Ирина Васильева, с которой они знакомы со школьных лет, говорит, что для нее было шоком это задержание.

— Я сейчас живу в Нидерландах. Приезжаю в Минск где-то два раза в год. Провожу достаточно много времени со Светой. Она честнейший человек! Всегда готова прийти на помощь всем друзьям, — рассказывает Ирина. — Света не замужем, но у нее есть друг. Детей у нее нет. Она живет с мамой, которой 81 год, очень заботится о ней. Света единственная дочь. Мама ее вырастила одна. Они всю жизнь прожили в простой квартире в панельном пятиэтажном доме.

Про знакомство Светланы с семьей Бабарико Ирина знает, однако тоже говорит, что это были только дружеские отношения, никак не связанные с бизнесом.

— Я знаю по ее рассказам, что она еще в молодости познакомилась с женой Виктора Бабарико Мариной. Я лично не была знакома с Мариной и ее мужем. Она говорила, что Марина тогда приехала в Минск по распределению, ей негде было жить. Света с мамой ее приютили на какое-то время. С тех пор они дружили всю жизнь, пока Марина не погибла. Отсюда и знала семью Бабарико. Поэтому и пошла, как я понимаю, в инициативную группу. Я очень удивилась, когда узнала, что Бабарико решил баллотироваться. Но еще больше, что Света решила ввязаться в этот процесс. В банке, которым управлял Бабарико, она никогда не работала. Никакого отношения к нему никогда не имела. Это были чисто дружеские отношения. Я видела, что Света жила на небольшие деньги. Говорила всегда, что ей на жизнь хватает. Сейчас она официально на пенсии. Но подрабатывает бухгалтером в мелких фирмах.

Подруга говорит, что одна из подработок Светланы — в небольшой турфирме, которая организует автобусные поездки в Грузию на море.

— Света очень любит море. В прошлом или позапрошлом году она ездила автобусом в Грузию! Ей как сотруднице фирмы была какая-то скидка. Поездки и так эти дешевые. Она тряслась в автобусе трое суток. Если есть деньги, то в нашем уже возрасте так не поедешь, — говорит Ирина.

«Адзінае — яна збірала подпісы. Але подпісы збіралі тысячы людзей»

У Светланы в соцсетях есть фотографии, на которых она в окружении белорусских писателей и поэтов.

— Яе бацька вельмі таленавіты беларускі паэт і празаік Мікола Купрэеў, — рассказывает еще одна подруга Светланы, Вера Голубович, которая хорошо знала ее отца. — Яго вылучылі нават сярод паэтаў на атрыманне дзяржаўнай прэміі імя Янкі Купалы. Гэта быў 1996 год. У яго тады выйшла кніга «Правінцыйныя фантазіі», яна была другая, першая называлася «Непазбежнасць». У кнізе быў такі верш «Сустрэча з К. Крапівой у 1993 годзе». І ў ім былі такія радкі: «— Паразбрыдаліся мае камедыянты. А дзе Зіна Зёлкіна? — Паляцела з Лукашэнкам у Маскву да Хазбулатава. — Пашлём усіх іх на… Кандрата». Адзін паэт расказваў, што прэзідэнту падсунулі гэтую кнігу з падкрэсленымі гэтымі радкамі, калі ён сцвярджаў сваім подпісам дзяржаўную прэмію. Той пачытаў-пачытаў і насупраць Купрэева ў спісе паставіў рэзалюцыю: «В этом году не давать». І ў гэтым годзе ніхто не атрымаў прэмію па паэзіі.

Сама Светлана, как говорит ее подруга, тоже пишет стихи — «ей от отца эти способности передались». Но не для печати, для себя. Однако в литературное общество она вхожа.

— Тым больш, што ў яе і мама вельмі добры мовавед, яна была выкладчыкам у Інстытуце ўдасканалення настаўнікаў, — продолжает Вера Голубович. — Бацька таксама выкладчыкам працаваў у сельскіх школах. З мамай Святланы — Таццянай Мікалаеўнай яны ажаніліся яшчэ студэнтамі. Нарадзілася Святлана. Але Мікола выпіваў, гэта сямейнаму жыццю не спрыяла, таму яны развяліся. У Міколы пасля было яшчэ два шлюбы.

По словам собеседницы, Светлана мало виделась с отцом. Она жила с мамой в трехкомнатной хрущевке в Минске, которая была построена, когда Светлана еще только шла в школу.

— Яна не мае ніякага дачынення ні да Белгазпромбанка, ні да іншых камерцыйных структураў. Яна скончыла нархоз і амаль усе жыццё працавала бухгалтарам. А Бабарыку яна ведае таму, што сябравала з яго жонкай. І сябраваць яны пачалі яшчэ да таго, як яна стала яго жонкай. Ён тады быў простым хлопцам. Нават калі ён ужо стаў банкірам, Святлана ніколі не карысталася сувязямі, — говорит Вера Голубович. — Некалі мы думалі, як гэта нам выдаць кніжку Купрэева, дзе ўзяць грошы. Яна не звярнулася да Бабарыкі. Да Эдуарда — яго сына, на гэтую пляцоўку MolaMola, таксама не звярнулася. Яна сваё знаёмства з гэтай сям’ёй ніяк не выкарыстоўвала, яна не той чалавек. Адзінае — яна збірала подпісы. Але подпісы збіралі тысячы людзей.

-25%
-20%
-20%
-10%
-12%
-15%
-10%
-28%