реклама
Испытательный
Банк ВТБ
13.6%
Социальный
РРБ-Банк
17.99%
Ренессанс
РРБ-Банк
18.99%

Все кредиты

Рублю, Ergo Sum+ (онлайн-депозит)
Белорусский народный банк
13.75%
СуперСемь
Банк ВТБ
13 - 13.4%
Рублю, Ergo Sum (онлайн-депозит)
Белорусский народный банк
13.75%

Все вклады


/

В очередном сюжете на телеканале «Беларусь 1» по «делу Белгазпромбанка», который вышел 20 июня, показали историю могилевчанки Светланы. Женщина рассказала, что на нее в банке якобы оформили с ее согласия крупный кредит для предпринимателя. Позже мужчину арестовали, а его долг банку остался на Светлане. В сюжете было немного деталей этой истории, возможно, из-за этого некоторые заподозрили (и написали об этом в комментариях к сюжету), что история не совсем правдивая, а героиня — просто «актриса». Мы разыскали жительницу Могилева и узнали у нее подробности.

Кадры из сюжета на телеканале "Беларусь 1"
Кадры из сюжета на телеканале «Беларусь 1»

«С Сергеем у нас особой дружбы не было, просто приятельские отношения»

Руководителя могилевского филиала Белгазпромбанка Сергея Кармызова задержали, напомним, 12 июня после обысков в Белгазпромбанке и частных компаниях. Против него возбуждено уголовное дело, его обвиняют в хищении в особо крупном размере путем злоупотребления служебными полномочиями. Как отмечалось ранее, речь идет о манипуляции с выдачей банковских кредитов, то есть фактически о продаже кредитов.

Светлана — индивидуальный предприниматель, оказывает бухгалтерские услуги различным компаниям. Живет она в Могилеве. С Сергеем Кармызовым, по ее словам, они познакомилась еще в 2005 году, когда она пришла работать на одно из предприятий Могилева.

— Мы работали вместе, потом наши дороги разошлись. Но периодически Сергей обращался ко мне как к бухгалтеру с различными вопросами. Потом в Могилев пришел Белгазпромбанк, и он устроился туда на работу обыкновенным менеджером. Я даже поначалу и не знала, что он там работает. Узнала, когда мы с мужем покупали машину в кредит. То есть с Сергеем у нас особой дружбы не было, просто приятельские отношения, — рассказывает Светлана. — В 2012—2013 году, точно не помню, он мне позвонил и попросил помочь одному хорошему человеку подготовить документы к налоговой проверке.

По словам собеседницы, этим человеком оказался бизнесмен Владимир Новиков, который впоследствии и стал одной из ключевых фигур неприятной истории с кредитом, в которую она попала.

— Я согласилась помочь. А чего отказываться, если мне работу предлагают? Мы прошли налоговую проверку. Потом Новиков ко мне сам несколько раз обращался, когда нужна была помощь с документами, — продолжает женщина. — В конце 2016 года Сергей (тогда уже заместитель директора банка) снова позвонил мне, попросил помочь взять кредит на 75000 рублей для этого самого Новикова. То, что ему самому не дают кредит из-за не самой лучшей кредитной истории, мне сказали, здесь никто ничего не скрывал. А у меня хорошая кредитная история, я несколько раз брала кредиты, ко мне никогда по этому поводу никаких вопросов не было. И мои доходы позволяли взять необходимую сумму. Плюс Сергей мне сказал, что Новиков будет поручителем и в залог предоставит свой автомобиль.

Светлана немного подумала, посоветовалась с супругом, стоит ли брать кредит. Супруг поддержал эту идею.

— У нас не было никаких сомнений. Кредитный договор звучал достаточно серьезно. Во-первых, в залог был дан автомобиль, который оценили в 106 тысяч рублей, а сам кредит был на меньшую сумму. Во-вторых, в документах было прописано, что если требует законодательство, то на этот автомобиль в ГАИ будет заключен договор обременения. Это говорит о том, что машина не может быть продана. Что это такое, я знала из личного опыта. Когда мы покупали свою машину в кредит, то она тоже до его погашения находилась в залоге. Мы заключали в ГАИ договор обременения. Следующий пункт договора говорил, что машину каждый год будут страховать в КАСКО и предоставлять соответствующие документы в банк. То есть по договору я была со всех сторон защищена.

«Первое время кредит платился исправно, потом начали возникать ситуации с задержкой платежей»

Светлана говорит, что помочь она согласилась просто так, не из какой-либо заинтересованности, а потому что ее попросили. Да и просил не просто кто-то, а заместитель директора банка. «Он говорил, что и Новиков человек порядочный, и сам ручался, что все будет в порядке».

— Я была уверена, что человек при таком положении уж точно подставлять не станет. Да и вообще я привыкла доверять людям. Заключили договор, деньги Владимиру Новикову я передала, — рассказывает собеседница. — Первое время кредит платился исправно, не было никаких вопросов, никаких просрочек. Потом начали возникать ситуации с задержкой платежей. Сразу я в таких случаях просто разговаривала с самим Новиковым. Он говорил, мол, не волнуйся, все будет хорошо. Потом начались более длительные задержки. Я забеспокоилась, что моя кредитная история будет испорчена. Что мне потом делать? Ведь в жизни всякое бывает, мне тоже может понадобиться кредит.

С этим вопросом, по словам Светланы, она пришла к Сергею Кармызову, на что он ответил: «Если будет нужно, я дам тебе кредит».

— Он заверил меня, что кредит выплачивается, хоть и с просрочками, что все идет хорошо. Я немного успокоилась. С тех пор банк ко мне никогда никаких претензий не имел, не присылал мне уведомлений, что есть просрочки. Я подумала: раз банк не сообщает о каких-то проблемах, значит, оставленная в залог машина страхуется — эти все издержки на себя по уговору должен был взять Новиков, деньги платятся, все в порядке.

В феврале 2019 года, как рассказывает собеседница, Владимира Новикова задержали правоохранители.

— Я поставила вопрос ребром: что делать с кредитом? Тогда и супруга Новикова, и сам Кармызов убеждали меня, что задержание — это недоразумение, все будет нормально, его отпустят, и он продолжит выплачивать кредит. Но недоразумение стало перерастать в уголовное дело. В конце концов его посадили, — говорит женщина. — Сергей меня попросил: «Давай ты немного поплатишь кредит, пока разберемся со всей этой ситуацией, и я буду тебе помогать». Устраивать громкие разборки мне не хотелось, поэтому я согласилась.

Кадры из сюжета на телеканале "Беларусь 1"
Кадры из сюжета на телеканале «Беларусь 1»

Светлана, по ее словам, платила по кредиту 4 месяца. Это та сумма, которая прописана в договоре — 1250 рублей, плюс проценты за просрочку. В общей сложности она заплатила около 8 тысяч рублей. И это были не ее личные деньги, их пришлось взять в долг, потому что сама она такими суммами не располагает.

— Когда стала понимать, что Новикова никто не отпустит, пошла к Сергею и сказала, что больше ничего платить не буду. И если у Новикова действительно проблемы с законом, то нужно подавать в суд. Кармызов сказал, что тоже не ожидал, что с Новиковым все так получится. Попросил еще немного подождать, а потом обещал решить вопрос с кредитом. Еще Сергей сказал, и повторял это еще несколько раз, что даже если я напишу заявление, то ничего не докажу — ни что он меня обманул, ни что деньги у меня взял. И действительно, чем я могла это доказать?

Спустя еще какое-то время Светлана узнала, что оставленная Новиковым в залог машина уже продана. На момент подписания кредитного договора регистрировать в ГАИ обременение, то есть запрет на продажу, было не нужно, поэтому авто благополучно продали.

— Я снова пошла к Кармызову, спросить, чем же теперь мы будем закрывать кредит. Он пояснил, что сейчас банк подаст в суд на меня на досрочное погашение кредита, тем самым мы остановим проценты по кредиту. А потом можно будет платить по 5−10 рублей и банк не будет предъявлять ко мне никаких претензий. Что делать, я не знала, поэтому в очередной раз послушала Сергея. К тому времени он был уже директором банка. Я пошла в суд. Там узнала, что заложенная машина вообще находится в уголовном деле, где-то арестована. Суд состоялся, получила решение, что я обязана выплатить все деньги по кредиту. Опять пошла к Сергею. Меня беспокоило, что сейчас все мое имущество арестуют, начнут продавать. Это был январь 2020 года. Он заверил меня, что никакие судебные приставы ко мне не придут. Они действительно не пришли. Больше мы с ним не разговаривали и не встречались до мая. Банк никаких счетов мне не выставлял. Я решила, что человек наконец сдержал свое слово и вопрос с кредитом решился.

Кстати, после решения суда, как говорит Светлана, она снова подняла вопрос о том, чтобы подать на Новикова в суд. Но Кармызов, по ее словам, опять начал отговаривать.

— Говорил: «Мы сейчас заберем его машину, продадим». То есть банк сделает все, чтобы эту машину забрать. А если подать в суд на Новикова за мошенничество, то мы эту машину никогда не заберем, она снова зависнет в уголовном деле. Объяснение логичное. Банк на этот автомобиль имеет первоочередное право, потому что он находится у него в залоге. На этом мы разошлись, — говорит женщина.

«В двадцатых числах мая я встретилась с Кармызовым и записала наш разговор»

15 мая Светлане пришло СМС, что на нее возбуждено судебное производство. Она, по ее словам, сразу поняла, по какому вопросу, и пошла к судебным приставам.

— Мне сказали, что мое имущество уже находится под запретом на реализацию. То есть пользоваться я им могу, но продавать — нет. Кроме того, банк требует продажи моего имущества в счет кредита. Моему возмущению не было предела. Я полтора года ходила к Кармызову, по-хорошему разговаривала, выполняла все его просьбы. Я поступила по-человечески, — вспоминает Светлана. — Я никогда не взяла ни с кого расписки, не записывала никаких разговоров. Но здесь мое терпение лопнуло, доверия к человеку не осталось никакого. В двадцатых числах мая я встретилась с Кармызовым и записала наш разговор (позднее Светлана передала запись в милицию. — Прим. ред.). А что было делать? Я сказала ему, что вынуждена пойти и написать заявление на все вот это вот. Но он ответил мне, что «да, я обещал тебе помогать, но сейчас у меня нет денег».

— Сергей сказал, что я могу пойти и написать заявление в милицию, но после этого он больше мне помогать ни в чем не будет и мне придется выкручиваться самой. Самое интересное, что Кармызов все-таки давал мне в мае 2019 года часть денег, чтобы заплатить по кредиту. Я надеялась, что он и дальше будет так поступать. Если бы я тогда ничего не получила, написала бы заявление в милицию раньше. Но он же показал свои намерения.

После этого у Светланы и Сергея была еще одна встреча.

— Я так и не поняла, что там конкретно должно было произойти, но он обещал, что тогда меня оставят в покое. Но мне ничего не оставалось, кроме как пойти и написать заявление в милицию. Кармызов говорил, что я могу идти куда хочу, что могу написать на него заявление, но мне придется доказывать его причастность. Но ведь у меня был договор на кредит, который не выплачивался. При этом банк никаких претензий мне не присылал. У меня возник вопрос, почему банк не проверял, что с автомобилем, который находится у него в залоге. Но Сергей мне пояснил, что по регламенту банк может и не проверять. Он сказал, что по регламенту банк все выполнил. Договор на кредит составляет не он, а банк в Минске. Поэтому он вроде как и ни при чем. Тогда я наконец поняла, что это была какая-то схема.

Сейчас по этому делу ведется следствие. Все имеющиеся на руках документы, как говорит женщина, — договор, судебное решение о необходимости погасить долг по кредиту, а также квитанции за платежи, которые Светлана платила сама, — она передала в правоохранительные органы. Поэтому документально подтвердить свои слова не может.

После того как Светлана написала заявление в милицию, кредит закрыли. Мы тоже проверили этот факт по номеру кредитного договора. Как получилось это сделать так быстро, женщина не в курсе. Она говорит, что у нее не было мотивов кого-то подставлять. И если бы Сергей Кармызов заплатил деньги по кредиту, как и обещал, «то ничего бы никуда не вышло».

-50%
-20%
-30%
-10%
-20%
-10%
-25%
-15%