реклама
Рублю, Ergo Sum+ (онлайн-депозит)
Белорусский народный банк
13.5%
Вклад в будущее
Белорусский народный банк
13.5%
Вклад в будущее (онлайн-депозит)
Белорусский народный банк
13.5%

Все вклады


/

Пандемия коронавируса и пришедший вслед за ней кризис негативно сказались на многих отраслях экономики. И если одним досталось только рикошетом, другие серьезно попали под удар и сейчас без преувеличения находятся на грани выживания. Из-за закрытия границ бизнес, связанный с туризмом, международными, да и внутриреспубликанскими перевозками, гостиничный бизнес и тот, что связан с краткосрочной арендой, практически замер на несколько месяцев. Падение доходов населения, ужесточение условий кредитования, неуверенность людей в том, что завтра у них будет работа, повлияли на объемы продаж многих товаров, как импортных, так и отечественного производства. FINANCE.TUT.BY поговорил с представителями наиболее пострадавших отраслей и узнал, с какими проблемами они столкнулись, чего ждут в дальнейшем, как пытаются удержать клиентов и стараются ли сохранить рабочий коллектив. 

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Краткосрочная аренда жилья: «Пока на рынке все стабильно плохо, но дальше, предполагается, будет еще хуже»

Пандемия осложнила жизнь в том числе бизнесу, который связан с краткосрочной арендой жилья. На этом рынке и так была большая конкуренция. Посуточной арендой занимались сотни предпринимателей по всей стране.

— Зачастую это был именно семейный бизнес, когда сдачей жилья в аренду занимались и муж, и жена. А с приходом пандемии они были почти полностью лишены заработка, — рассказывает руководитель отдела краткосрочной аренды «Мольнар апартаменты» Сергей Ивашкевич. — Любой кризис раньше давал возможность подготовиться, было какое-то время для принятия решений. А пандемия пришла очень резко. Когда в середине марта начали закрывать границы, предприниматели одномоментно лишились почти всех клиентов. За неделю у нас отменилось 90% броней на март и апрель.

Сергей Ивашкевич говорит, что на первом этапе их компания видела ситуацию намного проще — что по времени пандемия продлится месяц-два. Но в мае стало понятно, что кризис не столь скоротечен.

— Эта неопределенность еще больше угнетает. Если бы были известны ее временные рамки, то можно было хотя бы психологически подготовиться, выждать какой-то момент. Но сейчас все чаще встречаются новости о том, что будет еще более глубокий кризис, о второй волне пандемии. До сих пор многие границы закрыты, к нам не могут приехать иностранцы по тем или иным причинам. Поэтому в будущее заглядываешь с тревогой, — продолжает собеседник. — Рынок краткосрочной аренды поставлен просто на выживание. Многие, у кого бизнес в этой сфере, предпочитают на время закрываться. Потому что люди, работая, даже не отбивают себестоимость. По субаренде даже то, что нужно отдать собственнику.

Отрасль рассчитывала «на какую-то умеренную помощь государства — снижение налоговой нагрузки, но, к сожалению, это пока не нашло отображения в решениях». Однако, как рассказывает Сергей Ивашкевич, на выручку пришло взаимопонимание между собственниками квартир и предпринимателями, которые их берут в субаренду. Многие собственники пошли навстречу и снизили аренду. По его мнению, это было разумное решение.

— Некоторые предприниматели меняют вид деятельности. Многие сокращают количество объектов у себя. Те, кто имеет в собственности одну-две квартиры, оставляют только их, а то, что было в субаренде, отдают. Наша компания предприняла антикризисные меры, но все равно работать сейчас очень и очень тяжело. Такая ситуация не только у нас, но и за рубежом. Иностранные коллеги, которые сдают и квартиры, и виллы, начали сворачивать бизнес. Ведь в некоторых странах пандемия началась даже раньше, чем у нас, — отмечает собеседник. — Рынок краткосрочной аренды не мог не повлиять на рынок долгосрочной. Кризис привел к тому, что тысячи квартир, которые сдавались посуточно, попали в долгосрочную аренду. Это было как временное решение возникшей проблемы, как спасение.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Благодаря тому, что укомплектованные всем, с хорошим ремонтом квартиры оказались в долгосрочной аренде, они значительно сбили цены на рынке.

— Мы проводили анализ в начале марта. На одном из столичных городских ресурсов по аренде квартир было около 800 объектов в долгосрочную аренду. К маю их стало 4300. То есть предложение выросло в 5 раз. При этом многие квартиры уже были арендованы. Поэтому предложение увеличилось даже больше. Это сбило цены на «долгосрочке». Если раньше месячная плата за среднюю однокомнатную квартиру доходила до 300−350 долларов, то во многих случаях цены упали до 250, а то и 200. Если говорить про «двушки» и трехкомнатные квартиры, то они еще больше потеряли в стоимости, — поясняет Сергей Ивашкевич.

Как он говорит, немного спасает ситуацию аренда квартир иностранными студентами — из Китая и других стран, которые не могли уехать на родину и предпочли переждать пандемию в Беларуси. Тысячи иностранных студентов начали арендовать квартиры и слегка сгладили резкий скачок предложения.

— После закрытия границ в Минске наблюдалась тенденция, что гостиницы выставляли цены за номера на 200%, 300%, а то и 400% ниже обычных. Проводились акции, где номер в гостинице на месяц был дешевле однокомнатной квартиры. Многие, у кого были наемные рабочие, распустили коллективы, сократили в разы своих сотрудников, потому что не смогли работать полным штатом в тяжелых условиях, — говорит Сергей Ивашкевич. — Пока на рынке все стабильно плохо, но дальше, предполагается, будет еще хуже. И если ситуация усугубится, не возобновится деловая активность, большая часть рынка краткосрочной аренды умрет, остальная замрет на продолжительное время.

Перевозчики: «Надеялись, что летом эпидемиологическая ситуация стабилизируется, но этого не произошло»

Сильно досталось компаниям, которые занимаются перевозкой пассажиров, особенно в международном сообщении. Хотя перевозчики отмечают, что и по Беларуси люди сейчас ездят гораздо меньше.

— Сильнее всего пострадали те компании, которые занимаются нерегулярными перевозками, то есть не рейсовыми, а туристическими — и международными, и внутри республики. Сегодня они простаивают почти на 100%. И это продолжается с марта. Люди даже по стране стали меньше ездить, потому что массовые мероприятия не проводятся. Те же школьники, которые ездили на какие-то экскурсии и прочее, ни одной заявки на лето не оставили, — рассказывает председатель Ассоциации автобусных перевозчиков Александр Игнаткович. — Перевозчики надеялись, что летом эпидемиологическая ситуация стабилизируется, но этого не произошло. Кто-то сейчас находит себе какую-то работу вроде подвоза рабочих на предприятия. Многие компании, входящие в нашу ассоциацию и не только, пытаются уже даже распродавать парк. Но сегодня это тоже не вариант, потому что некому продавать технику.

Бизнес сейчас не покрывает даже ежемесячные расходы, которые возникают независимо от того, работаешь ты или нет, не говоря уже о получении какого-то дохода.

— Президент говорил залезть в кубышки, но все кубышки, даже те, которые и были, закончились уже, — отмечает председатель ассоциации. — Это такой бизнес, что машины просто стоять не могут. Нужно содержать и водителей, и дополнительный персонал, и офисы, и стоянки — автобус же под забором не оставишь. Для одной машины стоянка обходится рублей в 100 в месяц. А у некоторых их по 10 машин. И это уже 1000 рублей. Когда идет работа, сумма не такая и большая. Но когда поступлений средств нет, даже 100 рублей — это огромные деньги.

Многие компании на покупку автобусов брали кредиты, которые сейчас нечем платить. Как отмечает Александр Игнаткович, в этом бизнесе было все очень хорошо. А 2020 год «обещал быть вообще фантастическим в плане работы». Люди покупали новые машины, шел разговор об обновлении парка. А теперь эти новые машины стоят.

— Банки, наверное, единственные, кто пошел навстречу бизнесу, — отсрочили выплату основного долга по кредитам. Но проценты ведь все равно платить нужно, а это еще одна статья расходов. Поддержка бизнеса государством — это все не для нас. Нас не коснулась отсрочка по налогам, потому что мы не работаем, соответственно, и не платим. Аренда помещений тоже для нас не существенна, потому что даже если они и есть, то это маленькое офисы, поэтому затраты небольшие. Я не вижу, чтобы что-то из принятых послаблений повлияло именно на наш сегмент рынка.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

По словам председателя ассоциации, у тех, кто занимается рейсовыми перевозками, ситуация получше, но все равно говорить о каком-то уровне, который был до пандемии, не приходится. «Этот сегмент рынка тоже просел, и очень сильно. Но здесь есть хоть какая-то работа. Не заработать, так хоть расходы покрыть».

— Плюс не очень хорошая ситуация у нас с пошлиной на допуск к дорожному движению. Платится она раз в полгода и уже у всех закончилась. Кстати, автобусы — это единственный вид транспорта, который платит эту пошлину два раза в год. Мы писали письмо и в Минфин, и в Минэкономики, и в Минтранс, чтобы чиновники подумали о том, чтобы на 3−4 месяца продлить действие уплаченной пошлины. Но пока положительного ответа нет, — говорит председатель. — Допустим, в сентябре начнется у нас какая-то работа, предприятия потратили уже все деньги, которые только можно было. И им придется сразу же заплатить пошлину. А для автобусов это достаточно внушительные суммы — 700−800 рублей с одного.

Проблемы будут не только в материальном, но и в кадровом плане. Александр Игнаткович отмечает, что сейчас в сфере автобусных перевозок идет очень сильное вымывание специалистов.

— Наши водители — высококлассные специалисты, которые учились, нарабатывали опыт годами. Они умеют работать с людьми, знают все входы и выходы за границей. Водитель-международник должен знать, как в условной Праге заехать в то или иное место, чтобы это было быстро, хорошо и удобно. А сейчас эти люди который месяц находятся без работы, поэтому потихоньку уходят в другие сферы. И не факт, что потом они вернутся. У основной массы нанимателей уже нет денег на зарплаты. Не будет кадров, потом будет сложно стартовать.

Сложная ситуация с кадрами сложилась и у Белорусской железной дороги. Количество принятых на работу людей достигло минимума за много лет, зато количество уволенных — на максимуме. За 5 месяцев 2020 года чистая оптимизация превысила 1,5 тысячи человек. На каждые 100 человек уволенных приходится только 32 принятых. А в мае количество принятых и вовсе упало до 15 на 100 уволенных.

Нехватку водителей ощутили и столичные службы такси. К слову, некоторые проблемы в сфере видны и пассажирам, и даже тем, кто такси не пользуется. Машины многих служб практически исчезли с улиц города, а авто тех, что остались, зачастую приходится искать и ждать не 10, а порой и не 20 минут.

Фото: Сергей Комков, TUT.BY
Фото: Сергей Комков, TUT.BY

Один из водителей службы такси «Столица» рассказал, что люди уходят из-за того, что с апреля у них снизились тарифы. Пандемия уменьшила клиентопоток, служба такси решила привлечь людей сниженными расценками. Водителям стало сложнее зарабатывать, поэтому они уходят.

Олег Радкевич, руководитель службы такси 135 «Столица» говорит, что тарифы они снизили не из-за пандемии, а потому что рынок меняется.

— С прежними тарифами невозможно было конкурировать. Мы увидели, что стал уменьшаться спрос на наши услуги. Поэтому снизили тарифы. Но и с ними можно работать и за стандартный восьмичасовой рабочий день иметь прежнюю зарплату, — рассказывает руководитель службы такси. — До снижения цен минимальная стоимость поездки у нас была 4,5 рубля. Абонентская плата от каждого заказа (это та часть, которую таксисты платили службе. — Прим. ред.) — 1,3 рубля. Получается, что водителю шло 3,2 рубля. Сейчас минимальная стоимость поездки 3,9 рубля, а абонплата стала 17%. Водителю остаются те же 3,2 рубля.

По словам Олега Радкевича, раньше водитель, условно говоря, 4 часа из 8 рабочих стоял в ожидании заказа, но тарифы были больше. Теперь тарифы ниже, зато клиентов больше. Конечно же, на такую же зарплату, как была, нужно их больше выполнить.

— Летом у служб такси всегда была напряженка с водителями, потому что сезон отпусков. Сейчас же те, кто не захотел работать на новых условиях, ушли вообще в другую сферу или стали искать что-то более для них подходящее у конкурентов, — говорит руководитель службы.

Он не отрицает, что водителей сейчас стало меньше. Однако говорит, что служба наберет необходимое количество кадров и сделает все, чтобы оказывать услуги качественно.

Турбизнес и страховщики: «С кем-то — перебронируют, с кем-то — судебные разбирательства»

Одной из самых пострадавших от пандемии оказалась туристическая отрасль. Закрытие границ ее просто парализовало. Несмотря на то, что некоторые страны уже открываются, говорить даже о начале выхода из кризиса туроператоров и турагентств еще рано.

— У туристической отрасли сейчас только началось движение в сторону выхода из кризиса. Есть позитивная тенденция в плане открытия границ. Однако процесс восстановления займет не месяц и не два. На это понадобится даже несколько лет, — отмечают в Республиканской ассоциации туристических агентств. — На сегодня у нас летают самолеты только в несколько стран — Албанию, Турцию, Египет, Черногорию. Другие пока только рассматривают возможность открытия границ. Но это урезанный ассортимент, который мы можем предоставить нашим туристам.

В ассоциации говорят, что сейчас турагентства и туроператоры занимаются разрешением ситуаций с теми клиентами, которые не вылетели на отдых в марте, апреле и мае. Все это еще находится в работе.

— С кем-то ведется работа в индивидуальном порядке по перебронированию, поиску лучших условий. С кем-то идут судебные разбирательства. Подвести черту и сказать, что у нас есть уже какой-то результат, сейчас невозможно. Мы находимся в кризисе. В полной мере, как он отразился на туристической отрасли, сказать нельзя, — подчеркивают в ассоциации. — Убытки мы, конечно, понесли колоссальные. Три месяца простоя дают очень большой минус как туристическим агентствам, так и туроператорам, нашей национальной авиакомпании. Плюс некоторые страны так пока и не открылись, а туда были перечислены депозиты. На сегодня мы не знаем, откроются они или нет, сможем мы эти деньги отработать или не выйдет.

По словам представителей ассоциации, подсчитать и сказать что-то более конкретное об убытках, вероятно, можно будет к концу года.

— Сейчас весь туристический бизнес находится в борьбе за своих клиентов. Чтобы красиво перед ними выйти из ситуации, обеспечить их новым отдыхом либо вернуть людям деньги, — продолжают в ассоциации. — Есть единичные случаи, когда на агентство подали в суд и у него не хватило оборотных средств на выплаты, поэтому пришлось подать на ликвидацию. Но чаще всего удается найти компромисс. Турагенты в нынешних условиях уже давно могли бы закрыться и уйти с рынка. Но они работают. Сейчас в основном бесплатно, потому что есть вложения, а прибыли никакой. Но все хотят сохранить туристический бизнес, клиентов.

Некоторым представителям турбизнеса немного помогли льготы по аренде. Но таких, как сказали в ассоциации, немного.

Отсутствие возможностей для путешествий из-за закрытых границ сказалось и на страховой сфере. Правда, не так заметно, как на некоторых других.

— За апрель и май этого года в сравнении с этим же периодом прошлого года суммы страховых взносов, полученных страховщиками в пересчете на доллары, уменьшились где-то на 15%, — говорит генеральный директор Белорусской ассоциации cтраховщиков Ирина Мерзлякова. — Основное направление, по которому ощутимо недобрали страховых взносов, — это страхование выезжающих за границу туристов. Здесь показатели стремились практически к нулю. Но, если учитывать, что этот вид страхования не является системообразующим ни для одной компании, то, соответственно, это не нанесло большого ущерба.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Также Ирина Мерзлякова отмечает, что упали продажи полисов «Зеленая карта». Учитывая, что грузопоток не останавливался, эти полисы покупали в основном только перевозчики. Поэтому этот вид страхования сократился, но не исчез на время пандемии.

Кроме того, из-за кризиса, который вызвала пандемия, упали продажи полисов по страхованию кредитополучателей. Однако ситуация в отрасли не является критичной. Уже некоторые страховые компании заявляют, что в июне ситуация начала исправляться и они выходят по объемам продаж на уровень прошлого года.

— Зато по-прежнему неплохие показатели в добровольном медицинском страховании. Оно и до пандемии росло, и сейчас. Конкретно от коронавируса страхование запустили только две компании — Белгосстрах и Белнефтестрах (но у других страховых компаний есть полисы, которые распространяются в том числе и на коронавирус - прим.авт.), но все понимают, что продукт этот недолговечный. Да и ряд сервисов по лечению может покрываться программами того же добровольного медицинского страхования.

Руководитель ассоциации говорит, что все ожидали, что будет хуже. Но на деле оказалось не критично, так как в связи с определенным затишьем на время пандемии и убытков тоже стало меньше. Поэтому показатели работы в целом неплохие. Но на будущее пока сложно что-то прогнозировать. Потому что никто не знает, что ждет впереди.

Торговля автомобилями: «Рынок откатился почти на 3 года назад»

Закрытые границы, рост курсов валют, снижение доходов населения, да и то, что многие люди долгое время избегали нахождения в людных местах — магазинах, торговых центрах, ударило и по торговле. Некоторым мелким предпринимателям и вовсе пришлось закрыться из-за невозможности платить налоги, аренду и прочее. Крупный бизнес выстоял, но тоже переживает не лучшие времена. Ранее в Ассоциации розничных сетей говорили, что нынешняя ситуация «не ведет к рентабельной работе».

Если посмотреть данные Белстата, то розничный товарооборот за январь-май 2020 года все-таки увеличился по отношению к аналогичному периоду прошлого года — на 3% (продовольственных товаров на 5,2%, непродовольственных — на 0,9%). Однако рост замедлился. К примеру, за январь-март 2020 года он был 7,9% (6,9% по продуктам и 8,8% по непродовольственным товарам).

Фото: Юлия Альгерчик
Фото: Юлия Альгерчик

Сильно пострадал бизнес, который занимается продажей автомобилей. После всплеска продаж в марте, в апреле и мае они упали больше чем на треть.

— Первый квартал этого года в плане продаж был достаточно неплохим. Стагнирующими были январь и февраль, зато в марте на фоне девальвации и предкризисных ожиданий продажи значительно увеличились. Сказать, что он был хороший, не скажешь, но тем не менее лучше, чем в прошлом году, — говорит председатель правления Белорусской автомобильной ассоциации Сергей Михневич. — Но с началом пандемии в апреле продажи автодилеров сократились практически в два раза. И три месяца второго квартала они были на 35−40% ниже, чем за аналогичный период в прошлом году. Это действительно очень сильное падение.

Сергей Михневич это связывает со страхом покупателей делать дорогостоящие покупки в кредит, потому что у них нет уверенности в занятости, в заработке в ближайшие месяцы. А автомобили больше чем в 60% случаев продаются именно в кредит. Да и банки в этот период ухудшили условия кредитования. Все это негативно отразилось на авторынке.

— В марте продали около 8000 автомобилей, а в апреле уже 4000. В мае было еще хуже. В июне близко к апрельскому уровню. То есть рынок откатился почти на 3 года назад. Если не будет никаких дополнительных шоков в экономике, политике, а пандемия спадет во втором полугодии, то, по нашим прогнозам, рынок может нащупать уровень плюс-минус 4000 автомобилей в месяц, и это будет стабилизацией. Но говорить о том, что рынок восстановится в ближайшее время до уровня, который был до пандемии, не приходится. Если же будут дополнительные осложнения — вторая волна пандемии, дальнейшая девальвация белорусского рубля, то рынок продолжит падать.

-10%
-11%
-31%
-40%
-10%
-10%
-15%
-20%
-10%
-10%