Поддержать TUT.BY
67 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «Службой был доволен, не жаловался». Что известно о погибшем в части в Островце 18-летнем срочнике
  2. Игорь Лосик остановил голодовку после более чем 40 дней
  3. Тайна, которую хранили 30 лет. Белоруска узнала, что мать всю жизнь скрывала: она ей не родная
  4. Песков — о дворце в Геленджике: Кремль не имеет права разглашать
  5. Прокурор запросил пять лет за тяжкие телесные повреждения милиционера. Обвиняемый 12 дней был в реанимации
  6. «В весе 115 кг я перестала выходить из дома». История девушки, похудевшей на 55 килограммов
  7. «Шатать и раскачивать нас будут». Лукашенко назначил нового госсекретаря Совбеза
  8. У Комитета госконтроля новый «старый» руководитель
  9. И ездить не стыдно, и налог платить не надо. Подборка крутых автомобилей старше 1991 года выпуска
  10. Четыре спальни, гостиная и терраса. Проект каркасного дома на 108 «квадратов» со сметой
  11. У кого было больше шансов найти работу в кризисный 2020 год? Вы удивитесь, но это не «айтишники»
  12. А протесты — врозь. Почему Путин не будет гулять с автоматом и в России не запретят синие трусы
  13. «Скучно, девочки». Путин прокомментировал расследование ФБК о дворце в Геленджике
  14. «Выживали — по-другому и не скажешь». Каково сейчас на Окрестина, где не принимают передачи
  15. «Люди спрашивали, как мы живем». История семьи с незрячими родителями и здоровым малышом
  16. Предложения по Конституции: Утверждать результаты президентских выборов будет Всебелорусское собрание
  17. Долги давят на баланс. БМЗ ждет новую порцию поддержки от государства
  18. За сутки в стране всего 847 случаев COVID-19 — в два раза меньше, чем в воскресенье
  19. Кадровый вторник и Ян Солонович на свободе. Что происходит в Беларуси 26 января
  20. «Людей лишают «плюшек». Официальные профсоюзы придумали, как удержать работников и «наказать» тех, кто вышел
  21. Экс-студента БГУИР судят за частичный срыв занятий. Кажется, преподаватели не согласны с тем, что «срыв» был
  22. Активно протестовавший «Гродно Азот» доверили бывшему вице-премьеру Ляшенко
  23. Врач Никита Соловей больше не главный инфекционист Минска
  24. Лукашенко чиновникам про биометрические паспорта: Даже двойки нельзя вам поставить по защите персональных данных
  25. Задержанные на акциях в поддержку Навального — о нарушении прав, отношении полиции и своей мотивации
  26. Узнали, какая ситуация с краудфандинговыми площадками, основатель которых — Эдуард Бабарико
  27. Топ-баскетболистка Беларуси не верит, что в стране все останется как есть. И вот почему
  28. Собрали протестные флаги районов Минска в одну карту. Полюбуйтесь на этот креатив
  29. Экс-студента БГУИР, которому суд дал 114 суток ареста за марши, внезапно отпустили с Окрестина
  30. Смотрите, что творится на дорогах Гродненщины, которую накрыл циклон «Ларс»
реклама


/

Работники белорусских предприятий массово выражают недовольство ситуацией в стране: целыми коллективами требуют встреч с руководством, выдвигают требования, подписывают обращения в профсоюзы. Некоторые компании уже ушли на полноценную забастовку, другие обещают сделать это, если их требования не будут удовлетворены. FINANCE.TUT.BY попросил экономиста объяснить, как работают забастовки и сильно ли они влияют на экономику.

Фото прислано работником предприятия
Фото прислано работником предприятия

— Забастовка — это одна из самых эффективных форм политического протеста, но она возможна при одновременном соблюдении двух условий. Первое — большинство людей разделяют эту идею или, по крайне мере, те требования, которые за ней стоят. И второе — каждый из этих людей знает, что они часть большинства, — объясняет старший научный сотрудник BEROC Лев Львовский. — Поэтому в Беларуси забастовки всегда были редкостью, а такой массовый протест на предприятиях, как сейчас, — вообще абсолютно новое явление. Раньше выполнения двух этих условий не было или же они выполнялись не одновременно.

Эксперт подчеркивает, что весь механизм забастовок держится на том, что «одного человека уволить легко, даже ключевого сотрудника, но уволить 70% сотрудников и найти новых на их место невозможно».

— Есть слово «штрейкбрехер»: оно происходит из немецкого языка, потому что там, когда трудовые коллективы боролись за свои права, хозяева предприятий могли временно нанять рабочую силу из какого-то другого места и таким образом подавить забастовку. Люди понимали, что их могут уволить. Но это возможно, когда такое происходит только на одном предприятии, когда недовольства локализованы. Если же причина общенациональная, то тогда подавить их таким образом становится практически невозможно, потому что и найти такое количество штрейкбрехеров невозможно.

Лев Львовский констатирует, что с точки зрения экономики ничего хорошего в забастовке нет, но обычно люди идут на такой шаг, когда что-то другое для них важнее.

— Сейчас в Беларуси протест не является напрямую экономическим. Люди не бастуют, чтобы улучшить свои условия труда, повысить зарплату, сократить рабочий день. Требования политические, и люди поступают так, потому что в массе, целыми коллективами, считают, что их политические требования и человеческие ценности, которые они разделяют, важнее, чем экономическая деятельность предприятия.

После завершения забастовок восстановление обычно происходит очень быстро, отмечает эксперт, потому что «на заводе ничего не изменилось, весь коллектив на месте».

— Как только требования людей будут выполнены, они могут сразу же приступить к труду. Если забастовка добилась своих требований, возможен даже какой-то положительный эффект, потому что работники чувствуют душевный подъем, сплоченность коллектива, — говорит Лев Львовский. — Но в случае неудачи забастовки начинается депрессия, которая может стать серьезным фактором падения экономики, особенно если это депрессия в национальном масштабе. Недостаточно переломить протест и загнать всех обратно на завод. В таком случае мы получим реальную массовую депрессию, которая будет иметь все экономические последствия: люди будут работать из-под палки, чувствовать себя обиженными и униженными, их производительность труда и заинтересованность в работе может ощутимо уменьшиться. Поэтому с точки зрения экономики подавление забастовки не вернет все на круги своя.

-15%
-30%
-20%
-10%
-20%
-30%
-26%
-10%
-40%