реклама


/

Шахтер «Беларуськалия» Юрий Корзун, который 10 сентября в шахте приковал себя наручниками к горнодобывающему оборудованию, присоединился к стачечному комитету. Мужчина говорит, что после вчерашних событий он не получал уведомлений от предприятия, поэтому не знает, уволен ли или нет. На «Беларуськалии» не прокомментировали, прекращены ли трудовые отношения с Юрием. Сам шахтер бодр и настроен, по всей видимости, решительно: намерен продолжать вместе с коллегами добиваться выполнения властями выдвинутых требований, благодарит за поддержку неравнодушных людей (только в соцсетях он получил около 500 сообщений), отказывается от предложений по материальной помощи.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Шахтер говорит, что не получил никаких уведомлений от предприятия, поэтому не знает, уволен или нет. В четверг шахтер рассказывал, что его пропуск заблокировали. На «Беларуськалии» не удалось получить комментарий, прекращены ли трудовые отношения с Юрием.

Мужчина рассказывает, что за вчера получил около 500 сообщений в соцсетях, большинство из них — со словами поддержки и благодарности. «От тех, кто не поддерживает мой поступок, было два сообщения, они были объемными, люди писали, что я не прав, — рассказывает шахтер. — Было много пропущенных звонков, в том числе от коллег, не мог физически отвечать».

Некоторые люди предлагали Юрию материальную помощь, интересовались, как и чем помочь.

— Я отказываюсь от материальной помощи. Не планировал, что акция меня обогатит, привык зарабатывать деньги сам. Если нечего будет есть, то тогда буду обращаться за помощью, может быть, в какой-нибудь фонд по поддержке.

У Юрия есть небольшой бизнес — экобаня «Здравушка», которая находится в нескольких километрах от Солигорска.

— Предоставляю услуги — завариваю чай, угощаю медом гостей. Этикет не допускает распития алкогольных напитков. Сформировался свой круг клиентов, которым нравится такой отдых, — рассказывает шахтер. — Бизнес небольшой, но на еду мне хватает. Буду стараться развивать. Если власть решит по каким-то причинам прикрыть этот бизнес, то буду искать другие варианты.

Мужчина рассказывает, что спустя сутки сожалеет только об одном.

— Все, о чем я жалею, это то, что не мог зафиксировать цепь понадежнее, чтобы так быстро не была прервана моя акция. Я мог это сделать. На эмоциях, может, так думаю, а возможно, это угрожало бы моему здоровью. Применив грубую физическую силу и специнструмент, меня за несколько минут отвязали.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Юрий акцентирует внимание на том, что он и его коллеги, которые входят в стачком, «не бастуют, а проводят стачку». Как поясняют работники, одно из основных отличий — при забастовке они не могут выдвигать политические требования, а при стачке будут продолжать это делать.

Напомним, среди требований в том числе значатся освобождение всех политических заключенных и участников мирных акций, отставка Александра Лукашенко, проведение новых выборов, проведение открытого независимого расследования фактов применения непропорциональной силы в отношении мирных граждан со стороны силовиков.

— Хочется, чтобы никто не сдавался, чтобы все делали какие-то маленькие шаги к тому, чтобы достичь перемен к лучшему, восстановить справедливость. Те, кто незаконно находятся у власти, ждут, чтобы протест затух, остановился, — говорит Юрий. — И не нужно отвечать насилием на насилие силовиков, они этого только и ждут. Только мирный протест, в том числе выход из официальных профсоюзов и вступление в независимые. Иначе ответ насилием на насилие будет развивать конфронтацию в обществе.

-30%
-40%
-20%
-10%
-69%
-25%
-10%
-50%
-50%
-15%
-25%