реклама
Рублю, Ergo Sum (онлайн-депозит)
Белорусский народный банк
18.5%
Рублю, Ergo Sum (онлайн-депозит)
Белорусский народный банк
18%
Рублю, Ergo Sum
Белорусский народный банк
18%

Все вклады


/

11 сентября Минский областной суд признал незаконной забастовку на «Беларуськалии», которая прошла 17 и 18 августа. В суде присутствовало руководство предприятия, а также два экс-сопредседателя стачкома (один из них стал бывшим прямо во время суда). FINANCE.TUT.BY рассказывает, что происходило на судебном заседании.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Экс-сопредседатель стачкома Сергей Шиц и адвокат Владимир Пыльченко. Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

«Только сейчас узнал, что являюсь ответчиком по данному иску»

Примерно за 40 минут до заседания, назначенного на 10.30, возле здания суда начали собираться люди, пришедшие поддержать шахтеров. Одним из первых к суду подошел молодой человек в оранжевой каске и с плакатом «Остановите насилие».

— В последнее время сложно сидеть дома, поэтому прихожу на все акции солидарности, на какие могу. Вот даже каску специально купил, — рассказал он.

— Какое насилие? Идите работайте, — прокомментировала плакат проходившая мимо женщина.

В 10 утра проезжавшие машины начали сигналить в знак солидарности, из окна одной из них громко заиграла песня «Перемен». Вскоре к зданию подошли еще человек 20 — это группа поддержки из Солигорска, в том числе члены независимого профсоюза горняков. Когда собравшиеся начали заходить в здание суда, молодого человека в каске и с плакатом неизвестные в масках затащили в подъехавший бус. Люди попытались не дать его увести, кричали: «Отпустите!», «Вас тоже посадят!».

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Зал суда, где проходит заседание по делу о забастовке, был заполнен. Представлять стачком на процессе должны были его сопредседатели Анатолий Бокун и Сергей Шиц. Однако Анатолий Бокун отбывает административный арест, а Сергей Шиц больше не является сопредседателем, поэтому по решению суда представлять ответчика должен был еще один сопредседатель стачкома Сергей Черкасов. Для него это стало неожиданностью, поскольку он планировал участвовать в заседании «как гражданское лицо, работник предприятия». В связи с этим Черкасов подал ходатайство о переносе судебного заседания.

— Я бы хотел принять участие в суде, но для того, чтобы квалифицированно сделать это, мне необходимо изучить исковое заявление. Я только сейчас узнал, что я являюсь ответчиком по данному иску. Я не юрист, не правовед, мне необходимо не только самому ознакомиться с ним, но и поговорить с юристом. Это серьезный документ, серьезная ситуация, решение которой может коснуться десятков людей.

Судья Валентина Короткевич ходатайство не удовлетворила, поскольку оно «направлено на необоснованное затягивание процесса». В суде объявили перерыв на 30 минут, чтобы Черкасов мог ознакомиться с исковым заявлением. Во второй половине дня выяснилось, что Сергей Черкасов все-таки не может выражать интересы стачкома в суде: его вывели из состава стачкома на срочном заседании.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Сергей Черкасов и экс-кандидат в президенты Андрей Дмитриев. Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

«Забастовке должна предшествовать определенная процедура». Что говорит о забастовке прокурор

Как сообщила на заседании прокурор Светлана Мандрикова, 20 августа в прокуратуру обратился гендиректор «Беларуськалия» Иван Головатый с просьбой внести иск о признании забастовки и решения о ее проведении незаконной.

— В ходе изучения материалов было установлено, что в период 17 и 18 августа на производственных участках некоторыми работниками не выполнялись трудовые обязанности по причине участия в забастовке. Согласно статье 388 Трудового кодекса, забастовка — это временный добровольный отказ работников от выполнения трудовых обязанностей в целях разрешения коллективного трудового спора <…> Поскольку требования стачкома содержали в том числе требования о соблюдении нанимателем трудового законодательства, это указывало на наличие коллективного трудового спора, который подлежал разрешению в соответствии с нормами трудового законодательства, — сообщила Светлана Мандрикова.

Прокурор отмечает, что о факте забастовки указывали сразу несколько документов, среди них уведомление на имя гендиректора от сопредседателей стачкома Бокуна и Шица, направленное 18 августа, протокол собрания стачкома от 17 августа, публикации в СМИ. По словам Светланы Мандриковой, было принято решение о предъявлении иска, поскольку «были нарушены нормы трудового законодательства при принятии решения о проведении забастовки и нормы законодательства при проведении самой забастовки».

— Забастовка является одним из этапов разрешения трудового спора между нанимателем и работниками. Ей должна предшествовать процедура, которая определена ст. 379 Трудового кодекса. В этой статье предусматривается, что в случае возникновения между сторонами коллективных трудовых отношений разногласий, изначально эти требования утверждаются на собрании, конференции большинством голосов присутствующих работников, излагаются в письменной форме и направляются нанимателю для рассмотрения. Наниматель должен принять решение по этим требованиям. Если это решение не устраивает работников, обязательным этапом рассмотрения трудового спора является рассмотрение примирительной комиссии, — сообщила Светлана Мандрикова.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Также по закону решение о проведении забастовки должно приниматься на собрании или конференции тайным голосованием. Решение считается принятым, если за него проголосовало не менее двух третей присутствующих, а собрание — правомочным, если на нем присутствует половина работников (на конференции — не менее двух третей делегатов).

— Кроме того, наниматель, в нарушение законодательства, не был своевременно уведомлен о забастовке. Уведомление направлено после начала забастовки, в то время как ст. 390 ТК требует, что представительный орган работников обязан в письменной форме уведомить нанимателя не позднее двух недель до ее начала.

Руководство «Беларуськалия»: «Есть прогульщики, которые до сих пор не вышли на работу»

Начальник юридического отдела «Беларускалия» Андрей Киселев рассказал в суде, что с 17 по 18 августа ряд работников не вышли на работу или вышли, но не приступили к выполнению своих трудовых обязанностей.

— Согласно табелю учета рабочего времени, в период с 17 по 18 августа зафиксирован невыход на свои рабочие места по вине работника, в том числе 17 августа, — 120 случаев, 18-го числа — 671 случай. В этот период лично генеральный директор разъяснял последствия незаконной забастовки, практически уговаривал работников прекратить забастовку и приступить к своим трудовым обязанностям. Считаю, что данные встречи позволили 19-го числа ОАО «Беларуськалий» выйти на плановые показатели.

Прокурор поинтересовалась, повлекла ли забастовка негативные экономические последствия для предприятия.

— Пока информации о причиненном ущербе нет, — ответил Андрей Киселев.

Также, по его словам, «на данный момент есть прогульщики, которые до сих пор не вышли на работу».

— А прогуливают они почему? — поинтересовалась судья Валентина Короткевич.

— Я не знаю.

— Может быть, они поддерживают требования стачкома?

— Может быть и поддерживают.

Как стало известно из выступлений представителей каждого из четырех рудоуправлений, в основном эти «прогульщики» уже уволены. Среди них и сопредседатель стачечного комитета Анатолий Бокун.

— В настоящее время он не является работником ОАО «Беларуськалий». Он был уволен в первый день прогула 20 августа, — сказала Елена Палагина, заместитель начальника отдела кадров первого рудоуправления «Беларуськалия».

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Заместитель директора по производству Олег Черкас рассказал, что в результате забастовок 17 и 18 августа частично было приостановлено производство.

— Три из четырех рудоуправлений были остановлены по причине неэффективной работы и эксплуатации. Если производство работает с загрузкой менее 70% мощности, оно эксплуатируется неэффективно. Поэтому производством было принято решение в эти дни провести плановые ремонтные работы, чтобы потом работать на максимальной мощности. С 19-го числа, по завершении ремонтных работ, рудоуправления планово пошли на запуск, — сообщил Олег Черкас.

По словам замдиректора предприятия, допущенный за два дня простоя ущерб постарались минимизировать.

— Объемы, которые планировались к отгрузке в августе, были перенесены на сентябрь без ущерба для нашего предприятия и для покупателя. Естественно, дополнительные объемы, которые перешли в этот месяц, придется компенсировать. После этих ремонтов производство нацелено на максимальную работу, чтобы выполнить планы сентября и компенсировать те объемы, которые перешли с августа. Сегодня производство так и работает, загрузка составляет 100%.

«Все это было похоже на хаос». Экс-сопредседатель стачкома — о том, как происходила забастовка

По словам бывшего сопредседателя стачкома Сергея Шица, точкой отсчета забастовки можно назвать 14 августа, когда люди, в том числе работники предприятия, «спонтанно собрались у административного здания «Беларуськалия».

— Они были очень возмущены тем, что происходило в те дни. Что были избиения работниками МВД, что людей хватали, которые ни в каких акциях не участвовали. Очень много работников «Беларуськалия» в эти дни приходили в профоюзы, к активистам, искали поддержки, защиты, потому что люди боялись ходить на работу. Шла зачистка города, хватали людей, которые возвращались с работы.

На этом собрании, продолжает Сергец Шиц, люди «очень эмоционально общались с генеральным директором».

— Там были многие работники «Беларуськалия», но было много и просто жителей города. На том собрании Бокуном было озвучено, что есть требования от коллектива «Беларуськалия». Он дал генеральному директору два дня на рассмотрение <…> Все это больше было похоже на хаос, и, честно говоря, мне было где-то даже жалко генерального директора, потому что его толпа терзала. Народ был настолько возмущен, что эмоции переполняли его.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Сергей Шиц. Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

На следующий день Сергей Шиц приехал на работу и увидел там «спонтанные митинги, собрания, на которых человек под 200 очень бурно обсуждали вопрос забастовки».

— Попытки руководства предложить все обдумать люди также не воспринимали. Как мне показалось, люди были еще больше возмущены происходившим в стране в ту неделю. Тут же было спонтанно предложено создать стачкомы, наделить их полномочиями собирать подписи, что и производилось в течение всего дня 17-го числа и половины дня 18-го числа.

По информации Шица, под требованием о забастовке подписалось порядка 6−7 тысяч человек из более чем 17,5 тысячи работников предприятия. На каждом рудоуправлении возникли свои стачкомы, от каждого из которых по два человека, в том числе Шиц и Бокун, вошли в состав стачкома «Беларуськалия».

— Дальше мы стали обсуждать, как мы будем действовать, какие будут наши требования, регламент работы стачкома, забастовки. Было нами проработано предложение, кроме политических требований, включить другие. Например, когда представители стачкома прибыли с других площадок, они рассказали, что, скорее всего, будет приостановлено действие коллективного договора, поэтому люди предложили включить этот вопрос в одно из требований стачкома, — рассказывает Сергей Шиц.

Вечером на еще одном городском митинге Шиц зачитал протокол стачкома с требованиями. На следующий день, 18 августа, этот протокол хотели передать гендиректору лично, но не застали его, потому его отправили заказным письмом через канцелярию.

— Вы согласны с доводами, что этот орган (стачком. — Прим. TUT.BY) незаконный? Вы советовались с юристом, адвокатом? — спросила судья.

— В том хаосе, который творился, мы не сразу могли найти юриста. Он появился 19-го числа, — ответил Шиц.

По его словам, стачком собирался каждый день, «как на работу». Однако уже 20 августа Сергей Шиц объявил о том, что не видит смысла нахождения в стачкоме.

— Уже 19-го числа я наглядно увидел, что из той большой массы людей, которая требовала представления, практически никого не осталось. Поэтому 20-го числа я заявил, что хочу снять с себя полномочия, — рассказал Сергей Шиц. По его словам, после этого 21 августа он пришел к своему руководителю и объявил о том, что готов приступить к работе. Никаких санкций со стороны руководства за участие в забастовке пока не последовало.

«Если эти работники будут привлечены к ответственности, это будет дискриминация по признаку политических воззрений»

Адвокат Владимир Пыльченко, представлявший интересы Сергея Шица, во время прений напомнил о том, что право на забастовку предусмотрено Конституцией.

— Согласно статье 41 основного закона, забастовка представляет собой реализацию права на защиту экономических и социальных интересов, а та забастовка, которая предусмотрена Трудовым кодексом, является лишь частным случаем реализации прав работающих, — пояснил Владимир Пыльченко. — Цель забастовки по статье 388 ТК — это разрешение коллективного трудового спора. Но мой доверитель пояснял суду, что требования забастовки носили исключительно экономический и социальный характер. Таким образом, в исковом заявлении отсутствует правовое обоснование незаконности решения о забастовке, а лишь предлагаются доводы в части этого частного случая забастовки по трудовому кодексу. Цели же забастовки были иными.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Сергей Шиц и Владимир Пыльченко. Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Юрист ассоциации профсоюза БКДП Елена Яськова, также представлявшая интересы Сергея Шица, обратила внимание на то, что вся эта ситуация «проходила в абсолютно исключительной ситуации в историческом аспекте».

— Возмущение грубейшей фальсификацией результатов выборов, а также жесточайшими разгонами, издевательствами, избиениями, убийствами мирных граждан, которые протестовали, вызвало огромное протестное движение в нашей стране, которое продолжается до сих пор и не закончится до победы народа. Никто не имеет права издеваться над людьми, унижать их человеческое достоинство, унижать в том числе в трудовых и других отношениях. Поэтому вполне понятно, что люди возмутились и в качестве акции протеста против такого беспредела вышли на забастовку. При этом требование суда, прокурора или президента, который себя так называет, о соблюдении законодательства являются ничтожными в данной ситуации, потому что грубым образом нарушена Конституция страны, фальсифицированы результаты выборов. Поэтому требовать от народа соблюдения таких специально выстроенных препонов для проведения забастовок нелепо.

Елена Яськова заявила, что, согласно ратифицированным Беларусью конвенциям Международной организации труда, работники имеют право на свободное объединение и проведение своей деятельности, но они «не соблюдаются».

— Исходя из норм МОТ, забастовки могут быть разными: забастовки солидарности, те, которые носят итальянский характер. Могут быть забастовки, и это зафиксировано в документах МОТ, в знак протеста с социальной и экономической политикой государства. Наш народ против социальной и экономической политики нашего государства. Это охватило всю страну. Люди в своих трудовых интересах, в интересах будущего наших детей пошли на такие угрозы, возможную потерю работы, дисциплинарные взыскания. Просто люди способны на поступки, чтобы защитить свою страну, свои трудовые, демократические, политические права. Более того, если эти работники будут привлечены к ответственности и уволены, это будет зафиксировано во всех международных документах и это будет дискриминация по признаку политических воззрений. Это недопустимо, если Беларусь когда-то хочет стать демократическим, правовым и социальным государством. Поэтому я считаю, что иск должен быть отклонен.

Через час суд озвучил решение: признать решение о забастовке и саму забастовку на «Беларуськалии» незаконной. Обжаловать решение можно в течение 15 дней.

-20%
-30%
-10%
-10%
-10%
-20%
-28%
-25%
-50%
-40%