реклама
Испытательный
Банк ВТБ
13.3%
Всё серьёзно
Банк ВТБ
22.9 - 29.9%
Новенький
Банк ВТБ
22.9 - 29.9%

Все кредиты

Рублю, Ergo Sum (онлайн-депозит) 3 месяца
Белорусский народный банк
21%
Рублю, Ergo Sum (онлайн-депозит) 45 дней
Белорусский народный банк
20.5%
Рублю, Ergo Sum 3 месяца
Белорусский народный банк
20.5%

Все вклады


/

За последние полтора месяца из-за своих политических взглядов не один десяток людей в Беларуси остался без работы. Работники крупных предприятий не стали исключением. После попыток бастовать, выходов на митинги некоторые из них стали безработными. «В принципе это было ожидаемо, потому что я занял очень активную позицию: стал членом стачкома МТЗ, вступил в независимый профсоюз РЭП и капал на мозги начальству и всем, кому только можно было», — рассказывает Вадим Пайвин, бывший работник Минского тракторного завода. «Попросил 3 дня за свой счет, когда заводы протестовали. Начальник не подписал, сказал, мол, не нравится что-то, уходи», — говорит Евгений Шокаль, который работал на МАЗе, но вынужден был уйти.

FINANCE.TUT.BY поговорил с уволенными работниками заводов и теми, кто вынужденно написал по собственному желанию, и узнал, как они потеряли работу, что делают сейчас и какие у них планы на ближайшее будущее.

Фото: Александра Квиткевич, TUT.BY
Фото носит иллюстративный характер. Фото: Александра Квиткевич, TUT.BY

Экс-работник МТЗ: «Когда отсутствовал на рабочем месте больше трех часов, мне влепили прогул»

Вадим Пайвин еще пару недель назад работал электромонтером цеха кабин на Минском тракторном заводе. Парня уволили буквально за один день. До этого его задержали силовики прямо на предприятии и он отсидел трое суток в ИВС.

— Меня именно уволили, по статье, то есть я не написал заявление по собственному желанию, — рассказывает Вадим. — И в моем случае все произошло довольно странно. В августе меня уведомили, что не собираются продлевать со мной контракт — он заканчивался в конце сентября. В принципе это было ожидаемо, потому что я занял очень активную позицию: стал членом стачкома МТЗ, вступил в независимый профсоюз РЭП и капал на мозги начальству и всем, кому только можно было.

Вадим предполагает, что, вероятно, поэтому руководство предприятия не стало дожидаться даже сентября и начало искать повод уволить его пораньше.

— Сначала меня, как и многих других работников, прессовали командировкой — пытались выслать до конца контракта в Оршу на Инструментальный завод. Но мы связались с юристами, которые некоторым помогли избежать такой участи. Выслать не получилось. Но чуть позже я сам начальству дал повод меня уволить. Началось все с того, что меня задержали прямо на заводе и отвезли в РУВД, а потом и в ИВС, где я отбыл трое суток, — продолжает парень.

Задержали его прямо в кабинете у замначальника цеха. Вадим говорит, что силу не применяли и в целом силовики действовали по закону.

— На самом деле со мной очень по-скотски поступили. Просто вызвали к руководству. Я подумал, что по поводу командировки опять будет разговор. А там меня уже поджидали люди в штатском. Но мне показали все необходимые документы, сообщили причину задержания. К силовикам вопросов нет. Только начальник подставил очень сильно, — говорит Вадим. — Я не ожидал, что меня задержат только на трое суток, думал, что буду сидеть дольше. Когда вышел, я осознал, что даже не знаю, что делать. На завод идти было страшно. Туда без проблем на территорию входит милиция. Было страшно, что меня у проходной заберут по какому-нибудь сфабрикованному делу или в цеху защемят.

Суд над Вадимом Пайвиным состоялся в понедельник. Во вторник он выйти на работу не решился.

— Более того, я сглупил и не предупредил, что не выйду, ни мастера, ни энергетика, никого из своего начальства. Я не оформил никакой административный отпуск. У меня был стресс. В среду собрался с силами и пошел на смену, поговорил со своим непосредственным начальством, оно было не против. Но вышестоящее руководство не хотело меня уже никуда пускать. В тот момент, когда я отсутствовал на рабочем месте больше трех часов, мне тут же влепили прогул. Хотя обычно так не делают. Принятие решения о записи прогула оставляют до выхода человека на работу, потому что мало ли какая причина была, тот же больничный.

Фото: Александра Квиткевич, TUT.BY
Фото носит иллюстративный характер. Фото: Александра Квиткевич, TUT.BY

В среду, когда Вадим вышел на работу, его, как он говорит, буквально с проходной повели оформлять документы на увольнение. У руководства были все основания для этого. По нашему трудовому законодательству и коллективному договору предприятия прогул является основанием для увольнения работника.

— Такого практически никогда не делают, иначе куча специалистов оказалась бы на улице. Но начальство воспользовалось своим правом и быстренько меня уволило. Старшие коллеги по цеху даже удивлялись, насколько быстро все сделали. Потому что процесс увольнения обычно занимает недели полторы, а меня за два часа, можно сказать, уволили.

Парень говорит, что планов на ближайшее будущее у него больше чем предостаточно, «даже глаза немножко разбегаются».

— Я заполнил анкету и отдал в фонд солидарности, потому что меня поперли по вполне очевидным причинам. Я постараюсь воспользоваться его помощью. В ближайшее время я не планирую заниматься своим трудоустройством, карьерой. Я остаюсь членом стачкома Тракторного завода, несмотря на то что не работаю там, остаюсь членом профсоюза, и у меня есть определенные обязательства перед людьми. Наши цели не достигнуты, следовательно, нам предстоит проделать еще очень много работы, чем я и займусь, — делится планами Вадим. — Возможно, потом, пока это на уровне идеи, подамся на курсы переподготовки в ЕРАМ. Да и другие компании предлагают такие бесплатные программы. Почему бы не попробовать? Есть еще несколько вариантов, которые рассмотрю.

Экс-работник МАЗ: «Людей реально запугивают, на них давят»

Евгений Шокаль, который до недавнего времени работал мастером на Минском автомобильном заводе, написал заявление на увольнение после того, как ему не дали три дня отпуска за свой счет.

— Окончательно я уволился только 6 сентября. Вся эта история началась сразу после выборов, когда предприятия, в том числе и МАЗ, начали протестовать, — рассказывает молодой человек. — В один из дней мы вышли протестовать за территорию завода. И получилось так, что все эти работники отсутствовали на рабочих местах более 3 часов. А это уже прогул. На следующий день я пришел на работу, начальник мне ничего не сказал по этому поводу. Я попросил у него взять 3 дня отпуска за свой счет по семейным обстоятельствам (тогда некоторые работники заводов брали отпуска за свой счет, чтобы была возможность ходить на акции протестов. — Прим. ред.). Но он отбросил мое заявление, сказал, что никакой политики у него в цеху не будет. Я попросил его обратить внимание на причину — по семейным обстоятельствам. Но он не стал меня слушать. Сказал, мол, не нравится что-то, уходи. Ну я и написал заявление на увольнение.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Фото носит иллюстративный характер. Фото: Александра Квиткевич, TUT.BY

Евгений говорит, что коллеги, которые работали с ним в цеху, отговаривали его увольняться, а «сам начальник не стал».

— Я работал мастером, то есть был материально ответственным лицом. Пока отчитался по кладовым. На это ушла где-то неделя, — продолжает парень. — Я сам не минчанин, жил в общежитии МАЗа. Оттуда мне после увольнения пришлось выселиться. Я уехал домой в деревню. Сейчас занимаюсь поисками работы.

По словам Евгения, поиск осложняет то, что он сейчас находится не в Минске.

— Самая большая проблема для меня сейчас — это именно найти жилье. Одно дело — искать работу и что-то делать, когда ты находишься в Минске, другое — когда ты не на месте. Я даже на митинги в Минск не езжу, хожу в ближайший райцентр.

Несмотря на то что бывший работник МАЗа сейчас не в столице, несколько вариантов работы ему все же предлагали. Но они не подошли. Курсами переподготовки Евгений не интересовался.

Парень рассказывает, что ни в какие фонды помощи, кроме BYSOL, он не обращался.

— Мне даже как-то неудобно. Есть люди, которые теряют гораздо больше, чем я, и рискуют гораздо сильнее. Им помощь нужнее. Может, если мне станет совсем сложно, тогда и обращусь. Но пока справляюсь сам, — говорит Евгений.

Он поддерживает связь с работниками МАЗа.

— МАЗ никогда не станет бастовать, — уверен молодой человек. — Там такой контингент… Те, кто помоложе, объединились, общаются между собой, пусть и медленно, но двигаются к намеченным целям. Но остальных рабочих уже никто даже не трогает и не агитирует, потому что это бесполезно. Люди обсуждают, что и то плохо, и то, но чтобы реально действовать, они не готовы. Что-то сделать могут 2−3 человека из цеха. На заводах людей реально запугивают, на них давят.

Экс-работник «Интеграла»: «Коллега решил остаться на заводе и дальше проводить беседы с людьми, а меня уволили»

Рабочего завода «Интеграл» Сергея Немогая поставили перед выбором: либо он прекращает бастовать и возвращается к работе, либо его уволят. Парень выбрал второе. Говорит, что ни сколько об этом не жалеет.

— Я на «Интеграле» проходил отработку после колледжа. Успел только один год из двух, — рассказывает Сергей. — Я был обычным рабочим. После всех этих событий 9, 10, 11 августа я, мой коллега Илья и другие люди на заводе сели, поговорили, решили, что нужно что-то делать в знак протеста — перестать работать, начать забастовку. Когда дошло непосредственно до активных действий, нас осталось только двое — я и Илья. Остальные нас не поддержали. Наша малочисленная забастовка продлилась 3 дня. К нам периодически подходило руководство, спрашивало, почему мы стоим и не работаем. Мы поясняли, что не согласны с результатами выборов и со всем тем, что происходило после них — как разгоняли народ, как действовали силовики.

По словам парня, за каждый день забастовки им сказали писать объяснительные, а на третий предложили вернуться к работе либо быть уволенными.

— Я решил идти до конца, то есть вплоть до увольнения. Илья хотел, чтобы другие люди на «Интеграле» откликнулись, поддержали протест, он не хотел увольнения. Людей стали запугивать, водить по большим начальникам, поэтому примкнуть к забастовке никто не спешил. В итоге Илья решил остаться на заводе и дальше проводить беседы с людьми. А меня уволили. Но после этого что-то на заводе произошло, люди организовались, они составили требования, несколько раз выходили на протесты. Но в итоге все равно все это подавили.

Парень считает, что все получилось именно так потому, что работники не знали, как организуется забастовка по закону, не знали своих прав.

Сергей уже больше месяца не работает. Однако его такое положение вещей не расстраивает.

— Я еще до увольнения подал документы в БГУИР. После узнал, что поступил на заочное. Я уже давно понял, что нужно учиться, нужно думать головой. Потому что на этом предприятии и на других подобных, если ничего не изменится, совершенно нет никаких перспектив. Зарплата там у меня была около 550 рублей. В лучшие месяцы — 600. Я не был лучшим работником, много чего еще не понимал. Но, по крайней мере, старался делать все, что мне говорят. И такие зарплаты у моих одногруппников, которые пришли отрабатывать на «Интеграл», — рассказывает Сергей.

Единственный нюанс — за неотработанный на предприятии год парню, скорее всего, придется вернуть государству потраченные на его обучение деньги.

— Нам еще в колледже рассказывали, что, если ты не отрабатываешь два года по распределению, тебя увольняют или сам уходишь и не перераспределяешься, ты должен вернуть деньги. На тебя просто подают в суд. Но пока мне никакой повестки не приходило, жду, — говорит парень. — Я заполнил анкету на получение помощи из фонда. Мне выделили помощь — в биткоинах прислали около 1500 евро. Но я эти деньги пока не выводил, они у меня есть.

Пока Сергей живет на те деньги, которые заработал на «Интеграле».

— Друзья обещали немного помочь, пока я вольюсь в учебу. Просто сейчас навалилось сразу много предметов, а я уже год не учился. А потом буду думать о работе, — планирует парень.

-50%
-30%
-25%
-50%
-35%
-10%
0071580