реклама


Алина Кирпичева, фото: Наталья Попова,

Белорусам, потерявшим работу по причине своих политических взглядов, собрали через Фонд солидарности BYSOL без малого 3 миллиона долларов. Пожертвования сделали больше 40 тысяч неравнодушных людей. Выплаты получили в том числе бывшие силовики, рабочие заводов, государственных СМИ. И пока с переводами кампании BY_help возникли трудности из-за вопросов со стороны СК, фонд BYSOL работает по прежней схеме. Есть и другие инициативы, к примеру INeedHelpBY (помогает с продуктовыми наборами) или ByChange (помогает с переобучением), probonoby (инфоцентр помощи пострадавшим). FINANCE.TUT.BY пообщался с теми, кому уже помогли фонды солидарности, и узнал, легко ли получить материальную компенсацию нуждающимся в этом людям.

Виталий. Фото: Натальи Поповой, TUT.BY
Виталий. Фото: Натальи Поповой, TUT.BY

«Экономический фактор не стоял на первом месте»

Первый герой — Виталий. Его уволили с государственного предприятия еще в сентябре. Мужчине уже помогли фонд BYSOL, а также его инициатива INeedHelpBY. Виталия неоднократно задерживали силовики, в общей сумме он провел в СИЗО 13 суток.

— Мое бывшее место работы — это предприятие «Белэнергосетьпроект», где я занимал должность геодезиста. Уволили меня после того, как я принял участие в забастовке, которая была объявлена сотрудниками предприятия 17 августа. После выборов этого года все бурлило и кипело. А числа 14-го, когда начали отпускать людей, которых задержали 9−11 августа, мы с коллегами узнали, как избивали в тюрьмах мирных белорусов. Для многих из нас это стало шоком.

Виталий говорит, что 17 августа часть коллектива, в том числе и он, заявила администрации о начале забастовки.

— 17 и 18 августа мы ходили поддерживать другие бастующие предприятия. После этого администрация заявила, что наша забастовка незаконна, а также потребовала от меня и коллег написать объяснительные. В те дни я уехал в командировку, после чего сразу ушел в плановый отпуск. Уже 8 сентября администрация предприятия вызвала нескольких своих сотрудников, которых поставили перед выбором: либо увольнение по соглашению сторон, либо по статье (в завуалированной форме). 10 сентября я вышел на работу, тогда меня стали принуждать написать объяснительную. Я не чувствовал своей вины в чем-либо, поэтому писать ее отказался. Меня задело, что обещания начальства об отсутствии каких-либо репрессий в адрес бастующих работников были нарушены. Последовали депремирования и угрозы увольнений. Через две недели после разговора с представителем администрации я был уволен по статье, многие коллеги ушли по соглашению сторон.

Виталия задерживали два раза: в первый раз во время прогулки в городе, а второй — когда мужчина собирал по подъездам подписи для выявления фальсификаций на выборах. После первого задержания суд назначил мужчине штраф. В ближайшее время Виталий планирует обратиться за помощью с выплатой суммы в фонд солидарности BY_help.

— В первый раз, когда меня задержали, дали штраф в размере 675 рублей. Тогда я подал апелляцию, сейчас жду ответа суда. В тот раз просидел почти двое суток на Окрестина. Второе задержание было в октябре, тогда меня забрали сотрудники милиции — я собирал подписи в подъездах для выявления фальсификаций на выборах. Кто-то из жильцов позвонил в милицию и пожаловался, что «тут ходят всякие и на политические темы разговаривают». Приехали сотрудники милиции. Задержать меня им нужно было, но в проведении «политических разговоров» обвинить не могли. Поэтому написали «неповиновение сотрудникам милиции» — за это я отсидел 11 суток. Содержали меня нормально, что свет не выключали ночью — это, конечно, нарушение, но терпеть можно.

Виталий рассказывает, что был на Окрестина и в Барановичах.

— В Барановичах раз в неделю обязательно предоставляли душ, были ежедневные прогулки, а вот на Окрестина на улицу выводили нечасто. Люди, с которыми я отбывал свое наказание, были очень интересными. Успел даже посидеть с журналистами TUT.BY Вадимом Замировским и Всеволодом Зарубиным.

Фото: Натальи Поповой, TUT.BY

О существовании фондов помощи Виталий узнал, как и многие, из интернета. Мужчина считает, что получить помощь несложно, главное — перебороть свое стеснение и страх.

— Когда я начал бастовать, то уже знал про фонды. Для меня экономический фактор никогда не стоял на первом месте. На работе некоторые открытым текстом заявляли, что я ухожу специально, чтобы получить 1500 евро. Скажу так: эти деньги я бы заработал за 4 месяца, если бы остался на предприятии. Когда мы только начали бастовать, начальство пару раз выдало хорошую зарплату, чтобы мы «не бушевали».

Виталий говорит, что вскоре после увольнения обратился в BYSOL.

— Через телеграм-бот отправил необходимые документы, после чего записал небольшой видеоролик, в котором рассказал о своей проблеме. Вскоре со мной связался волонтер и помог мне с перечислением денег на карту. Получить их вполне реально, у меня это заняло три недели, но я потерял время в связи с первым задержанием. Коллеги справились со всем за две недели. Я понимаю, что существуют люди, которые слабо связаны с интернетом. Часто они стесняются обращаться за помощью, но уверенности и смелости у людей было бы больше, если бы они понимали, что все это реально работает.

Недавно Виталий также обратился за помощью в INeedHelpBY — это инициатива, которая помогает репрессированным людям продуктами питания.

— Через телеграм-бот я кратко описал свою ситуацию и прикрепил необходимые документы. После этого нужно было указать контактные данные и количество членов семьи, причем семьей считаются только дети, муж или жена. После этого со мной буквально в течение суток связался волонтер, он учел мои пожелания и через доставку заказал мне необходимый набор продуктов, которого хватает примерно на две недели.

«Я понимал, что не могу больше таким заниматься»

С бывшим работником госТВ Артемом мы встретились на очередном субботнике, который организовал один из минских дворовых чатов. Сейчас мужчина живет в Орше, но в Минск ездит каждые выходные — это не первый его субботник.

— Я работал оператором на телеканале СТВ больше двух лет, заявление об увольнении подал еще в апреле, после чего был уволен. Причиной моего ухода стало нежелание снимать и монтировать видеосюжеты с прямой агитацией за Александра Лукашенко. После этого пошел работать в информационное агентство «Минск-Новости» в надежде, что там пропаганды не будет, но ближе к выборам она стала появляться. Причем с явным высмеиванием всех кандидатов, кроме Лукашенко. Я сразу сказал начальству, что не хочу иметь никакого отношения к политике. К сожалению, мне пришлось снимать и монтировать пару видеороликов на такую тематику. Событием, после которого я окончательно решил уйти из «Минск-Новости», стал сюжет про огромную сумму ущерба, нанесенную Минску участниками мирных протестов. Сюжет вышел 12 августа, в этот день я и написал заявление об увольнении. 14 августа по соглашению сторон я ушел с работы.

Фото: Натальи Поповой, TUT.BY

Артем говорит, что когда увольнялся, то «еще не знал про существование фондов помощи и уходил, по сути, в никуда».

— Это просто был какой-то эксперимент. Тогда я думал, что мне не нужны никакие деньги. Да, сбережений мне хватит только на первое время, но я понимал, что не могу больше таким заниматься — это стало моим стоп-краном. Сейчас абсолютно не жалею о своем решении.

Отправить заявку Артем тогда не успел, его задержали:

— 25 августа после очередного митинга я отправлялся домой на такси. Уже почти доехал, но нас подрезал белый бусик, из него выбежали, вытащили меня из машины и повезли в РУВД. Мне дали 7 суток, трое из них я провел на Окрестина, четверо — в Жодино. К заключенным тогда относились культурно, кроме плохой еды и отсутствия досуга мне жаловаться не на что. Меню там, конечно, было отвратительное. На первое картошка с водой, на второе картошка без воды, на третье вода без картошки — это мы так с друзьями шутим. Когда я вышел из Жодино, первое время ел только мясо и сладкое — этого очень не хватало.

Артем рассказывает, что после суток сразу обратился в BYSOL.

— Ничего сложного в том, чтобы получить от этого фонда помощь. Требуется лишь заполнить анкету и записать видеообращение — все по инструкции. Обязательно нужно прислать фотографию документа об увольнении, а также свои паспортные данные. Записать видеообращение также важно, чтобы рассказать свою историю. Если все сделано правильно, с вами связывается фонд и где-то через полторы недели вам зачисляют деньги. Я не обращался в другие организации, но мои знакомые, которые получили материальную помощь от BY_help, говорили, что процедура очень похожа. Размер суммы, которую выделяет BYSOL — 1500 евро в эквиваленте. Эта сумма рассчитана на то, чтобы человек три месяца мог обеспечивать себя, пока ищет новую работу. Главная трудность — это получить деньги. Потому что переводятся они в биткоинах на анонимный кошелек. Их нужно выводить через онлайн-обменники на карту. Я сам разобрался с этим не с первого раза. К счастью, людям могут помочь сотрудники фонда, они всегда готовы ответить на возникающие вопросы.

Фото: Натальи Поповой, TUT.BY

— Сейчас я не работаю. Продолжаю высказывать свою политическую позицию и верю в то, что правосудие восторжествует. Живу в Орше, раньше снимал квартиру в Минске, но теперь в этом нет смысла. Я до сих пор общаюсь со своими бывшими соседями, на выходные приезжаю именно к ним. Когда все это закончится, я хочу вернуться назад на СТВ. Когда мы встречаемся с бывшими коллегами, которые тоже уволились с телеканала, часто говорим друг другу, что еще поработаем вместе. Но уже в новой Беларуси и на новом СТВ.

«При действующей власти дорога сюда тебе закрыта»

Петр — бывший работник МЧС. В связи с событиями августа он был уволен. Тогда мужчина высказался против насилия, о чем в скором времени узнало начальство. Однако бывший спасатель не расстраивается: сейчас учится на программиста, чтобы в дальнейшем устроиться на работу.

Фото: Натальи Поповой, TUT.BY

— Сразу после публикации видеообращения начал звонить начальник части, но в тот день я не брал с собой телефон. Оказалось, что командир даже успел съездить ко мне домой — об этом рассказали родственники. Когда на следующий день я приехал на работу, меня уже ждал человек из отдела кадров. Он сразу сказал: «Петр, мы тебя увольняем». Это было 9 августа. На этом все не закончилось — со мной побеседовал еще и человек из службы безопасности. Задавал стандартные вопросы: сколько тебе заплатили, кто. Длилось это все около четырех часов. Потом проверили мой телефон и отпустили.

Петр говорит, что не мог не высказаться.

— 9 августа мы с младшим братом ехали через проспект — я видел, сколько там было силовиков, спецтехники и протестующих. Тогда еще не было известно, чем все обернется, но я догадывался, что может произойти что-то ужасное. Когда увольняли, сказали прямо, что при действующей власти дорога сюда мне закрыта. Но спустя некоторое время начальник намекнул, что жалеет о моем уходе. По его словам, сейчас он бы так не поступил. Мой стаж работы — 6 лет. 3 года работал в части, еще 3 — это учеба, она тоже засчитывается как практика. В части на момент моего увольнения было около 30 человек, и только один из них яро выступал за действующую власть. Большинство — за перемены только на словах, но это хоть что-то. Насколько я знаю, бело-красно-белые флаги снимать они не ездят. Чаще всего на подобные вызовы оправляют водителей автолестницы, а вместо работника МЧС ездят «тихари». Сам бы я таким тоже не занимался.

Как и Артем, Петр получил материальную помощь от фонда солидарности BYSOL.

— Спустя некоторое время после увольнения я узнал про фонды. Сначала отправил заявку в BYSOL, мне прислали инструкцию. Не сразу понял, как получить деньги, потому что раньше не сталкивался с криптовалютой. Но волонтер фонда успокоил, что все справляются с задачей. За пару часов я разобрался, теперь помогаю знакомым, которые тоже недавно лишились работы по политическим причинам. Важно понимать, что фонды существуют и действительно помогают нуждающимся. Потому что многие до сих пор не знают об этом.

Сейчас Петр учится на программиста, в будущем хочет устроиться на работу тестировщиком. Он обратился в фонд помощи ByChange, он помогает с переквалификацией людям, которых уволили с работы по политическим причинам.

Фото: Натальи Поповой, TUT.BY

— 28 августа я обратился в фонд помощи ByChange, ответили в течение трех дней: связались волонтеры, спросили, какая специальность мне ближе и интереснее. После этого фонд выделил ментора, который сейчас помогает мне с учебой. В дальнейшем ByChange может помочь и с трудоустройством — все это бесплатно, — рассказывает Петр. — Я проанализировал свою жизнь и понял, что пора менять вид деятельности: 3 года учился, 3 года работал в МЧС, а теперь в ближайшее время хочу перейти в IT-сферу. Мне нравится профессия программиста тем, что ты не привязан к конкретному месту жительства. Если в нашей стране ничего не изменится — можно будет просто уехать. Кроме того, что это возможность увеличить доходы, на новом месте не будет таких рисков, которые были на прошлой работе, ведь я попросту мог однажды не вернуться домой. Был случай, когда мы тушили пожар и у дома стала рушиться перегородка, тогда я еле успел выпрыгнуть в окно. Порой скучаю по тому адреналину. Может, был бы и не против вернуться: у нас была очень дружная команда, иногда этого не хватает.

-20%
-5%
-20%
-15%
-15%
-10%
-10%
-10%
-10%