108 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «Кошмар любого организатора». Большой фестиваль современного искусства отменили за сутки до начала
  2. Оловянное войско. Как учитель из Гродно преподает школьникам историю с солдатиками и солидами
  3. «Можно понять масштаб бедствия». Гендиректор «Белавиа» — про новые и старые направления и цены на билеты
  4. Помните, сколько стоили машины на авторынке в Малиновке 20 лет назад? Сравнили с современными аналогами
  5. Минское «Динамо» в третий раз проиграло питерскому СКА в Кубке Гагарина
  6. «Танцуем, а мое лицо прямо напротив ее груди». История семьи, где жена выше мужа (намного!)
  7. Госконтроль заинтересовался банками: не навязывают ли допуслуги, хватает ли банкоматов, нет ли очередей
  8. Изучаем весенний автоконфискат. Ищем посвежее, получше и сравниваем с ценами на рынке
  9. Как заботиться о сердце после ковида и сколько фруктов нужно в день? Все про здоровье за неделю
  10. BYPOL выпустил отчет о применении оружия силовиками. Изучили его и рассказываем основное
  11. «Прошло минут 30, и началось маски-шоу». Задержанные на студенческом мероприятии о том, как это было
  12. На 1000 мужчин приходится 1163 женщины. Что о белорусках рассказали в Белстате
  13. Минздрав сообщил свежую статистику по коронавирусу в стране
  14. Минздрав опубликовал свежую статистику по коронавирусу: снова 9 умерших
  15. Стильно и минималистично. В ЦУМе появились необычные витрины из декоративных панелей
  16. Я живу в Абрамово. Как неперспективная пущанская деревня на пару жителей стала «модной» — и передумала умирать
  17. Насколько хорошо вы понимаете логику приговоров. Попробуйте себя в роли судьи. Игра
  18. «Если вернуться, я бы ее не отговаривал от «Весны». Разговор с мужем волонтера Рабковой. Ей грозит 12 лет тюрьмы
  19. «Хлеба купить не могу». Работники колхоза говорят, что они еще не получили зарплату за декабрь
  20. «Очень сожалею, что я тренируюсь не на «Аисте». Посмотрели, на каких велосипедах ездит семья Лукашенко
  21. Россия анонсировала в марте совместные с Беларусью учения. В том числе — под Осиповичами
  22. Что критики пишут о фильме про белорусский протест, показанном на кинофестивале в Берлине?
  23. На воскресенье объявлен оранжевый уровень опасности
  24. Стачка — за разрыв договора, профсоюзы — против. Что сейчас происходит вокруг «Беларуськалия» и Yara
  25. Где поесть утром? Фудблогеры советуют самые красивые завтраки в городе
  26. Еще 68,9 млн долларов. Минфин в феврале продолжил наращивать внутренний валютный долг
  27. Кто стоит за BYPOL — инициативой, которая публикует громкие расследования и телефонные сливы
  28. «Ушло вдвое больше дров». Дорого ли выращивать тюльпаны и как к 8 марта изменились цены на цветы
  29. «Молодежь берет упаковками». Покупатели и продавцы — о букетах с тюльпанами к 8 Марта
  30. Суды над студентами и «Я — политзаключенная». Что происходило в Беларуси и за ее пределами 7 марта
реклама


/

Декабрь — обычно один из самых «хлебных» месяцев для кафе, ресторанов, баров, агроусадеб и подобных мест. Новогодние корпоративы, большое количество выходных, когда хочется куда-то сходить или выехать за город, каникулы в России, во время которых соседи частенько приезжали к нам за развлечениями, давали им возможность заработать в несколько раз больше, чем обычно, и нормально доработать до тепла. Для некоторых это и вовсе единственный месяц, когда можно заработать, к примеру, тех, кто торгует новогодними товарами. Пандемия коронавируса — ограничения, которые ввели из-за нее, проблемы с пересечением границ, ухудшение материального благосостояния людей — внесла свои коррективы в работу многих бизнесов. FINANCE.TUT.BY спросил у рестораторов, владельцев агроусадеб и продавцов новогодних товаров — елок и украшений, каким был для них декабрь-2020 и удалось ли им, как обычно, заработать.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY Фото носит иллюстративный характер

Рестораны и кафе: «Даже те заказы, которые мы собрали в октябре и ноябре, в декабре отменились»

Ощутимо коронавирус и падение доходов людей ударили по ресторанам и кафе. Общепит еще не успел отойти от первой волны пандемии, как пришла вторая. И если в прошлые годы в декабре отрасль зарабатывала в несколько раз больше обычного за счет корпоративов и других праздничных мероприятий, то в этом некоторые даже ушли в небольшой минус.

— У нас в этом году ни одного организованного корпоратива не было. Даже те заказы, которые мы собрали в октябре и ноябре, в декабре отменились. И нужно сказать, что произошло это не потому, что на корпоративы были какие-то формальные ограничения. Сами организации звонили и говорили, что не будут собираться из соображений эпидемиологической безопасности, — рассказывает Илья Родионов, ресторатор из Санкт-Петербурга, у которого в Минске работают 4 заведения. — На прошлый Новый год в моих заведениях было по 7−8 заказов на большие корпоративы. В этом у нас были только мини-корпоративы, которые даже заранее не заказывались. Просто люди заходили компаниями посидеть.

По словам ресторатора, в декабре 2020 года в сравнении с аналогичным периодом 2019-го выручка едва дотянула до 50%. И дело, по его словам, не только в отмене корпоративов.

— Клиентопоток сейчас сильно снизился и омолодился. Снизился где-то на процентов 30. Сейчас вся аудитория с 35 лет если не на самоизоляции, то на самоограничении. А это те люди, которые приносят наибольшую выручку. Молодежь — 20−25 лет — не так обеспокоена коронавирусом и свободнее себя чувствует, ходит в заведения, проводит время в каких-то компаниях. Но эти люди не так много тратят, — продолжает Илья Родионов. — Средний чек упал сильнее, чем клиентопоток. Я бы очень грубо оценил, что он упал в полтора раза. А снижение посещаемости и падение среднего чека в общей сложности принесли нам двукратное уменьшение выручки. Нужно при этом отметить, что алкоголь однозначно вырос в цене, большая часть алкоголя — это импорт. Продукты не сильно подорожали, но все же. То есть затраты выросли, а выручка упала.

Не стоит забывать, что кафе и ресторанам нужно платить налоги, аренду.

— Все мои заведения в центре — Зыбицкая, Интернациональная, соответственно, аренда коммерческая, она в евро. Можно считать, что арендные ставки за год у меня увеличились на треть. Некоторые арендодатели дали скидки на время пандемии, некоторые не дали, — говорит ресторатор. — Но в целом однозначный минус. Весь общепит рассчитывал на декабрь. Декабрь кормит всю зиму. Весной уже какое-то движение начинается. А в этом году декабрь не то что не прокормил, но еще и чуть-чуть сминусовал. И теперь весь общепит, по крайней мере в центре, понимает, что будет еще большой минус в январе и феврале. Это традиционно два самых тяжелых месяца. .

Фото: Александра Квиткевич, TUT.BY
Фото: Александра Квиткевич, TUT.BY

Как говорит Илья Родионов, сейчас основная задача — дотянуть до тепла. Однако его прогнозы не слишком оптимистичны. Он считает, что около 25% заведений не доживет до весны.

— Все надеются, что пандемия пойдет на спад и откроются границы. Больше всего по нам ударили самоизоляция и закрытые границы, прежде всего с Россией. Центральные заведения пострадали от этого сильнее всех, потому что были ориентированы на туристов, — отмечает ресторатор.

Заведениям в минских «спальниках» тоже досталось. Шеф-повар одного из таких кафе говорит, что они очень рассчитывали на новогодние корпоративы, но к декабрю их просто все отменили.

— Мы больше работаем как банкетный зал, обслуживаем различные мероприятия, — рассказывает шеф-повар заведения. — Обычных посетителей у нас не так уж много. В этом году люди решили поберечься, все брони на мероприятия, которые были сделаны в начале и середине осени, к декабрю отменились. Обычно где-то с 10 декабря у нас практически все дни расписаны. В этом году у нас прошел всего один корпоратив. И изначально планировалось, что придут 50 человек, но по факту было только 32.

Примерно такая же ситуация наблюдается в этой отрасли в целом по стране. Как такового запрета на проведение новогодних корпоративов не было, однако Минздрав и местные власти ввели некоторые ограничения, которые не способствовали заработку в предновогоднее время. Член наблюдательного совета Ассоциации рестораторов Евгений Васильев говорит, что по регионам они отличались.

— Очень сложной стала для нас вторая волна коронавируса. В разных регионах на нее отреагировали по-разному, несмотря на то, что были разработаны единые рекомендации Минздрава. На местах некоторые руководители перестраховывались и вводили порой очень нелогичные ограничения, не понимая, к чему они приведут. К примеру, ограничение времени работы кафе и ресторанов до 23.00. Его изначально ввели в двух областях — Брестской и Гродненской. Но Гродненская после устных переговоров с нами пошла навстречу и отменила ограничение (в Бресте сняли с 14 января. — Прим. ред.).

По словам Евгения Васильева, Брестский исполком написал, что после 23.00 находиться в ресторане можно, но при наличии свежего ПЦР-теста. Как еще один пример ограничений Евгений приводит пункт с заполняемостью помещений в кафе и ресторанах. В некоторых областях можно заполнять только 50%. Евгений считает неэффективными многие введенные ограничения и потому, что люди, которые не попали на корпоративы, в предновогоднее время в кафе и рестораны, все равно не сидели дома. Они пошли в гости, они сняли коттеджи и так далее. А там нет вентиляции, масочного режима, дезинфекторов и прочих мер, которые принимаются в общепитах.

Фото: Александра Квиткевич, TUT.BY
Фото: Александра Квиткевич, TUT.BY

В общепите, по словам представителя ассоциации, на самом деле все очень сложно.

— Мы проводили опросы в отрасли: падение выручки в декабре 2020 года к декабрю 2019-го составило 60% в среднем. Ноябрь был примерно такой же, не многим лучше, — говорит Евгений. — Но Новый год с коронавирусом нас, можно сказать, добил. Декабрь — это месяц, который дает возможность запастись на ближайшие 2−3 месяца — до начала сезона. Мы его потеряли. Сейчас многие заведения пытаются продаться. Месяц-два они еще будут пытаться. Но покупателей нет. Туристов нет. Пойдет просто волна закрытий. Если весной у рестораторов были «жировые запасы» и надежда на лето, что будет сезон, то «сейчас у них впереди еще 5 месяцев зимы». Понятно, что календарная закончится через полтора месяца, но до середины мая полноценных теплых дней ждать не приходится.

Рестораторы разработали предложения, которые можно принять и без прямых дотаций помочь общепиту заработать и не закрыться. Среди них — разрешить выездную торговлю, а также создать интерактивную карту, где чиновники укажут места, где торговать нельзя, а не те, где можно.

— Мы уже 15 лет бьемся за выездную торговлю. Во всем мире она очень развита, это один из самых больших и быстрорастущих сегментов, старт для большого количества рестораторов и поваров, когда они только начинают работать на себя. У нас, чтобы торговать, нужно иметь определенное место. Места выделяет местная администрация. Подумали и решили, что вот в каких-то определенных местах можно торговать. Но эти люди чаще всего понятия не имеют, подходят эти места для торговли или нет, а также пойдет ли кто-то туда торговать. Кроме того, здесь не учитывается такое понятие, как сезонность. Грубо говоря, когда тепло, тебе выгодно торговать на озере, пошел дождь, ты поехал, скажем, к проходной БелАЗа или в спальный район.

Уже в этом месяце, как рассказывает Евгений, при МАРТ должны собрать большую рабочую группу по развитию отрасли и поддержке объектов общественного питания.

Фото: Александра Квиткевич, TUT.BY
Фото: Александра Квиткевич, TUT.BY

Владельцы агроусадеб: «Если закрылся, очень велик шанс, что больше не откроешься»

Надеялись заработать под Новый год и агроусадьбы, места в которых в прошлые годы были расписаны на все предпраздничные и праздничные дни. Однако люди в этот раз поехали не ко всем. Но некоторые говорят, что этот год в плане агротуризма был даже лучше, чем предыдущие.

— В этом году большинство агроусадеб были востребованы, — считает Александр Цвирко, хозяин агроусадьбы «Заповедный остров» в Глубокском районе. — Даже те, у кого были проблемы с заселением в прошлые годы. Хуже и плохо было тем, кто занимался банкетами, свадьбами, экскурсиями.

А вот рассказ хозяина агроусадьбы из Гродненской области оказался не столь оптимистичным.

— Люди в этом году как-то не были настроены на веселье и празднование Нового года. У меня в прошлые годы всегда был полный дом — в нем могут разместиться 20−25 человек. Все дни, особенно праздничные, были расписаны. В этот раз таких больших компаний в декабре ко мне вообще не приезжало, максимум 10 человек, — рассказывает владелец усадьбы. — То ли люди коронавируса испугались, то ли денег совсем нет на отдых. Мы еще осенью начали снижать цены за сутки на человека. К примеру, было 35 рублей, снизили на процентов 20.

Фото: Александра Квиткевич, TUT.BY
Фото: Александра Квиткевич, TUT.BY

Некоторые агроусадьбы едва сводят концы с концами, признался собеседник. Отдельные уже закрылись.

— Мы пока будем работать, а там посмотрим. К нам просто часто приезжают постоянные клиенты, которых жалко будет потерять. Поэтому будем тянуть до последнего, — говорит владелец усадьбы. — Если говорить про то, насколько упала выручка, можете сами прикинуть: умножьте 35 рублей хотя бы на 20 человек. Получается 700 рублей. Сейчас мы не имеем и половины.

О том, что у агроусадеб снизился клиентопоток, говорит и председатель Белорусского общественного объединения «Отдых в деревне» Валерия Клицунова.

— Людей стало меньше, корпоративы ужались. На детских каникулах в усадьбах обычно шли гулянья полным ходом, разные тематические программы: и Зюзи, и Аляски, и батлейки. Сейчас школы не ездят. А если и поедут, то человек 10−15. Даже «Дудутки» с 10 января прикрылись до марта, — рассказывает Валерия Клицунова. — Также в предпраздничные и праздничные дни заезжало меньше людей. Там, где раньше было 25 человек, приехало, к примеру, 7. Если брать по стране на период новогодних праздников, думаю, процентов на 50 клиентопоток упал. На 40% так точно. Однако он не сократился до нуля. Ведь это не выездной туризм, где нужно пересекать границы. И это не крупные туркомплексы и санатории, гостиницы, где большое скопление людей. Коронавирус, конечно, испугал людей — агроусадьбы были заняты не все, но некоторые все-таки поехали, хоть и более узким кругом. Даже россияне приехали некоторые.

Фото: Александра Квиткевич, TUT.BY
Фото: Александра Квиткевич, TUT.BY

Также она подтвердила, что многие усадьбы снизили цены.

— Агроусадьбы понимают, что у людей просто нет денег. Если не снижать, то вообще никто не поедет. Некоторые работают в ноль, чтобы сохранить постоянных клиентов и не остановить бизнес. Потому что потом запустить его очень сложно. Если закрылся, очень велик шанс, что больше не откроешься, — говорит Валерия Клицунова.

Она отмечает, что есть усадьбы, которые в принципе закрылись или приостановили деятельность.

— Сколько бизнесов закрылось. Никто людей не поддержал в этой стране. К примеру, в Эстонии все, что связано с сельским хозяйством, фермерством, агротуризмом, бизнесом на селе, сразу летом получило поддержку в 200 миллионов евро. Та же Россия поддерживала бизнес. А у нас никто не поддерживал.

Продавцы елок и игрушек: «Мы либо вышли в ноль, либо даже в плюсе остались на 5−10%»

Снижение доходов людей довольно быстро начинает сказываться на торговле. Особенно на тех продавцах, которые торгуют товарами не первой необходимости. Логично было бы предположить, что многие перед Новым годом пожелали сэкономить, предпочли менее красивые и недорогие елки, а то и вовсе обошлись букетом из еловых лапок. И уж тем более не стали тратить кучу денег на новые елочные украшения. Однако фермер Михаил Манухов, который уже много лет выращивает новогодние елки и в предпраздничное время везет их в Минск, на прошедший сезон продаж не жалуется. Говорит, что торговля шла примерно так же, как и в 2019 году, а может, даже и лучше.

— Меньше или больше елок продали к этому Новому году, чем в 2019-м, я подробно еще не анализировал. Но навскидку где-то на уровне того года или даже чуть-чуть больше, — рассказывает глава фермерского хозяйства «Сазоновка». — У нас было в этот раз больше торговых точек, аж 12. Некоторые из них начали работать 19 декабря, некоторые с 22 декабря. Было много опасений, что и коронавирус сейчас, и стабильности немного, но мы отработали сезон достаточно хорошо. Если сравнивать на одной точке спрос в этот раз и в 2019-м, то сейчас он был, может, на процентов 10 выше. Наверное, людям праздника хотелось.

Фото: Александра Квиткевич, TUT.BY
Фото: Александра Квиткевич, TUT.BY. Снимок носит иллюстративный характер

Стоили елки у Михаила столько же, сколько и в 2019-м, — от 15 до 120 рублей. Интервал цен на деревья у него очень большой, ведь фермерское хозяйство выращивает разные виды елей. Самыми ходовыми в прошлом году, по словам фермера, были елки высотой от 1,2 до 2 метров. Стоили такие 25−50 рублей.

Дмитрий — предприниматель, который занимается продажей елочных игрушек. Перед праздниками он арендует место на минском Комаровском рынке, а также продает наряды для новогодних деревьев через сайт.

— Заниматься этим я начал только в 2019 году, поэтому полноценно сравнить, каким был тот сезон и этот, не могу, — сразу предупреждает Дмитрий. — В 2019-м у меня было только 4 рабочих дня, из них всего два выпали на выходные. В принципе, для начала было неплохо. Игрушки у нас украинские. То есть при ввозе нужно и НДС, и растаможку, и доставку оплачивать. На привоз со всем этим я потратил около 8 тысяч белорусских рублей. В среднем за 4 рабочих дня выручка тогда была около тысячи рублей. Но народ шел прямо без остановки.

В сезоне 2020 года Дмитрий решил прийти на рынок заранее. Первый торговый день у него был в субботу в конце ноября.

— Тогда было все печально, просто постояли, поздоровались с теми, с кем в прошлом году работали. Торговля начинается тогда, когда новогодний ряд уже украшен гирляндами и декорациями. А мы в ноябре пришли, когда их не было. Поэтому люди туда почти и не заглядывали, выручка была почти ноль, — продолжает Дмитрий. — Вышел я и в субботу, 3 декабря. Тогда уже появилась половина ряда продавцов, его украсили. Выручка была рублей 400. С середины декабря арендовал торговую точку на каждый день. Я вышел, продал на рублей 900, потом почти на 2 недели слег. Снова вышел только на католическое Рождество. Потом каждый день был и каждый день зарабатывал 900−1100 рублей. На Комаровке за 7 дней вышло около 6,5 тысячи рублей выручки. Это учитывая, что у меня цена ниже средней по рынку на такой товар.

Фото: Александра Квиткевич, TUT.BY
Фото: Александра Квиткевич, TUT.BY

Формовые игрушки у Дмитрия стоят от 5 до 15 рублей, шары — от 4 до 18. Но он отмечает, что в этом сезоне шары шли как-то слабо, в основном кому-то в подарок покупали. «Может, мода меняется, — предположил продавец, — пока сложно судить, потому что работаю серьезно всего год».

— Стоимость аренды места на рынке невысокая, за хранение мне не нужно платить — товар дома лежит, поэтому выходит дешевле. Если бы все это приходилось оплачивать, цена на игрушки была бы выше, — говорит продавец. — Но в плюс в этот раз мы еще не вышли. Сразу решили все делать по правилам: оформить ИП, возможность рассчитываться по безналу, платить картой, оплачивать через интернет. Плюс нужно было одежду теплую купить, чтобы на рынке целый день стоять. То есть пока затраты прилично превышают. Но если брать привоз в 2020 году, который обошелся в 8−9 тысяч рублей, сравнить с выручкой — 6,5 тысячи на Комаровке и тысячи 2 мы заработали через интернет, то мы либо вышли в ноль, либо даже в плюсе остались на 5−10%. Если так же будет, то дело пойдет. Год-два — и можно будет говорить о прибыли.

-10%
-10%
-10%
-15%
-33%
-12%
-10%
-35%