Поддержать TUT.BY
143 дня за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры


/ Фото: Мирон Климович /

Каждую пятницу Ольга Якубович едет через пол-Беларуси — 260 км из Брестской области в Могилевскую — в свой бар в 2-тысячный Елизово. Потому что каждый уикенд она — главная в ночной жизни поселка. Бар «Барбoss» — один на всю округу. А Ольга в нем — не только босс, но и бармен, и помощник на кухне, и кальянщик, и секьюрити, и даже воспитатель. А еще Ольга в Елизово ответственная за поминки, которые только и помогают выживать бару в глубинке в это непростое для общепита время пандемии коронавируса.

  • Анжелика Зайцева Журналист TUT.BY

О поселке Елизово в Осиповичском районе мы уже рассказывали. За благосостояние его чуть более чем двух тысяч жителей отвечает градообразующее предприятие — стеклозавод. За культурную жизнь — местный клуб, а за ночную — 33-летняя Ольга Якубович, владелица бара «Барбoss».

В Елизово есть минимальный соцнабор для жизни в глубинке: почта, школа, сад, пара-тройка магазинов, уже упомянутый Дом культуры — и все. Бар «Барбoss» — единственное развлекательное заведение, и его для 2-тысячного поселка мало.

— Людям, конечно, всегда хочется отдохнуть вне дома. К нам приезжают не только из соседних деревень, но из Осиповичей, Бобруйска. Людей иногда приходится буквально выгонять! Включаешь свет, выключаешь музыку — а они песни хором поют и потом еще полчаса под окнами бара тусуются: не хотят по домам идти, — смеется Ольга.

Случайный бизнес

Фото: Мирон Климович, TUT.BY

В Елизово Ольга оказалась, можно сказать, случайно. Как и в общепите. Сама она родом из Барановичей и вообще училась на преподавателя иностранного языка и информатики в родном городе. Но «не сложилось» — после трех курсов ее отчислили. Затем было еще несколько попыток окончить вузы по разным специальностям. И только в 2020 году Ольга получила диплом об окончании вуза — получила заочно высшее экономическое образование в Белорусском государственном экономическом университете.

А в общепите она уже седьмой год — с 2014-го, когда открыла свое первое кафе. Открыла в Осиповичах — «так получилось». Помещение было маленьким, но Ольга взялась за проект основательно, с рвением новичка, за что и поплатилась.

— Я же хотела, чтобы все было красиво, чтобы людям нравилось. Вложила, наверное, тысяч 15−20 долларов — своих накоплений, родители помогли. Сделала ремонт, купила новое оборудование, мебель. Не знала я, глупая, тогда, что люди не ценят твои усилия.

Ольга уточняет, что за эти годы работы столкнулась с тем, что клиенты воруют все: от дешевеньких салфетниц до автоматических освежителей воздуха. Причем воруют часто не из жадности — из «спортивного интереса». Ломают мебель: из ста новых стульев в баре в Осиповичах за 3 года работы уцелели десять.

Фото: Мирон Климович, TUT.BY

Но работать в Осиповичах было интересно, бизнес шел хорошо. Ольга говорит, что едва ли не первая в городе начала продавать кофе навынос, вводить в меню новые десерты вроде венских вафель. Хотя в целом формат заведения был другой — это был бар.

Закрыться в Осиповичах пришлось из-за того, что владелец помещения просто не продлил аренду. Но до этого «дня икс» знакомые рассказали Ольге, что в Елизово пустует помещение, где раньше было кафе. Она приехала, посмотрела, прикинула: местные жители платежеспособны благодаря стеклозаводу, конкуренции в поселке нет, в помещении и ремонт делать не нужно. Да и место хорошее, проходное, площадь большая — целый второй этаж в здании в центре поселка. И решила: надо брать.

Технически подготовка к открытию заняла в общем 2 месяца, но по времени растянулась где-то на год — Ольга «внезапно ушла в декрет». Экономически открытие бара вылилось примерно в 5 тыс. долларов.

— Я ведь уже была опытная, — объясняет женщина. — Мебель, например, вся «бэушная», хотя покупала я ее в отличном состоянии — продавал владелец закрывшегося заведения в Минске. Сантехнику всю тоже брала «бэушную»: предыдущий хозяин кафе, когда съезжал, забрал даже унитазы и двери. А большая часть кухонного оборудования у меня уже была — осталось после закрытия заведения в Осиповичах.

Название заведения Ольга выбрала просто: загуглила самые популярные названия баров. Те, которые начинались на «бар», понравились, и Ольга решила: будет «Барбoss». Логотип и вывеску тоже придумала сама — тут помогло одно из незаконченных образований маркетолога. И в 2018 году в Елизово началась ночная жизнь.

Бармен-«воспитательница»

Фото: Мирон Климович, TUT.BY

Открылся бар «Барбoss» без воздушных шаров, громкой музыки и беспроигрышных лотерей со скидочными купонами. И сразу, говорит Ольга Якубович, люди не пошли. Она забеспокоилась.

Постепенно начали заглядывать на чай, кофе — оценивали. Потом стали задерживаться дольше, но заказы были странно одинаковыми: картофель фри, мясная и овощная нарезка, пицца — и все. При том, что в меню были и салаты, и выбор горячих блюд, и другие закуски.

Все встало на свои места, когда поговорили с клиентами.

— Люди рассказали, что в прежнем кафе, которое проработало всего год, меню было большое, а по факту в наличии было всего несколько позиций. Потому они очень удивлялись и все переспрашивали: «А у вас правда всё из меню есть? Вот прямо всё-всё?» — смеется Ольга.

Сначала «Барбoss» работал ежедневно. Но посетителей в будни было немного — единицы, да и те заказы делали небольшие: кому — пиццу, кому — хот-дог или шаурму. Невыгодно: только на электричество затраты больше. Попробовали готовить комплексные обеды — не прокатило: поселок маленький, люди в обед и домой могут сходить. В итоге остановились на том, что сменили режим работы на 4-дневный — с четверга по воскресенье.

За 2 года Ольга раззнакомилась со всеми, кто бывает в ее баре. И так как она сама стоит за стойкой, то знает всех не только по именам, но и по предпочтениям в алкоголе. Потому легко делает «как обычно», выслушивает душещипательные излияния самых разговорчивых клиентов и знает, что нужно делать, когда звонят и просят: «Нам наш столик».

По ночам в «Барboss» в ходу крепкий алкоголь и пиво, а также пицца, картофель фри, нарезки. Коктейли заказывают редко, а если и берут, то чаще «Голубую лагуну» или «Пина коладу». При этом коктейльное меню достаточно большое: есть и лонги, и шоты, а стоимость — от 3 до 12 рублей.

И если по ночам в выходные тут крутится диско-шар и играет танцевальная музыка, то днем бар превращается в семейное кафе. Посетители налегают на фастфуд, мороженое, горячие напитки. По наблюдениям Ольги, если приходят взрослые с детьми, то заказывают, как правило, стандартный набор: картофель фри, наггетсы, молочный коктейль.

Фото: Мирон Климович, TUT.BY
Фото: Мирон Климович, TUT.BY

Порция картошки в «Барбoss» стоит 2,5 рубля, хот-дог — 3, шаурма — 4,5, пицца — 8,5−10 рублей. Американо — 2 рубля, латте с сиропом и горячий шоколад — по 2,8.

— На цены люди иногда жалуются, но я объясняю, что они на самом деле невысокие и я не могу продавать блюда ниже себестоимости.

— А что, зарплаты у людей маленькие?

— У кого как. У тех, кто на стеклозаводе работает, рассказывали, — 2−4 тысячи рублей. Но жаловались, что заработок сильно упал после присоединения к гродненскому стеклозаводу. У бюджетников, конечно, зарплаты в разы ниже.

У Ольги есть один наемный работник — девушка, которая готовит, убирает, разносит еду. Оплата у нее почасовая, и заработок с учетом 4-дневной рабочей недели — более 350 рублей, добавляет женщина. Вдвоем они, говорит, справляются. Правда, если в кафе приходят сразу человек десять — и такое случается, — им приходится ждать.

— Мы ведь максимально не используем замороженные полуфабрикаты и готовим все свежее. Потому что сразу проверили: та же замороженная пицца людям не нравится, и мы из меню ее исключили, — объясняет Ольга.

В целом, говорит владелица бара, с меню они точно попали в запросы жителей поселка. Каких-то особенных просьб они не высказывали. За исключением одного случая. Ольга со смехом рассказывает, как к ней пришла местная жительница и требовала приготовить ей бутерброды. На возражение Ольги о том, что в меню такой позиции нет, женщина настаивала, чтобы бутерброды добавили и приготовили ей на завтра к приезду гостей. Отказ ее очень разозлил.

Фото: Мирон Климович, TUT.BY
Фото: Мирон Климович, TUT.BY

Злятся на бар и жители частных домов напротив — жалуются Ольге, что публика устраивает под их заборами туалет.

— А что я могу сделать? Не буду же я под их заборами как охранник ходить, — разводит руками Ольга. — У нас два туалета в здании — мужской и женский, биотуалет — на улице. Остальное — дело воспитания каждого человека.

Хотя Ольге все равно приходится воспитывать клиентов. И ведь удается! Например, все уже знают и предупреждают новичков: устраивать драку или выяснять громко отношения в баре нельзя — хозяйка не допустит.

— Я не церемонюсь: один раз предупреждаю, а потом без разговоров вызываю милицию. И теперь все в курсе: хотите подраться — идите на улицу. Бывало и такое, что начавшийся скандал я обрывала тем, что включала свет, выключала музыку и просила всех разойтись, мол, вечер закончен. Подействовало: теперь особо горячих успокаивают их же друзья — знают, что я не потерплю в своем баре скандалов и их посиделки закончу очень быстро.

Ольга говорит, что сразу поняла, с какими людьми в том числе придется сталкиваться в баре в глубинке. Потому даже мебель выбирала тщательно: вместо легких металлических стульев и стеклянных столов — массивные деревянные скамьи и тяжелые пластиковые столы. «Чтобы мебель по залу во время драки не летала».

— А вообще, люди тут хорошие, добрые. Они знают, что я не местная, но уже принимают за свою, — улыбается Ольга.

«Помогают выжить поминки»

Фото: Мирон Климович, TUT.BY

Пандемия ударила и по единственному бару в «Елизово». Когда ввели ограничение работы до 23.00, Ольга даже хотела закрываться. Ведь именно по ночам в выходные бар работает и зарабатывает, а в 23.00, по сути, столики только начинают заполняться людьми.

Из-за этого Ольга, со смехом рассказывает она, на короткое время стала «самой главной нарушительницей» в Елизово. В баре отмечали день рождения, было уже позже 23.00, и проверяющие, конечно, заглянули на огонек. Ольга удивляется, что ее не оштрафовали за нарушение — ограничились предупреждением. Но после этого она строго соблюдала график работы бара, хотя клиенты и упрашивали, и заплатить были готовы, и даже предлагали закрыться изнутри и «посидеть тихонько». Владелица была категорична, а люди перестали приходить.

— Выжить помогли и помогают поминки, — говорит Ольга. — Свадьбы в Елизово празднуют нечасто и предпочитают снимать для этого агроусадьбы — их в округе много. Несколько юбилеев человек на 30−40 у нас проводили. Но чаще всего зал арендуют для того, чтобы провести поминки. Одна такая аренда в месяц — и мы можем выйти в ноль.

Самому бару аренда помещения вместе с оплатой коммунальных услуг в месяц обходится в 1,5−2 тысячи рублей. В копилку расходов — еженедельные поездки Ольги из Барановичей и обратно на машине. Также она арендует в Елизово 2-комнатную квартиру за 120 рублей в месяц, где живет с четверга по воскресенье. Плюс зарплата наемному работнику — не менее 350 рублей. Да и самой зарабатывать нужно немало: Ольга — мать-одиночка, у нее двое детей-погодков в возрасте 2 и 3 года.

Но Ольга Якубович говорит, что несмотря на все трудности, за несколько месяцев работы «в минус», справляется. Да и чуть легче сейчас стало: ограничение на работу до 23.00 сняли, в баре становится все многолюднее. Так она вскоре, может, и исполнит давнюю мечту клиентов — купит оборудование для караоке.

И пока в очередные выходные Ольга «рулит» ночной жизнью в елизовском «Барбossе», в Барановичах под присмотром бабушки ее ждут дети и два живых барбоса — хаски и кавказская овчарка.

-30%
-25%
-40%
-21%
-55%
-12%
-70%
-15%
-10%
-10%