155 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
Коллапс с водой в Минске
  1. «Трупный яд попал к соседям через доски в полу». История Леонида, который убирает дома после смерти
  2. В подвешенном состоянии. История многодетной семьи из Бреста, которая готовится на три года отправить папу на «химию»
  3. Тепла хочется? В апреле не дождетесь: печальный прогноз погоды
  4. Следственный комитет объявил в розыск Герасименю и Опейкина
  5. «Отражает лишь степень встроенности Лукашенко во внешнюю политику Кремля». Эксперты — о встрече в Москве
  6. «Личную неприязнь неправильно выносить на общественный уровень». Продолжение конфликта с «Вёской»
  7. Кто знал правду о чернобыльской катастрофе в 1986 году и как боролись с тем, чтобы «не было паники»
  8. Прогноз от властей: каким будет курс доллара в ближайшие три года
  9. Дерево подорожало в два раза. Лес массово вырубают на экспорт? А что говорит Минлесхоз?
  10. Telegram-канал BYPOL тоже признали экстремистским. Напоминаем, что делать подписчикам
  11. Самая красивая пара современной «фигурки»: выиграли ЧМ и счастливы вместе вне льда
  12. После покупки саженец надо обрезать на 30−50%. Эксперт рассказал все о саженцах
  13. Ну, как съездил? Что смотреть в Старых Дорогах, а что не стоит
  14. Крах «Домашних»: задержаны жена и сын основателя сети
  15. Минчанка рассказала, как за неделю вырастила на балконе грибы и получилось ли на этом сэкономить
  16. В Беларуси задержали банковских мошенников, звонивших жертвам по Viber. Ущерб — более миллиона
  17. Навальный заявил о прекращении голодовки
  18. Видео набрало 7 млн просмотров. Зачем белорусы ведут аккаунты про ЗОЖ в TikTok
  19. Сергей «Хлопотное дельце» Миронов получил 30 суток за участие в районном марше
  20. Доллар и евро на торгах заметно подешевели. Какие курсы валют установили обменники 23 апреля
  21. Внучка выложила фото дедушки в TikTok и собрала миллион просмотров. Смотрите, как круто он выглядит
  22. «Врачи не верили, что я вытяну». История Стаса, который попал под поезд и выжил
  23. Кому, зачем и сколько? Суд по делу Виктора Бабарико: что говорит «взяткодатель»
  24. Поцелуй молодой пары попал на фото TUT.BY. Что с ней стало спустя три года?
  25. Правительство может отменить «заморозку» цен на социально значимые товары — и вот почему
  26. В России с 1 по 10 мая будут выходные (и это из-за коронавируса)
  27. Путин ответил на предложение Зеленского встретиться
  28. На берегу Дроздов построили оригинальное здание. Кому оно принадлежит и почему там пока пусто?
  29. Родстер за 55 тысяч долларов и броневик — за 5. Посмотрели, какие эксклюзивные авто можно купить прямо сейчас
  30. 35 лет после Чернобыля. История женщины, родившей сына в апреле 1986-го
реклама


/

«Перед приговором я приготовила много еды и сказала детям, что скоро папа приедет. Вечером они снова плакали: «Мама, зачем ты нас обманула?» Алеся Поварова, жена Игоря Поварова, которого две недели назад суд признал виновным в организации забастовки на БМЗ и приговорил к трем годам лишения свободы, до сих пор не верит в происходящее. О том, что произошло с ее семьей, она рассказала TUT.BY.

Фото из архива Алеси и Игоря Поваровых

Договориться с Алесей об интервью было непросто. Весь день она на работе, затем — бегом в садик забирать Мишку с Женькой, потом секции, магазин, ужин — и вот уже ночь. И такой режим у мамы сыновей пяти и трех лет сейчас каждый день.

Алеся осталась одна, и теперь вся надежда только на себя и еще немного — на справедливость: на днях Игорь подал апелляцию в областной суд на решение суда районного, который дал ему максимальное из возможных по его статье наказание.

Что произошло?

Напомним, после 9 августа работники предприятий по всей стране выражали свое несогласие с происходящим. «Беларуськалий», «Нафтан», МЗКТ, МТЗ, МАЗ, БЕЛАЗ, «Полоцк-Стекловолокно», «Полимир» — рабочие требовали прекратить насилие со стороны силовиков и привлечь к ответственности виновных, сложения полномочий Александра Лукашенко, признания выборов нелегитимными и назначения новых, освобождения политзаключенных.

17 августа к требованиям присоединились и работники жлобинского БМЗ.

Ранее в интервью TUT.BY один из участников этих событий Павел Магидов рассказывал о том, что глазами рабочих происходило на предприятии: «Вышли на дорогу, остановили скраповоз — и получили три-четыре часа простоя печей. Но сами печи мы не останавливали, это сделало руководство. При этом в цехе стояли четыре завалочные корзины, там еще было с чем работать. А мы постояли — и в какой-то момент решили, что своего добились. Руководство уверяло, что никому за это ничего не будет, начальники цехов дали команду срочно собирать подписи».

Но позже в Следственном комитете сообщат, что «на территории предприятия группа агрессивно настроенных граждан из числа работников предприятия и иных лиц остановила движение технологического транспорта, осуществлявшего доставку сырья в сталеплавильные цеха, что привело к нарушению работы завода и причинению ущерба — 1088 рублей 29 копеек».

В отношении четверых работников — Игоря Поварова, Александра Боброва, Евгения Говора и Павла Магидова — было возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 342 УК (Организация групповых действий, грубо нарушающих общественный порядок и сопряженных с явным неповиновением законным требованиям представителей власти или повлекших нарушение работы транспорта, предприятий, учреждений или организаций, либо активное участие в таких действиях при отсутствии признаков более тяжкого преступления).

1 февраля Жлобинский районный суд приговорил Игоря Поварова к трем годам лишения свободы, Александра Боброва и Евгения Говора — к 2,5 года. Павел Магидов уехал из страны.

«Игорь, как нормальный мужик, конечно, услышав результаты, очень сильно выругался»

Для Поваровых, как и для других участников этой истории, все началось 9 августа. Алеся с Игорем сходили на участок проголосовать, затем съездили к родителям в деревню, возвращались уже вечером. В машине работало радио, там сообщили первые предварительные результаты голосования.

— Игорь, как нормальный мужик, конечно, услышав это, очень сильно выругался. Потом мы въехали в Жлобин и увидели много людей, автозаки, ОМОН, — вспоминает Алеся. —  Через несколько дней муж стал выходить в город. Игорь очень справедливый, он не мог не выйти.

Про забастовку Алесе стало известно уже постфактум.

— Игорь мне не говорил, что на заводе собираются выходить. Но я знала: раз мужики пошли, то мой муж тоже будет там. Вечером дома Игорь рассказал, что руководство вышло к ним и услышало их пожелания, обещали, что никого не будут после этого трогать и увольнять. Получилось, что опять обманули.

Это стало ясно уже в сентябре, когда на завод пришли следователи. Они опрашивали всех участников августовских событий. А потом у Поваровых был обыск.

— Забрали ноутбук, жесткий диск от компьютера, у детей в микрофоне-караоке флешка стояла, даже ее забрали, — перечисляет Алеся. Но даже тогда, говорит, они сохраняли спокойствие. — Однако потом стали читать новости, что по стране пошли эти суды, что людям за ерунду дают реальные сроки, — и поняли, что ничего хорошего не будет. Я у мужа не спрашивала, что ему может быть: наверное, боялась услышать страшное.

«Какие они организаторы? Они даже знакомы между собой не были»

21 ноября Игоря вызвали в Следственный комитет в Гомель.

— Утром мы вышли из дома, я пошла с детьми в поликлинику: они заболели, — а Игорь с другом поехал в Гомель. Весь день его телефон был недоступен. Вечером позвонил друг и сказал, что из Гомеля он приедет один. И все. Жизнь перевернулась.

Потом был суд. И приговор, после которого у Алеси, по ее словам, «потемнело в глазах».

— С вечера перед приговором я приготовила много еды и сказала детям, что завтра папа приедет. Потому что они все время плачут и спрашивают: «Где папа?» Я отвечала, что в командировке. После приговора мальчики снова плакали: «Мама, зачем ты нас обманула?»

Приговор суда Алеся считает абсурдным.

— Какие они организаторы? Они даже знакомы между собой не были. С Говором Игорь работал в одном цехе, но в разных сменах. Игорь ни в каких группах не состоял, никого никуда выходить не призывал, да его даже в соцсетях не было. Но никто не брал в расчет ни допросы свидетелей, ни показания самих обвиняемых.

Алеся признается, что не сильно рассчитывает на то, что суд высшей инстанции смягчит наказание мужу. Но супругу в письмах об этом, конечно, не пишет.

— Игорь рассказал, что мои письма читает по 20 минут. Спрашиваю: «Чего так долго? Неразборчиво пишу?» — «Нет, — говорит, — открываю, читаю и плачу, а мужчине плакать вроде как неудобно, вот вытру слезы тайком и дальше читаю», — говорит Алеся — и тоже плачет.

-10%
-12%
-15%
-50%
-20%
-12%
-20%
-25%
-50%
-50%